РВБ: Павел Улитин. Сочинения. У. Малапагин. Черный хлеб. 1. Черный хлеб
Версия от 4 сентября 2016 г.

У. Малапагин (Павел Улитин)

Черный хлеб

  1. ЧЕРНЫЙ ХЛЕБ

ЧЕРНЫЙ ХЛЕБ


283 стр + 10


о черном хлебе 10 стр.
слово на ветер 36
интервенция 34
актриса 34
котелок с рыбой 33
рисунки Пикассо 28
ключ 30
сугроб 20
чужой звук 15
резиновый клей 27
сдались на милость победителя 26
 

283 стр




два слова о черном хлебе – 10 стр


Разбавлено все это водой. Он их учил говорить: ржавые листья на ржавых дубах. А замолчать заставил другой. И дело не в еврейских фамилиях. Жизнь твою, современник, оправдал он один.

Я увидел слова "осталось жить 3 года" и ужаснулся. Кто сказал? Неужели правда? А мы с тобой вдвоем предполагаем жить. Он герой нерусской литературы. Она читала заграничные письма не о любви. Но как вы могли подумать, что я не догадаюсь?

Что можно извлечь из этой назойливости? Это забавно своим интересом чорти к чему. Я тебе готовлю подарок К ЕГО дню рождения. Это как библиотека на Ульяновской улице:.: не будем уточнять. Онегинская линия?
Ставрогинская, конечно, если уж на то пошло. Столь долгое отсутствие интересной книги на немецком языке, конечно. Только и всего. Только и и всего. Странная жадность куда-то исчезла.





Много зависит от конца "Процесса", но не все. Количество прочитанных слов от чужого языка уменьшается. Любым способом проза Мандельштама даже через джаз ко дню рождения, только без Айрис Мэрдок. А она спокойно себе пишет. А он чего-то волнуется. Будь счастлив, Дима! Вот уж и равновесие не устанавливается. А пародия звучит как плохая журналистика. Ты читаешь более интересные книги? Нет, но они мне ничего не навязывают и от меня ничего не требуют. Ах, это было в январе! С каких пор мы уходим в каждый месяц? С тех пор как перестали покупать "Неделю".

Какая лента у Вашего магнитофона? Я Вам подарю катушку. От "тошно перечесть" до "и даже имени такого не смею громко произнесть" – в этих пределах и шла работа. В разное время они по-разному назывались. Например, ритуал и табу. Это напоминание о том, чего уж нет.

Кусок старой стенограммы.





Чуть-чуть касалось Натали Саррот. Чуть-чуть. Вот это мы с радостью и отметили. А все остальное как-то нас не коснулось, увы.

Сдались на милость победителя - не Вы, не вы! Пенисуальная зависть платонически. А вообще это - беспокойное хозяйство, жутко: все куда-то ползет и стремится, нет, я вам не завидую. Никто же не помнит начало цитаты "забыв мечту", а без нее два слова воспринимаются как фанфаронада. Баллады не будет. Фанфар не будет.

Я неизбежный! Я пришел! Почему же вы не кричите? Почему нет фанфар? Дайте хоть туш. Ваше превосходительство! Эччеленца, вы забыли шляпу! Другие ему изменили и продали шпагу свою. А четвертый все допытывался. Он меня спрашивал: а когда у него будет 100 дней? Нашел у кого спрашивать!

Но мы пощажены не будем, когда ее не утаим. Ее - неслыханную простоту. Ее - икону. Ее - рукопись на правах оружия.





Получается какая-то ерунда, это верно. Случалось ли вам додумать до конца одну мысль и не натолкнуться на противоречие? Но это ерунда, что человек готов сделать все выводы. Вот я услышал один вывод и пришел в ужас. Водка, сволочь, выдает подсознание. Слишком много тет-а-тет театра в нашей жизни. Вот и меня они заразили ценить звук. Вот и мне захотелось иметь коричневую ленту и запускать ее всякий раз, когда слишком много разных прочих голосов и не слышно того, который нужен. То голос прежний твой провидческий звучал, записанный на ленту. Я не узнал своего голоса. Какой-то провинциальный актер шекспировского театра слишком отчетливо и старательно выговаривал абзацы. А про саботаж не было. И только в конце темп немножко увеличился и даже появился темперамент, но только в конце. Нельзя не впасть к концу, как в ересь. Нельзя.

У него есть свой эмоциональный ряд. Дело осталось за немногим. Прожить жизнь.





Кусок чужого звука пришвартовался к Галактике, и я забыл про чужой макабрический абзац. Свет погас. Свет погас. Девочки и очки. Сей ангел, сей надменный бес. Вызвало все это жуткую реакцию, и на этом наша дружба кончилась. Реальность положительной программы только подразумевалась. Три буквы. Три буквы. ФМД своею кровью начертал он на щите. Не собирался он умирать, не подводил он итогов. Без кинофильмов тут не обойтись, хотя бы в виде старых рецензий. Там есть 2 страницы: 44 и 104. Что он думал (стр. 44 русского перевода): я всегда говорил этаким иронический тоном, подчеркивая свое превосходство. Что она думала (стр. 104): уж я ему этих ног не пожалела, такое мини выдала, что он сразу меня взял на работу, хотя у него, говорят, штатов нету. Он - автор сценариев, а не режиссер. Королева двух сезонов. Он от нее стал бегать. Опять так же будет. Но у этой меньше возможностей. Ого! Много вы знаете о ее возможностях! У черного лебедя шея изгибается, как змея.





Я помню, что меня это жутко умиляло. Расходов меньше! Сколько раз. Требования были слишком велики. Нет, были требования. Смотря что опровергалось.

Сейчас мы настроимся на другую волну. Ой какой же вы, девчонки, молодой еще народ. Но не рождает никогда количество их новых качеств. Рождает иногда. Эти ИНОГДА надо знать наперечет. Эти ИНОГДА и должны быть предметом постоянного внимания.

She was probably the only person alive in Russia who believed in resistance to that extent. I don't hint. HINT indeed! I speak plainly of somebody else's madness - if clear thinking plain common sense is madness.

Das Pornogramma macht mir Pein. Von Zeit zur Zeit seh' ich die Beste gern.





Печального зрелища ты и добился. Мы будем вас ценить, только уходите от нас подальше. Приклейки похожи на шарлатанство. Имена и будут смущать, пока не кончится срок. Ваше время кончилось, можете ставить имена. Nomina sunt odiosa. Si j'avais la folie.

But we've been barking up the wrong tree. You may tell the public anything you like nowadays and it will not care a rap. They could not believe, however much they tried, that in the long run the world would not call them to account. That awful Court of Enquiry, a Nemesis, just asking them what they thought they were and what in the last resort they thought they were up to.





А я давно уж хожу мертвая, да только некому отпеть. Связано жуткими связями. Как ступени крыльца и крик из мешка. Зачем мне было писать такое письмо, если я его все равно не отправил? Потому и не отправил, что плохо написано. Нет, не поэтому. Если бы я мог соединить несоединимое в одно письмо с этими словами, я бы отправил даже и покойнику. Пусть его дух читает. Пусть я бы так думал, и меня бы это утешало. Два острова, и между ними нет никакой связи. Связь придет потом. Два поезда в разных направлениях шли когда-то. Теперь уж не имеет значения, что они встречались или не встречались и в каких направлениях шли. Я улыбнулся только одному. Интерес к ленинградским переплетам не исчез, но требует особого внимания. Мои возможности ограничены. Я не собираюсь говорить по-португальски. Курортный городок Петрополис возле города Рио-де-Жанейро. Вот где они кончили самоубийством. У кого хватит сил, тот и останется.



У меня просто не хватило терпения. Там было что-то еще. Это верно, что не имеет значения. Чужой звук почти заменяет старую стенограмму. Вот последний переплет - конечно, ошибка. Роксана морщится. Роксане не нравится. Да и не всем гвардейцам это понравится, но мы продолжаем делать вид. Интерес к "Галантному веку" остался. Дон Кихот остался в партии. Видимо, отделался строгим выговором.

Петя Верховенский был пьян в тот вечер - а он пьет каждый день - и в выражениях не стеснялся. Без жертв не обойтись, вот вы и будете первой жертвой. Все средства хороши, а он не виноват. Воистину ты сын своего отца! 0н понял это так, как ему удобней и приятней.

Чего вы их боитесь: они такие, что над ними смеяться можно! Тем и страшней. Вы их не знаете. А смеяться будете потом, через 7 лет, если у вас тогда еще останется охота смеяться. Отбили охоту?

Я подписал с оговоркой.





10

Бутылка с письмом о событиях, связанных с наводнением на Неглинной, не была брошена в море. Мы прочли вслух В.Гаевского о Франсуазе Саган через 8 лет. И нам не привыкать. Предисловия к ЧЕРНОМУ ХЛЕБУ не получилось. Странная жадность забыта, а когда вспоминается, то, наоборот, настраивает на выброс. Тут действуют другие законы. Вот и гипноз не нашел. Вот и Ураган не поставил. Такая нелепость теперь и выходит в ритуал.

А ты стучи на машинке. У тебя хорошо получается. У тебя тоже. На сушу не вылазит рыба. Конечно, она только тем и занимается. Такая рыба. Нашли Гаевского - простая случайность. Вот я чего искал, так и не нашел. Ошибка переплетчика.

Точки с запятой не было. Никогда не было. Мы делаем вид. Мы будем делать вид. Новый пловец плывет под Андрея Белого. То, что он делает, называется школой плавания.







© Текст — П.П. Улитин.
© Комментарии — И. Ахметьев, 2010–2016
© HTML-верстка — Ю. Дмитрюкова, 2010–2018
© Электронная публикация — РВБ, 2010–2018
РВБ