496. Н. А. НЕКРАСОВУ

21 сентября 1876. Петербург

Петербург, 21 сентября.

Сегодня наконец вышел 9-й № «Отеч<ественных> зап<исок>», и я с легким сердцем сажусь писать к Вам, многоуважаемый Николай Алексеевич. Книга вышла так себе, но так как Михайловскому вздумалось удариться в ученость, то во 2-м отделе живости немного 1. Гонораром № обошелся в 3600 руб. с лишком. 10-й № уже набирается, начинаясь

20

романом Боборыкина «Лихие болести» 2. В 1-ой части 572 листов и уже 51/2 прочитал. Откровенно сказать: очень достаточно глупо, и это одна из самых горьких вещей, что нужно печатать Боборыкина, да еще за дорогую цену. Надо что-нибудь придумать, чтоб освободиться от этой зависимости.

Дело о моем свидании с Григорьевым разыгрывается несколько странно 3. В университетском совете ему чуть не сделали скандала, но ограничились тем, что через Градовского потребовали объяснения. Теперь он уверяет, что меня в глаза никогда не видал, и вчера присылает ко мне Ратынского с просьбой приехать в пятницу и удостовериться лично, что он не видал меня. Хотя все это не особенно лестно, тем не менее я решился ехать и в случае нужды даже подтвердить, что мы в первый раз видимся. Все это словно во сне было.

Хотя и начал я для октябрьской книжки рассказ, но выйдет ли что-нибудь — не могу ручаться 4. Болен я; сердце бьется пуще прежнего, и оттого чувствую вялость, тоску и апатию. Ко всему этому прибавились хлопоты по ликвидации с родовым имением и по продаже «Благонам<еренных> речей». Каждое утро волей-неволей выхожу и пробываю часа четыре вне дома. Адвокаты со мной штуку удрали: за долги моего брата наложили запрещение и на мое имение (оно было общее), и хотя дела брата уже года полтора тому назад кончены, а запрещение снять позабыли 5. Я и путаюсь по этому случаю. А книг я с лишком 800 экземпляров продал, но в том числе 450 в рассрочку. Вот уже с неделю, как никто из книгопродавцев ко мне не ходит, и я думаю, что остальное количество надолго у меня сядет. Справлялся по магазинам, каково идет продажа — медленно. Вот и служи русской публике.

Сегодня утром видел у Вольфа в магазине В. А. Еракову Она сообщила мне, что А<лександр> Н<иколаевич>отправился 19-го числа в Москву, затем в Тамбов и в начале октября будет у Вас в Ялте. Она же сказала, что от Вас получено известие, что Вам лучше. Всему этому я от души порадовался. Прежде всего, Вам будет веселее, когда приедет Ераков, а это несомненно повлияет и на Ваше здоровье.

Здесь у нас начались уж порядочные холода, и помаленьку начинаем приучать печи к протапливанию. Но дождей больших нет — и за то спасибо. Хорошо, кабы мне зиму эту вытерпеть. Правая нога очень беспокоит, совсем отказывается ходить. Белоголового еще нет, не с кем и посоветоваться. А скука сторицею прибавилась. Кроме Унковского да по понедельникам сотрудников — никого не вижу.

Пишите, пожалуйста, ежели улучите минуту. Хотя мы и уверены, что Крым поправит Вас, но все же лучше услышать

21

об этом от Вас лично. Елисеев приехал и хотел писать к Вам. Прощайте, будьте здоровы и поклонитесь Зинаиде Николаевне.

Ваш
М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 496. Н. А. Некрасову. 21 сентября 1876. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1976. Т. 19. Кн. 1. С. 20—22.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.