472. Е. И. ЯКУШКИНУ

7/19 марта 1876. Ницца

Ницца. 19/7 марта.

Благодарю Вас, многоуважаемый Евгений Иванович, за письмо 1 и за книгу. Но с книгой случилось происшествие. Я с величайшим интересом начал читать Вашу статью и прочитал до XXXII стр., но тут случилось препятствие. Переплетчик повторил двукратно XXV — XXXII стр. в присланном мне экземпляре, а в другом каком-нибудь, вероятно, вшил два раза XXXIII — ХХХХ стр., которых у меня <нет>; так я и не мог ничего узнать о народных взглядах на преступление 2.

Я крайне Вам обязан за Ваше доброе предложение ссудить меня деньгами. Так как у меня нервная система теперь до того расстроена, что я, подобно Мих. Сем. Щепкину, все плачу, то и тут взгрустнул. Но, к счастию, я в настоящее время материально обеспечен, и мне остается только благодарить Вас за доброе расположение ко мне. Ежели я хлопочу о выкупе, то потому, что по случаю смерти брата Сергея, с которым я был в общем владении, я вынужден был выдать братьям обязательств на 15 т. р. и деньги эти могу заплатить только из выкупной ссуды. Притом, право, мне как-то сомнительно, что я буду жив, и так как у меня двое детей, из которых старшему сыну 4 года, то не хотелось бы умереть, не устроивши дел настолько, насколько они могут быть устроены. По расчету моему, у меня должно остаться с небольшим 40 тыс. — вот и все. Да «Отеч<ественные> зап<иски>», если будут живы, обязаны давать до 1884 года по 1800 р. в год. Будьте так добры, когда мое дело отошлется в Петербург, дать знать об этом

273

Алексею Михайловичу Унковскому (Шпалерная, дом № 6); он похлопочет в Главном выкупном учреждении. Впрочем, я думаю, что Смагин, по лености своей, еще не скоро к Вам его пришлет.

Политические интересы везде очень низменны, не в одном Неаполе. Везде реакционное поветрие. Во Франции Гамбетта играет громадную роль — этого одного достаточно для оценки положения. У Гамбетты одна только мысль: чтоб Франция называлась республикой, а что из этого выйдет — едва ли он сам хорошо понимает. Он буржуа по всем своим принципам, и теперь только о том и думает, как бы посрамиться Мак-Магону. Противно читать здешние газеты (я получаю «Républ. française» и «Rappel»), все они наполнены криком: тише! не вдруг! Даже Луи Блан заразился этим. Республика без идеалов, без страстной идеи — на кой черт, спрашивается, она нужна. Мы и в России умеем кричать: тише! не вдруг! 3

Здоровье мое все еще плохо. Две недели без спины был, теперь получше, а в руках все еще ревматизм — насилу пишу. Сверх того, кашель неусыпающий и порок сердца. Лечусь кислородом, пью Виши и зельтерскую воду с молоком. В половине апреля н. ст. поеду в Париж и с половины мая буду сбираться в Россию. Пусть будет, что будет, но больше за границей не хочу жить. По болезни моей, я даже видеть ничего не могу — что же интересного!

Прощайте, будьте здоровы. Еще раз благодарю Вас за участие и крепко жму Вашу руку.

М. Салтыков.

Летом непременно приеду в Ярославль и вручу Вам свои книги.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 472. Е. И. Якушкину. 7/19 марта 1876. Ницца // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1976. Т. 18. Кн. 2. С. 273—274.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.