1063. Н. К. МИХАЙЛОВСКОМУ

11 августа 1884. Сиверская

11 августа. Сиверская.

Многоуважаемый Николай Константинович.

Благодарю за память и за приглашение, от времени до времени, переписываться 1. Я ощущаю в этом даже некоторую необходимость, ибо со времени упразднения нахожусь в крайнем одиночестве. Глубоко сожалею о невозможности видеться с Вами, и сравнивая Ваше положение со своим, все-таки отдаю предпочтение последнему. Я хотя относительно большой и малой нужды свободен, могу исправить ее где угодно на всем лице России; Вы даже для этой ничтожной свободы должны ограничиться Любанью и ее окрестностями. Это положение просто ужасное, особливо ежели припомнить, что никому до него дела нет. Третьего дня «Нов<ое> время» в статье о гр. Л. Толстом выразилось об Вас, как о «критике, сошедшем со сцены» 2, — вот до какого похабства могут дойти портки чичиковского Петрушки в уверенности, что им ниоткуда не будет отпора и что они могут на всей своей воле заражать вселенную своим специфическим запахом. Может быть, и обо мне будут так же выражаться и с полным основанием, потому что

66

чем больше я думаю о предстоящей литературной деятельности, тем более сомневаюсь в ее возможности. Собственно говоря, ведь писать не́ об чем. Легко сказать: пишите бытовые вещи, но трудно переломить свою природу. Прежде всего, это возьмет пропасть времени, а мне, между прочим, и денег добывать нужно. И куда идти? — это тоже вопрос. Посмотрите последний № «Вестника Европы» — просто претит, а это все-таки лучшенькое 3. Да еще примет ли Стасюлевич? А ежели и примет, то переговорами надоест. Минский сказывал, что он ему стихи исправляет и даже заменяет собственными. А об «Русской мысли» даже думать не хочется — таково скверно.

Я живу жизнью почти отчужденною и болен необыкновенно, чему отчасти, впрочем, и рад, потому что это дает мне надежду на скорую развязку. Но болезнь все-таки совсем не дает мне работать. Ощущали ли Вы когда-нибудь щекотание в горле? Так вот это самое щекотание преследует меня и днем и ночью. Сплю мало и потому днем хожу как сонный. Таковы прелести дачной жизни, хотя я занимаю дачу громадную и плачу 1000 рублей. Меня дрожь пробирает, ввиду предстоящего бесплодия моей жизни, и вся надежда на то, что скоро предстоит провести черту.

О читателе скажу Вам, что хотя я страстно его люблю, но это не мешает мне понимать, что он великий подлец.

Проживу я здесь, полагаю, весь август, ежели влезет. А потом опять в Петербург на прежнюю квартиру (Лит<ейная>62), но не к прежним занятиям.

Прощайте, будьте, по крайней мере, здоровы и не забывайте преданного Вам

М. Салтыкова.

Ясинский глуп и больше ничего.

Что́ бы Вам заняться Островским? Любопытно, что сказал бы Добролюбов, если б прочитал «Красавца-мущину»? 4


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 1063. Н. К. Михайловскому. 11 августа 1884. Сиверская // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 66—67.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.