1152. Г. З. ЕЛИСЕЕВУ

20 марта 1885. Петербург

20 марта.

Многоуважаемый Григорий Захарович.

Вы, вероятно, забыли, что у меня Ваших облигаций было не 10, а 11 тыс. номинальных рублей. Я и продал их полностью через контору Гинцбурга, где в этом деле принял участие очень порядочный человек, готовый мне услужить, г. Баратц. Но все-таки не совсем согласно с Вашим расчетом вышло. Вообще я полагаю, что в такое тревожное время, какое мы переживаем, т. е. при ожидании войны и при учреждении 5% налога на доходы с процентных бумаг, трудно делать в Париже подробные расчеты на счет продаж ценностей. Во всяком случае, я очень рад, что разница против Вашего расчета не слишком велика. Из прилагаемого при сем расчета Вы увидите, что облигации Ваши проданы по курсу 857/8, тогда как обыкновенно банкиры дают цену покупателя, т. е. 853/4; при этом за комиссию ничего не взято. Сумма 9475 р. 27 к. переведена на франки по курсу 2593/4 на 3 мес<яца>, но так как Вы желали получить деньги à vue 1, то сделан учет из 3 проц<ентов>годовых, которые и вычтены из 9475 р. 27 к., вследствие чего образовалась сумма 9417 р. 86 к., которая и подлежит оплате à vue по курсу 2593/4 сант<има> или 24436 фр. 92 сант<има>. На эту сумму Вам сегодня же послан чек прямо из конторы Гинцбурга по адресу Boulevard Jourdan 2 bis и расписка в отправке чека находится у меня. В то же время об этом дано знать Парижской конторе Гинцбурга. Вместе с расчетом Гинцбурга прилагаю и вчерашний курсовой бюллетень. Прошу Вас уведомить меня о получении денег и ежели можно оговорить, что у меня Ваших капиталов на хранении более не находится. Извините, ежели при

157

исполнении Вашего поручения чем-нибудь ошибся. Я не финансист, да и самый шустрый финансист едва ли может предвидеть сегодня, что будет завтра. Могу сказать только одно: контора Гинцбурга выполнила это дело вполне добросовестно.

Новости у нас следующие: Михайловскому дозволили, наконец, жить где пожелает 2, а о Кривенко все еще ни слуху, ни духу. Недавно арестовали Аптекман и Емельянову (последнюю совершенно не знаю). Аптекман выпустили, но назначили к высылке 3. Впрочем, это, кажется, уладится. Емельянова — и поднесь сидит. Что они совершили — не знаю, да и любопытство, признаюсь, как-то притупилось. Что и следовало доказать.

Поздравляю Вас и многоуважаемую Екатерину Павловну с праздником Пасхи. Надеюсь, что письмо мое придет к Вам как раз в самый этот день.

Летом семья моя отправляется в Гапсаль, куда доктора советуют везти детей для пользования грязями. Я же лично ничего определительного сказать о себе еще не могу. Хочу присмотреть именьице, но не знаю, как дозволит здоровье, которое в высшей степени расстроено.

До свидания. Дружески жму Вашу руку и желаю всего лучшего.

Искренно преданный Вам
М. Салтыков.

У меня совсем глаза пропадают.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 1152. Г. З. Елисееву. 20 марта 1885. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 157—158.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.

Загрузка...
Загрузка...