1544. Н. А. БЕЛОГОЛОВОМУ

21 февраля 1889. Петербург

21 февраля.

Многоуважаемый Николай Андреевич.

Я уж и со счета сбился, с каких пор Вам не писал 1. Право, я не виноват, до такой степени мне нестерпимо жить, и в то же время так совестно наполнять письма личными стенаниями. Мучение, мучение, мучение — вот и все, и, кроме того, почти полная разобщенность с внешним миром. Даже

465

Лихачева совсем не вижу, потому что Вл<адимир> Ив<анович> совершенно погружен в избирательную агитацию 2, а Елена Осиповна вообще не очень ко мне благоволит. А о Боткине и понятия не имею, хотя каждый раз, как ему напоминают обо мне, он велит сказать, что на днях побывает. В этих обольщениях проходят месяцы.

В последнее время меня сильно донимали предложениями купить право собственности на мои сочинения. Давали 60 т. р., — сумма приличная, но с такими рассрочками платежей, что вместо денег на первом плане стояла хитро задуманная комбинация. Один из приобретателей даже требовал, чтоб я представил все сочинения в предварительную цензуру и во всяком случае гарантировал, что «Полное собрание» пройдет благополучно. Переговоры эти до того меня измучили, что я решился разом оборвать их 3. Теперь задумал сам издавать полное собрание, но так как наблюдение за ходом этого дела было бы для меня уже окончательно невозможно, то М. М. Стасюлевич снисходительно принял его на себя. Одно пугает: по смете издание будет стоить около 32 т. р. и ежели не пойдет, то придется расплачиваться из своего кармана. Меня уговорили печатать 10 т. экз<емпляров> и продавать по 12 р. Цена так мала (теперь все собрание стоит до 40 р.), что можно рассчитывать на хорошую продажу, но с нашей публикой загадывать вперед трудно.

Вы совершенно правы: мне и думать нечего ехать за границу, но не потому, что я там стоскуюсь, а потому что в моем теперешнем положении едва ли куда-нибудь доеду. Что касается до тоски по родине, то я полагаю, что не далеко время, когда вообще никакие ощущения не будут для меня доступны, а о деятельности я и не помышляю. Вот уж почти 6 месяцев ничего не пишу, да и не думаю, чтоб творческая сила когда-нибудь восстановилась 4.

У меня новость: лицо покрылось багровыми пятнами. Васильев смотрит и говорит: скажите на милость!

Прошу передать мой сердечный привет добрейшей Софии Петровне. Жена Вам кланяется.

Искренно преданный
М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 1544. Н. А. Белоголовому. 21 февраля 1889. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1977. Т. 20. С. 465—466.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.