750. Н. К. МИХАЙЛОВСКОМУ

29 июня 1881. Петербург

29 июня.

Многоуважаемый Николай Константинович. Пишу это письмо лично для Вашего употребления и попрошу Вас о следующем:

1) Письма, которые на мое имя будут адресованы через контору, без церемоний распечатывайте и лишь самые крайне нужные (таковых, впрочем, не должно быть) прикажите пересылать ко мне. Ругательные же или хвалительные оставляйте до моего приезда, буде заслуживают.

2) Ради бога, поместите Обручевских «Иезуитов»1. Я прямо боюсь, чтоб этот человек что-нибудь над собой не сделал.

3) Я просил Кривенку написать для июльской и августовской книжки нечто вроде «Внутр<еннего> обозрения». Так как по болезни Григ<ория> Зах<аровича> на него рассчитывать нельзя, то полезно было бы уговорить Кривенку и относительно сентябрьской книжки2.

4) Проявилась некая Мина Карловна Горбунова из Москвы и прислала деревенские очерки (Мина Карловна!) 3. Очень, по моему мнению, хорошо. Я распорядился в августовской книжке напечатать, но она пришлет целый ряд, так что можно будет и в след<ующих> книжках (во 2-м отделе) печатать. Я обещал ей за первый фельетон рассчитать по 60 руб. (Скабич<евский> сказал по 75 р.), а за последующие прибавить. Ежели будут так же хороши, то назначайте по 75 р. Я, сверх того, писал ей, чтоб она, в случае надобности, обращалась к Вам. Адрес ее записан в адресной книге.

Мой адрес покуда: Wiesbaden, Sonnenbergstrasse, 16.

Ваш
М. Салтыков.

Возвращусь около 20-го сент<ября>.

Буду высылать статьи.

Ежели, паче чаянья, тревога будет, обращайтесь к Краевскому. Я говорил с ним.

Беллетристический материал весь мною сдан А. М. Скабичевскому. Проредактированный. Есть между прочим рассказ «Наташка» Ясинского (М. Белинского), который не безопасен 4. Сам по себе он не похабен, но цензура может привязаться. Так лучше его отложить, тем больше что автор получил уже деньги (примерно 75 р.) вперед. Быть может, он другое что-нибудь еще даст.

Еще: Каронин прислал рассказ «Из записок ученого». Я не

227

успел прочитать. Ежели слово «ученый» не ироническое, то как бы ерунды не вышло. Прочтите, пожалуйста5.

Успенский прислал мне телеграмму, что доставит рассказ к июльской книжке 5. Но он уже опоздал. Придется отложить до августа. Долгу за ним опять пропасть, но вычитать надо только половину.

Оставляю Вам переписку с г-жой Виницкой. Прочтите и увидите, как может обезумевшая девица ругаться. Я не понимаю, каким образом случилось, что я напечатал ее фамилию7. Не было ли об этом речи при свидании?

Ежели Златовратскнй что-нибудь пришлет или привезет, то надо печатать уже в октябре8. С фельетонами его следует приостановиться, так как будут статьи Горбуновой.

На всякий случай, ежели бы Виницкая потребовала черновую свою рукопись, я отдал ее Чижову, прося сохранить.

Как старик хитрый и недоброжелательный, Григорий Захарович вот что сделал: видя, что я желаю временно поручить «Вн<утреннее> обозр<епие>» Кривенке, он сказал, что говорил с сим последним, а между тем под рукой поручил это дело своему клиенту Покровскому9. И ни слова мне не говорил. Только теперь накануне отъезда прислал мне письмо, в котором изъяснил, что он «забыл» мне сказать (это в течение 3-х недель). А между тем я просил Кривенку, и он, вероятно, пишет. Нельзя ли уладить это дело. То есть, оставить «Обозрение» за Кривенкой, а Покровского статью, буде годна, под каким-нибудь иным заглавием пустить. Или наоборот. Во всяком случае, июльская книжка уже полна. Нужна только одна статья.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 750. Н. К. Михайловскому. 29 июня 1881. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1976. Т. 19. Кн. 1. С. 227—228.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.