981. Н. К. МИХАЙЛОВСКОМУ

Между 3 и 13 января 1884. Петербург

Многоуважаемый Николай Константинович.

Посылаю Вам при сем статью г. Бильбасова «Сила течения». История появления этой статьи такова. Неделю тому назад пришел ко мне Бильбасов и объявил, что у него есть статья, которую он писал собственно для «Русской мысли». Затем начал мне хвалить «Петербургские письма», которые он печатал в этом журнале, и при этом выразился, что предостережение дано «Русской мысли» не за «Письма» по существу, а за то, что они написаны им, Бильбасовым. И что вследствие этого и статью «Сила течения» «Рус<ская> м<ысль>» не решается печатать. На мой вопрос, почему же он полагает возможным подвергать «Отеч<ественные> з<аписки>» той же случайности, от которой открещивается «Р<усская> м<ысль>», он ничего внятного не объяснил, как будто этот вопрос не был им предвиден. Но все-таки просил, чтоб статья была прочтена. Я объявил ему на это, что прием или не прием подобного рода статей зависит не от меня и что я передам ее Вам — он этому вполне подчинился. Поэтому я и посылаю ее Вам, а сам ее не читал. Подписать свою фамилию под статьей или не подписать — это для г. Бильбасова совершенно безразлично 1.

Л. Н. Кривенко ходит радостная. Не нахвалится жандармами и уверена в невинности «Сережи». И говорит, что ей обещали, что дело, вероятно, кончится только тем, что Кривенко вышлют из Петербурга, с предоставлением выбора места жительства 2. Вот какие нынче бывают радости. И сверх того, жандармы удивляют ее своею прозорливостью. Представьте себе, знают, что тогда-то она получила в конторе 100 р., а тогда-то сто семьдесят пять... «У Вас деньги есть — мы знаем». Всего хуже в этом упоминовение об «Отеч<ественных> зап<исках>» в качестве источника благ. А еще вот что худо: рассказ об унынии Кривенко, о его слезах, о том, что он похудел и т. д. Можно бы об этом и помалчивать. Но жандармы предупредительны, ласковы и знают, что «Сережа» не виноват, но что же делать, ежели он имеет вредное влияние!

Как бы то ни было, но преспектива не особенно утешительная ни для Кривенко, ни для «Отеч<ественных> зап<исок>».

Я не знаю, писал ли я Вам, как я сделался с Елисеевым по случаю истечения контракта? 3 Дело в том, что в прошлом году он в каждом письме удостоверял меня, что больше не желает

269

получать от «Отеч<ественных> зап<исок>» «ту уйму денег», какую до тех пор получал. Вследствие этого я предложил ему получать тот пенсион (200 р. в месяц), на который он имел бы право по старому контракту. На это я получил уже полуиронический ответ, что он вполне подчиняется моим предначертаниям. Вследствие этого, с января я уже не считаю его пайщиком по журналу и назначаю 200 рублей в месяц.

По текущему счету за прошлый год на Вашу долю пришлось еще около 280 руб. Я сказал Гасперу, чтоб передал деньги Людмиле Николаевне.

Я желал бы начать второй отдел с Вашего «Письма», а не с Воронцова 4. Последнего я, вместе с Южаковым, считаю унылыми элементами «Отеч<ественных> зап<исок>». Очень хотелось бы библиографию оживить и именно беллетристическими рецензиями, которые публикой читаются больше. Жалко будет, ежели интерес к «Отеч<ественным> зап<искам>» упадет, а признаки в этом смысле есть. Подписка идет достаточно туго 5. Между прочим, я очень рад, что у нас не будет статьи о бюджете. Пора перестать во сне веревки вить.

До свиданья, будьте здоровы и не задерживайте книгопечатания.

Искренно Вам преданный
М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 981. Н. К. Михайловскому. Между 3 и 13 января 1884. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 19. Кн. 2. С. 269—270.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...