Обнаружен блокировщик рекламы! Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Мы обрнаружили, что вы используете AdBlock Plus или иное программное обеспечение для блокировки рекламы, которое препятствует полной загрузке страницы. 

Пожалуйста, примите во внимание, что реклама — единственный источник дохода для нашего сайта, благодаря которому мы можем его поддерживать и развивать. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или вовсе отключите его. 

 

×


876. Н. A. БЕЛОГОЛОВОМУ

18 декабря 1882. Петербург

18 декабря.

Многоуважаемый Николай Андреевич.

Лихачев сказал мне, что Вы пишете ему о каких-то недоразумениях, вследствие которых я будто бы не отвечаю на Ваши письма. Положительно не знаю никаких недоразумений, да и не признаю таковых. Мы оба с Вами находимся в совершенных летах, когда люди охотнее живут без недоразумений, нежели с недоразумениями. И я питаю к Вам все те же чувства, какие всегда питал. А редко писал в последнее время, во-первых, по болезненному состоянию и, во-вторых, потому что вообще жить тошно. Никакая переписка в голову не идет.

Вот, например, сегодня случай: высылают из Петербурга Михайловского и Шелгунова. Срок для выезда 1-го января, место жительства, где хотят вне границ Петербургской губернии. Причина высылки та, что были на балу у студентов Технологического института и там Михайловского качали и он что-то говорил. Михайловский уверяет, что он убеждал студентов в непригодности беспорядков; но может быть, слова его были истолкованы иначе 1. Теперь выходит такое положение: «Дело» теряет официального редактора, ибо высланный Шелгунов едва ли может быть ответственным редактором. Будут представлять, конечно, других редакторов, но в утверждении будут отказывать. Таким образом, «Дело» помрет. Что касается до «Отеч<ественных> зап<исок>», то, за болезнью Елисеева и высылкой Михайловского, остаюсь я один. Приходится и болеть за троих и работать тоже. Думаю приспособить Кривенко, но какова это будет помощь — не знаю. Не знаю также и того, не вышлют ли и меня или не попросят ли отказаться от редакторства. 1883-ий год начинается плохо. Это последний год моего контракта с Краевским и уж, конечно, я его не возобновлю 2. Иногда думается, что самое лучшее пуля в лоб, а Вы о каких-то недоразумениях говорите. Вот Вам недоразумение — налицо.

Я об этом Елисееву не пишу — боюсь, чтоб его новый удар не хватил; но если Вы найдете возможным передать ему, то сделайте как-нибудь. На днях я ему писал и спрашивал об деньгах, которых скопилось здесь больше 1 т. р. да на днях поступит еще около 5 т. р. 3. Но лучше, чтоб он не возвращался раньше лета, ибо ежели он начнет вмешиваться и мутить меня с Кривенкой, т. е. вообще возмущать спокойствие, то я, не говоря ни слова, уйду. Надоело. Работай да еще

159

выслушивай предики. Он порядком-таки перепортил мне крови. Но, повторяю, я контракта не продолжу.

Поздравляю Вас и многоуважаемую Софью Петровну с новым годом. У Вас там два новых года (один сегодня), а у нас всего один, да и то вон какой. Кстати: и подписка идет на 25% тише против прошлого года; вот она, милая тетенька-то, какова.

Прощайте, будьте здоровы и не поминайте о недоразумениях: их нет и не может быть.

Весь Ваш
М. Салтыков.

Умер Глазенап. Максимович приезжал к Унковскому и говорит: дал я Глазенапу 50 тысяч — и теперь ничего не получишь. Говорят, и Широбоков влетел.

На языке игроков «пустить глазенапа» — значит, в чужие карты подсмотреть. А Глазенап подсматривал в чужие карманы. И не безуспешно.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 876. Н. А. Белоголовому. 18 декабря 1882. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 19. Кн. 2. С. 159—160.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.