1216. Н. К. МИХАЙЛОВСКОМУ

4 сентября 1885. Петербург

4 сентября.

Многоуважаемый Николай Константинович.

Я говорил Вам при свидании о желании моем продать в полную собственность все мои сочинения. Я очень хорошо понимаю, что от Вас тут мало зависит и что Вы можете только заинтересовать в этом деле некоторых москвичей (Ковал<евского>, Муром<цева>, Собол<евского> и пр.), которые имеют связи между московскими капиталистами. Но на всякий случай, будет ли иметь успех эта попытка или нет, считаю нелишним довести до сведения Вашего след<ующие> данные. 1) 50 000 есть крайняя цена и наличными деньгами. Я же, конечно, рад был, ежели бы и больше (примерно 70, 60 т.). Рассрочка может быть допущена только в крайнем случае лицу вполне состоятельному, т. е. ⅓ вперед, ⅓ через год и ⅓ через 2 года. За неуплаченную сумму платить вперед 6%. 2) В число продаваемых сочинений входит только то, что доселе издано особыми издания <ми> и сверх того: а) все напечатанное и написанное мною после закрытия «Отеч<ественных> зап<исок>»; б) «Итоги» (см. «Отеч<ественные> зап<иски>» 1869 и 1870 гг.); в) «Игрушечного дела людишки» (не помню, когда были напечатаны); г) «Культурные люди» (январь или февраль 1876 г.) и др. все не пропущенные цензурой сказки, которые хранятся у меня на столе, завернутые в бумагу вместе с оттисками других сказок и «Пестр<ых> пис<ем>». Все остальное, мною написанное, яко дермо, желаю предать забвению. 3) Ежели я останусь жив, то все, что я напишу (буде напишу), принадлежит издателю, но прежде я имею право напечататься в журнале или газете и получить гонорар в свою пользу, а потом уже передать напечатанное собственнику издания для утилизирования не иначе как в виде отдельного тома не менее 10 листов (я обыкновенно прилаживаю серии). Я знаю, что можно и маленькими брошюрами издавать, но, во-первых, это скандально и при жизни может быть неприятно, а во-вторых, потребует вмешательства цензуры. 4) Ежели я останусь жив, то впервые издательское право проявляется в форме полного собрания сочинений. Ежели же я в скором времени умру, то издателю предоставляется на волю издать прежде всего сочинения, не имевшие отдельных изданий («Сказки», «Итоги» и т. п.). 5) Полное издание сочинений начать печатать не раньше конца 1886 г. и выпустить в свет в конце 1887 г., так как только к этому времени можно ожидать, что исчерпаются все ныне находящиеся в ходу отдельные издания. К этому же времени

220

окончится и уплата всех денег по условию. Купчую крепость совершить в Петербурге на счет покупателя.

Повторяю: я ни мало не думаю, что Вы непременно тут что-нибудь сделаете, но для меня важно будет уже то, что сделан будет первый шаг, и я буду в состоянии судить, как могут отнестись к подобному предприятию такие лица, как, напр., Солдатенков, Третьяков или Морозов. Сверх того, мне важно спасти свои сочинения от надругательства, что, при малолетстве детей, весьма возможно. Разумеется, чем скорее выяснится это дело, тем лучше, ибо я не шутя думаю, что не выдержу мучений.

Искренно Вам преданный
М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 1216. Н. К. Михайловскому. 4 сентября 1885. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 220—221.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.