1035. Г. З. ЕЛИСЕЕВУ

17 мая 1884. Петербург

17 мая.

Многоуважаемый Григорий Захарович.

Вам необходимо самим послать заявление о Вашем желании передать Литературному фонду проэктированный капитал. Для этого следует написать письмо к председателю Комитета Общества для пособия русским литераторам и ученым, Виктору Павловичу Гаевскому (Литейная, 48), где сказать, что такой-то (т. е. я) передает 11 т. р. облигациями СП<етер>б<ургского> городского кред<итного> общества на таких-то условиях. Все условия, которые Вы излагаете в Вашем письме, совершенно правильны, но я прибавил бы еще одно: буде Общество прекратит почему-либо существование до Вашей смерти или до смерти Ек<атерины> Павл<овны>, то оно обязано возвратить Вам капитал обратно или в тех же бумагах, или равной с ними ценности.

Но прежде, нежели Вы окончательно решитесь на такой шаг, я попросил бы Вас принять в соображение след<ующие> два обстоятельства. Во-первых, нет ничего невозможного, что функции Литературного фонда признано будет нелишним передать другому учреждению. Во-вторых, сколько мне известно, Вы не весьма изобильны доходами, а в то же время и лета и недуги Ваши не могут уже благоприятствовать Вам в смысле получения заработной платы. Может случиться, что, по обстоятельствам, потребуется для Вас экстренная издержка. Теперь, имея хотя небольшой капитал, Вы можете удовлетворить экстре, а ежели Вы передадите его в фонд, то окончательно отрежете у себя все пути.

По моему мнению, Вы гораздо удобнее достигнете той же

26

цели путем завещания, которое Вы можете сделать в любом городе, где есть посольство или консульство, и которое будет иметь силу крепостного акта. В завещании Вы можете оговорить, что фонд (общество для пособия и проч.) получает имеющий остаться после Вашей смерти наличный капитал, с тем чтобы уплачивать Ек<атерине> Павл<овне>, по ее смерть, 5% с него.

Я убедительно прошу Вас размыслить об этом, ибо, повторяю, терпеть нужду старому и недужному человеку слишком тяжело. Литература дала Вам сравнительно очень скудный кусок, тогда как Вы отдали ей всю жизнь свою 1.

Что касается до остальных 900 р. облигациями и 344 р. наличными, то я их передал уже Екатерине Павловне и имею от нее расписку.

Екатерина Павловна остановилась у Матвеевых 2, но последние до того обробели, что даже ко мне Вера Гр<игорьевна> не зашла, возвратясь из-за границы, из опасения, как бы Федя не пострадал. Помните, когда Вы просили меня похлопотать о каком-то месте для Матвеева, я Вам сказал, что это трудно, потому что он имеет вид зайца, высматривающего, откуда его застрелят — так оно и вышло. Вы представьте себе ужас этого человека, когда к Екат<ерине> Павл<овне> пришла сама мадам Кривенко!! Поэтому мне кажется, что Вы бы поступили весьма благоразумно, назначив Ек<атерине> Павл<овне> срок, когда она должна возвратиться. Матрешу Вы напрасно тревожите. Она все ставит условием, чтобы жить в таком городе, где есть Успленья-Матушка, и Вы с ней наплачетесь. Что касается до племянницы, то ее все хвалят и Вы хорошо делаете, что зовете ее. Присутствие третьего лица помогает жизн<и>.

Я в воскресенье переезжаю на дачу, хотя с большим отвращением, потому что еще холодно 3. Но жена и слышать ничего не хочет, а я и проветриться от нее не могу, потому что дети не пускают. Все мои мечты о деревне и собственном угле разбиваются, благодаря упрямству жены. Я, к сожалению, не в силах сам распорядиться. Всякая поездка может повлечь за собою мучительное усиление недуга. Поневоле, приходится смотреть из чужих рук. Этим и пользуются для неудовлетворения моих желаний.

Нездоровье мое все усиливается. Необыкновенный кашель и самая нестерпимая одышка. Теперь, я даже на месте сидя, по временам, задыхаюсь. А поводов для волнения пропасть не только внешних, но в самом семействе.

Закрытие «Отеч<ественных> зап<исок>» произвело во всем моем существе нестерпимую боль — вот все, что покуда

27

могу сказать. В будущее покуда еще не заглядываю. Вижу, что связь моя с читателем порвана, а я, признаться, только и любил, что эту полуотвлеченную персону, которая называется «читателем».

До свидания, будьте здоровы. Дружески жму Вашу руку.

М. Салтыков,

Адрес мой: С. П<етер>бург. Варшавская жел. дорога. Станция Сиверская, дача Шпёрера.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 1035. Г. З. Елисееву. 17 мая 1884. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 26—28.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.