× Майков 2.0: самый самобытный российский автор XVIII столетия, поэт, драматург, сатирик, произведения которого потомки находили «низкими и грубыми», а Пушкин — «уморительными».


1053. А. Л. БОРОВИКОВСКОМУ

6 июля 1884. Сиверская

6 июля.
Ст. Сиверская, дача Шпёрера.

Многоуважаемый Александр Львович.

Письмо Ваше получил 1 с истиннейшим удовольствием и спешу отозваться на оное, чтобы застигнуть Вас еще в Чуфаровке. О стихах на бракосочетание Ирины не беспокойтесь: их уже сочинил Надсон и отослал по назначению 2. Стало быть, он и деньги получит. Бедный, по-видимому, немного поживет. Головин (доктор) говорит, что у него чахотка 3. К счастию, Головин очень часто ошибается, и в этом единственное спасение. Может быть, диагноз его даже означает: сто лет здравствовать. На днях у нас кухарка стала часто в обморок падать. Послали к Головину (он здесь же на Сиверской) — он освидетельствовал и говорит: хроническое воспаление почек. Надо ей одним молоком питаться. Та было поверила; но потом вдруг спохватилась: у меня, говорит, совсем не почки болят, а мне мужика надо. И уехала в Петербург для случки, а когда оплодотворится, то назад приедет.

Вот наша нынешняя внутренняя политика. Живем, никого

50

не задеваем и обращаем исключительное внимание на почки. Все же остальное предоставляем Каткову — буди его святая воля над нами. Но кроме этого, есть и еще важная политическая новость. Ераков собрался жениться на девице Малоземовой 4, пьянистке в<еликой> к<нягини> Екатерины Михайловны, у которой два зуба изо рту выперло наружу, да два зуба там... Вот Ераков и собрался это обстоятельство проверить — инженер ведь он. Но тут его лукавый попутал. Показалось ему, что у него из огорода по ночам клубнику воруют, вот он и дал себе слово подкараулить. Ночью, услышав подозрительный шорох, в одной рубашке, без подштанников, ползком вышел в огород и засел в куст. Кстати, думает, я там и за большой нуждой схожу. А в кусте между тем змея спала. Не ядовитая, но все-таки змея. Услышала, что кто-то сбирается на нее класть, взяла да и укусила в самое причинное место. Взревел Ераков, а брачные пули в одно мгновение раздулись, как картечи. Прибежал домой, всполошил дочерей; те пристают: что у Вас, папенька, болит? А он объявить не смеет, а только кричит: не могу жениться. Послали к августейшей владетельнице города Ораниенбаума — она тоже хочет знать, что у милого старичка болит. Наконец, приехал доктор, и всем потихоньку объяснил. Теперь Еракову уже не больно, но едва ли не придется расстаться со своим архитектурным украшением. Дочери ходят мимо него, потупив глаза, августейшая владетельница нюхает спирт, а девица Малоземова всем горько жалуется: стоило ли из-за фунта клубники лишать себя удовольствия! Сам же Ераков, не будь глуп, завел переговоры с Моршанском, насчет принятия большой печати. Говорят, Платицын дает ему всего 85 копеек, но он надеется, что это по недоразумению, и на днях собирается в Моршанск лично 5. Это правда, говорит, что я и без того должен бы их лишиться, но ведь тут дело идет не об них одних, а обо всем — должен же «корабль» что-нибудь накинуть, тем более что у меня долги.

Лихачев несколько оправился после произведенного скандала, а то чуть было не впал в уныние. Я был один из тех, которые убеждали его наплевать на все. Удивительное, право, дело, какие пустяки могут влиять на судьбу людей. В результате все это глупое дело обойдется без вреда для него, хотя, конечно, домик придется продать, что́ я, впрочем, давно советовал ему сделать 6.

От Унковского получил письмо: 7 он затеял настоящее хозяйство; арендатору отказал и орудует сам. Жалуется, что навозу мало. Я советовал, разумеется, принимать всей семьей касторовое масло, но с тем, чтобы это удобрение класть

51

исключительно на огород. Если же хочет персидскую ромашку сеять, то пусть пригласит Головачева, которого кал удивительно для этой цели хорош.

Что касается до меня, то я кашляю. О будущих литературных трудах не думаю, да и редакторы все, я полагаю, молебны служат, чтоб я к ним не обращался. Ведь ежели я покажусь в каком-нибудь журнале, то ему несдобровать — это верно.

Прощайте. Больше писать нечего. Живите смирно и не тревожьте Косаговского 8.

Многоуважаемой Елизавете Юльевне передайте от меня и от жены сердечный привет. Птенцов поцелуйте.

Искренно Вам преданный
М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 1053. А. Л. Боровиковскому. 6 июля 1884. Сиверская // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 50—52.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...