Обнаружен блокировщик рекламы! Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Мы обрнаружили, что вы используете AdBlock Plus или иное программное обеспечение для блокировки рекламы, которое препятствует полной загрузке страницы. 

Пожалуйста, примите во внимание, что реклама — единственный источник дохода для нашего сайта, благодаря которому мы можем его поддерживать и развивать. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или вовсе отключите его. 

 

×


972. Л. Н. ТОЛСТОМУ

20 декабря 1883. Петербург

20 декабря 1883 г.
Литейная, 62.

Многоуважаемый граф Лев Николаевич.

Давно я собираюсь писать Вам, но, переходя из болезни в болезнь, находился в таком раздраженном состоянии, которое делало невозможною всякую переписку. Кроме коренных болезней, которые гложут меня десять лет сряду, я в последнее время сподобился нескольких новых фасонов, которых не ожидал. Недели три тому назад вдруг отнялись у меня ноги, и я три дня не мог ходить, хотя никакой боли не чувствовал. Оказалось, что это было нечто вроде цинги; не совсем цинга, a purpura, как определил Боткин. Прибавьте к этому, что у меня на руках журнал, и Вы получите приблизительное понятие о том, что я испытывал.

Из слов Михайловского я уразумел, что и в нынешнем году «Отеч<ественные> записки» не могут рассчитывать на Ваше сотрудничество 1. Искренно жаль, потому что хоть «Отеч<ественные> зап<иски>» и не бог знает как талантливо ведутся, но все-таки это честный журнал. И притом, это хорошая кафедра для писателя, потому что журнал распространен

261

значительно больше других. А я, признаюсь, даже надеялся, потому что, видевшись, с месяц тому назад, с А. М. Кузьминским, слышал от него, что у Вас есть совершенно конченная повесть 2. Простите за назойливость, быть может, неуместную, но если б Вам когда-нибудь вздумалось что-нибудь прислать в «Отеч<ественные> зап<иски>», то редакция была бы крайне Вам благодарна.

Мы начинаем будущий год новой комедией Островского 3, о которой, однако ж, ничего не могу сказать. Я долгое время колебался, оставаться ли редактором в будущем году, и только по особенным соображениям решился остаться 4. И болен и утомлен я до крайности, а, с другой стороны, деваться некуда. Не только мне, но и другим, для кого «Отеч<ественные> зап<иски>» представляют единственное убежище. Пускай уж сама судьба прикончит меня.

Еще передал мне Михайловский, что Вы были так любезны, предложили Ваше посредничество по приисканию для меня деревенского угла. Я буду, разумеется, очень Вам обязан, хотя не скрою, что это задача очень мудреная. Во-первых, я могу употребить на покупку имения не больше 20 — 25 тыс. р.; во-вторых, я, по болезни, ничем распоряжаться не в состоянии, а жена моя большая охотница путать; в-третьих, наконец, мне необходимо иметь хороший сад, дом и реку — что тоже по щучьему велению не является. Но если бы возможно было подыскать что-нибудь подходящее, что не требовало бы слишком больших расходов на содержание, то я был бы Вам бесконечно обязан. Идеал таков, чтобы за 20 — 25 тысяч было место для отдохновения, где бы, в случае надобности, и помереть было можно. Ужасно мне хочется, чтоб этот акт произошел на вольном воздухе. Капитал в 25 т. р. представляет ежегодный доход в 1500 р. Вот это-то и есть та самая сумма, которую я мог бы, хотя и с стеснением, но все-таки мог бы назначить на наем дачи. И в то же время это спасло бы меня от заграничных скитаний.

Сегодня прочитал я в «Моск<овских> вед<омостях>» (№ 351) описание обеда, данного некоему Истомину 5. Председательствовал Ваш родственник и мой бывший товарищ Перфильев. Чествуемый назвал его «поседевшим в добре и чести», а Перфильев очень любезно ответил: «спасибо, мой безукоризненный подчиненный! спасибо, мой бывший и нынешний друг!» И все это предается тиснению. Читаешь и не веришь глазам. До сих пор я не мог еще определить себе, спасет или погубит нас глупость, но, во всяком случае, как-то жутко становится жить. Целый безбрежный океан, в котором приходится плыть, не зная на что наткнешься.

262

Поздравляю Вас с предстоящим Новым годом. Затем, искренно жму Вашу руку и остаюсь

преданный и искренно Вас уважающий
М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 972. Л. Н. Толстому. 20 декабря 1883. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 19. Кн. 2. С. 261—263.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.

Загрузка...
Загрузка...