× Майков 2.0: самый самобытный российский автор XVIII столетия, поэт, драматург, сатирик, произведения которого потомки находили «низкими и грубыми», а Пушкин — «уморительными».


1388. М. М. СТАСЮЛЕВИЧУ

3 июня 1887. Серебрянка

3 июня. Серебрянка.

Многоуважаемый Михаил Матвеевич.

Надеюсь, что письмо это еще застанет Вас в Петербурге 1, а пишу я, желая дать Вам некоторое понятие о моем теперешнем положении. Оно весьма некрасиво. Благодаря ужасной погоде я совсем не пользуюсь воздухом и вследствие этого ослабел чрезвычайно. Вот уже с неделю, как я с утра до вечера нахожусь в полудремотном состоянии, весьма тяжелом, и совершенно не способен ни к какой работе. Н. И. Соколов советовал мне две недели воздержаться от приема фосфора, и я следую этому совету, а между тем отсутствие этого снадобья дает себя знать очень чувствительно. Усиливаются подергивания, требующие усиленных приемов брома и хлорала, а это-то и производит слабость и дремоту. Сверх того, я беспрестанно

347

простужаюсь, хотя печки мы топим везде. Кашель усилился и в то же время усилилась и одышка.

Вообще, скуке, унынию и мраку нет границ. Целые дни сижу один, прикованный к креслу, не выходя из своих двух комнат, потому что другие комнаты расположены на север и в них еще холоднее. Даже обедаю розно с семьей. Дача была бы, однако ж, весьма комфортабельна, если б не такое проклятое лето, которое, по-видимому, и перемен к лучшему не обещает. У нас еще летних цветов не рассадили, а третьего дня ночью был мороз, который побил огурцы.

Едва написал последнюю фразу, как получил Ваше письмо 2. Очень Вам благодарен за память, но из предыдущего Вы уже, вероятно, усматриваете, что меня только первый день здешнего пребывания порадовал и я сгоряча написал об этом Соколову 3. А теперь мне настолько худо, что и предвидеть лучшее не в состоянии.

Н. И. Соколов еще в Петербурге убеждал меня до 20 июня ничем не заниматься. Но оказывается, что я и без его убеждения был бы не способен чем-нибудь заняться. Вот почему, благодаря Вас от души за гостеприимство в августовской книжке, не думаю, чтобы я мог воспользоваться им. Вообще расчеты мои оказываются писанными на воде, но, во всяком случае, надеюсь, что ежели фосфор окажет свое действие, то для сентябрьской книжки что-нибудь изготовлю. Поэтому будьте так добры предупредить кого следует, чтобы в 9-м № сберегли для меня местечко листа на 2 4. Во всяком случае, я в конце июля напишу к А. Н. Пыпину, доставлю ли статью и когда 5.

Я дней пять тому назад просил А. А. Хомиховского присылать мне летние книжки «В<естника> Е<вропы>» по дачному адресу. Но вот прошло 2-е число, а июньская книжка на Серебрянку еще не пришла 6. Зная всегдашнюю пунктуальность журнала, я начинаю сомневаться, дошло ли мое письмо, и потому прошу Вас, буде найдете удобным, оказать содействие к удовлетворению как этого моего желания, так и другого (я тоже писал г. Хомиховскому) о присылке мне по одному экземпляру чистых листов моих книг, по мере отпечатания. В издержках на пересылку я сочтусь с типографией.

Затем, желая Вам наилучшего здоровья и хорошего лета, остаюсь

искренно Вам преданный
М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 1388. М. М. Стасюлевичу. 3 июня 1887. Серебрянка // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 347—348.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.