РВБ: XVIII век: Н.А. Львов. Версия 2.2, 24 июля 2016 г.
284

ПАРИСОВ СУД
Героическое игрище

Брату Василью Васильевичу
творцу «Ябеды»
рапорт и приношение
В силу вашего веленья
Учинил я исполненье
И при сем вам подношу
Обыденную проказу:
«Суд Парисов» по заказу.
Земно, государь, прошу
Помянутое творенье
Взять в свое благоволенье
И решенье учинить:
«Ябедой» своей покрыть.
А доколе не решится,
«Ябеде» повинен «Суд» униженно
поклониться.

С приписью подьячий
сочинитель
Ванька Ямщик.

Лицы

Парис, фригийский пастух.

Архелай, полководец иллионский.

Меркурий }    с последователями.
Юнона
Минерва
Венера

Действие у подножия горы Иды под дубом. Военная симфония пересекается словами и песнею Парисовою, который под дубом ковыряет лапти, кнут за поясом и котомка за плечами.

285

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЯВЛЕНИЕ 1-е

Парис один.

Парис (вслушиваясь в военную музыку). Ори, ори, наши ребята, ори.

Песня

Ох! вы братцы дорогие,
Вы приямочи родные,
Перестаньте воевать,
Право, вам несдобровать.

(Симфония возобновляется, трубы, литавры.)

Все б вам бубны и цевницы,
Шишаки да палаши,
А полей хоть не паши,
Были б кони, колесницы...
Право, вам несдобровать,
Лапти лучше ковырять.

(Симфония на рогах изображает звериную ловлю.)

Ату его! Погнали! Спасибо, ребята, да что и впрямь поле не вытопчут для того, что не посеяно. (Музыка подражает порску.) Ого, ого, го, го, го, ату его! (Ходя по театру, хлопает кнутом.)

Ария

Изо всех троянских сил
Это, брат, погнал Троил
За героем куцым в поле
Лавр победы пожинать.
Братец, зайца не поймать...
Неугодно вышней воле
Было псом тебя создать.

(Минор)

Но пусть враг твой и свалится,
Честь победы разделится
286
Меж нахалкой и тобой;
И по правде лавр пожала
Та поляна, что угнала,
А не братец мой, герой.

Да тут хоть говори, хоть пой, никого не собьешь с любимой дороги, никого на свою не направишь, всякий думает, моя прямая, да, заверяя голову, и лезет целиком, куда Бог приведет.

(Симфония изображает бурю.)

Эге! что-то зашумела дуброва зеленая. (Гром.) Ого! Этот не шутит... Экая буря! что-то она нам доброго принесет? (Увидя Меркурия, с облаков спущающегося. ) Ба! да и несет уж... (Всматриваясь.) Кой черт! что это за чудо подвигается? В перьях, а не сова! Лик человечий, а без хвоста! Стало быть, не ведьма. Пускай, пускай-ка поближе придвинется. Ха, ха, ха, ха. Видно, сила-то устала, так его под конец-то и шлепнуло.

ЯВЛЕНИЕ 2-е

Меркурий и Парис.

Парис. Экий чудак! петухом нарядился, да и петухом-то ощипанным. Плюньте вы мне в ипостасью, если это не олимпийский какой ни есть франт: но посмотрите, люди добрые, человеческая ли на нем одежда? К бедности стана нашего не худо бы кой-что и прибавить, а он так обесчинился, что и спохнуться нельзя; если это не петух какой-нибудь особливый, то, конечно, франт. Гнев божий, гнев божий, да и только, эта туча на беду. Я слыхал, что они иногда градом упадают на землю; иной год бог милует, а иногда, откуда возьмутся после грому, и поползли... вот посмотрите, вить и этот, верно, не летает, даром что с крыльями, (подстегивает кнутом, Меркурий подпрыгивает) что? что?

287

Меркурий

(останавливая его жезлом)

Речитатив на музыке

С превыспренних небес
Послал меня Зевес
К тебе, Парис прекрасной!
Он волею своей всевластной
Определил,
Чтоб ты один судил
Меж трех богинь первейших пренье
И дал свое решенье
О преимуществе бессмертных красоты.

Парис

(нараспев передразнивая)

Скажи-ка мне, кто ты?

Меркурий

Я Гермес, богов посланник,
Горних нежных дел исправник,
Зевсов тайный светомер.

(Минор)

Купцов, шишимор покровитель.
Ученой твари предводитель
И разных орденов воздушных кавалер.

Парис (вслед за басом). Тпрун, тпрун!.. тепла нога, тепла нога. Мне все титлы пустые; в титуле его милости есть нечто такое, из чего видно, что молодчик-то себе на уме. «Купцов, шишимор покровитель, исправник нежных дел»; прошу милости (дает ему стул). Изволите вы говорить, что его превыспреннее могущество приказывает мне разобрать трех богинь, разве судом третейским?.. а в чем, смею спросить, дело?

288

Меркурий

(словами и в доверенность)

Вчера Пелей, фессальский дед,
Женяся на Фетиде,
Дал свадебный обед,
Куда к большой обиде
Дискордия была билетом не звана.
Ну! баба старая на злость сотворена,
Она тут шутку и сыграла,
Так что чуть-чуть огнем беседа не вспылала,
Как Геба пить давать богам уже устала,
И как божественны зарделися носы;
А буйны головы их так отяжелели,
Что с нуждой уж оне умели
Из чарок извлекать усы;
Но все братину вкруг друг другу подавали,
Богини не пили, но в шутку прикушали,
Резвились, старое друг другу вспоминали,
Друг друга попрекали...
Тут вдруг Дискорда к ним пав! яблоко с небес
И с надписью «Прекрасной»;
Зевес
Смекнул, что этот дар несчастной
Причиной будет тяжких бед,
Что ревность и вражда меж барынь возгорится,
Что могут в бороду они к нему вцепиться
И сделают комком весь божеский обед;
Чтобы окончить спор скорей между Венеры,
Паллады и жены своей,
Сказал: мы во́зьмем меры,
Париса вам дадим судьей.

Парис. Друг мой сердечный, да я в отставке, жалованья не получаю, так его Зевесова превыспренность по какой силе изволит меня безграмотного делать судьею, да еще и между богинь делать разбирательство в красоте. Слыхал я, что и между мирян третейские-то суды так горе, а еще пастуху, да судить госпож небесных. Упаси меня, сила парнасская, да помилуй, разве и у вас там грамотных-то не стало боле?

Меркурий

Зевесовой угодно воле,
Чтоб распрю меж богинь Парисов суд решил
289
И чтоб прекраснейшей вручил
Сие ты яблоко златое.

Парис (смягчась). Дело другое, дело другое. Я рад служить Его Превыспренности из чести, из одной амбиции (весит на руке яблоко).

Дуэт

Парис

Отдать иль обещать судейское то дело
Погляжу,
Кому решеньем угожу,
За ту я вам ручаюсь смело,
Что так же услужу,
Хоть яблоко отдам я ей иль покажу.

Меркурий

Прославишь в бесконечно время
Судом божественных красот
Себя и будущий свой род.

Парис

Да у меня расчет не тот,
Хоть есть у нас и род и племя,
А все-таки свой ближе рот.

(Вместе)

Меркурий       Парис
Прославишь в бесконечно время
Судом божественных красот
Себя и будущий свой род.
     Да у меня расчет не тот,
Хоть есть у нас и род и племя,
А все-таки свой ближе рот.

ЯВЛЕНИЕ 3-е

Архелай и прежние.

Архелай (униженно). Бью челом крылатому богов посланнику, покровителю торгующей добродетели, министру чайных дел, от них же все ясное существует, растет и блаженствует.

290

Меркурий. Здорово, Архелай, ты, конечно, здесь неподалеку учил войски иллионские и зашел...

Архелай. Нет, Меркурий, я зашел, (в смятении) зашел... Но что тебе сказывать, вам ведомы и сокровеннейшие думы смертных пресмыкающихся, из коих последним считает себя Архелай...

Меркурий. Полно, полно, воевода войск троянских и пример.

Архелай. Какой пример, пример только твоего покровительства и великодушия твоего на мне нижайшем...

Меркурий. Но вспомни твой чин, лета твои, заслуги...

Архелай, Что бы я заслужил без твоего всесильного заступления? Что бы я был без Меркурия или без тех, которые от него меркурят, у меня только меч против врагов отечества, а щит мой у тебя, щит, который покрывает меченосца жизнь и славу? Я на поле, а ты в Трое, ты словом своим опрокинешь воеводу и силу его, а сила моя издалека не уязвит и слова твоего.

Меркурий. Я никогда не отказывал истинным достоинствам и заслуге должного пособия... самая справедливость.

Архелай. О всезовомая справедливость! да не призовется хоть в первый раз втуне имя твое, Меркурий! помоги ты мне (осматривается и становится на колени).

Меркурий (подымая). Архелай, Архелай, помилуй. (Парис, услыша имя Архелаево, убегает, струся.)

Парис (в сторону). Нет, я слуга ваш...

Меркурий. Что такое? что такое?

Парис (с доверенностию). Спроси-ка ты у дедушки Филимона, который прожил 90 лет, а еще ни разу солгать не умел, он тебе скажет, что этот молодец еще в колыбеле хотел было меня устосать, так прошу вас с ним беседовать (уходит, забрав свою работу).

ЯВЛЕНИЕ 4-е

Архелай и Меркурий.

Меркурий. Говори теперь, Архелай, никто нас не слышит.

Архелай. Я пропал, Меркурий, пропал, как червь. Недавно на играх илионских отличился один молодой пастух, он превзошел красотою своею всю юность троянскую, проворством и ловкостью заслужил ото всех похвалы, а, победя в борьбе и самого Гектора, удостоился почести лаврового венца, которым сам король из своих рук увенчал его, а

291

королева признала в нем сына своего Париса. По получении венца смешался он с народом и пропал под вечер.

Меркурий. Потом?

Архелай. Когда-то это было, правда давно уж, я имел повеление еще при рождении его лишить жизни. Гекуба видела во сне во время беременности своей, что она родит факел. Жрецы растолковали, что от рожденного сына ее возгорится война на море и на сухом пути, и Троя погибнет. Когда королева родила Париса, мне вверено было из любви к отечеству бросить сего младенца, которого я и бросил у подножия горы сей. Теперь, о превратность дел человеческих! мне же велено искать его и представить ко двору или самому туда не казаться.

Меркурий. Да каким образом пал на тебя этот жребий, толь мало званию твоему соответствующий?

Архелай. Услужливость и усердие... Окружающие королеву женщины всегда были покровительницы заслуг моих к отечеству. Оне мне сей доставили случай, от которого я не умел отказаться, рассчитывая, что тем виднее будет моя услуга, чем темнее пути ее.

Меркурий. Не за свое, генерал, взялся ты дело.

Архелай. Конечно, не за свое; но в нашем ремесле к отличности случаи редки, трудны и опасны: то кто себе недоброхот? Иногда и бросишься искать чего-нибудь полегче; ты знаешь, Меркурий, что иногда и конюх придворный при случае заступить может отсутственного воеводу. Воля твоя, нам никак нельзя быть без покровителя, дело дальное...

Меркурий. И нечистое... Я тебе дам покровителя и не из конюхов. Будь сего вечера здесь в колеснице и со всею пышностию, с какою царского сына, победителя, должно показать у двора. Я тебе вручаю Париса, (в сторону) ему предстоит еще важное дело.

Архелай (в восхищении). Превосходительный бог! буди препрославлено имя твое.

Ария

Без Меркурия на свете
Кто бы сделать что возмог?
На войне, в любви, в совете
Сильный ты, Меркурий, бог.
Скорбны дни он исцеляет,
292
Всех досужих защищает,
Глупым разум отворяет,
Сущность мира сопрягает
И крючком мирских зараз
Держит в сеточке Парнас.
Свет разрушится тотчас,
Древний хаос воцарится,
Коль Меркурий удалится
И одних оставит нас.

Меркурий (в сторону). Ба! да он и петь мастер; видно, из крылашан.

Архелай. Я и плясать умею фригийский и гиперборейский, лидийский и через ножку.

Меркурий. Весьма исправный генерал. Я сегодня же употреблю ваше превосходительство через ножку в военном балете.

ЯВЛЕНИЕ 5-е

Меркурий и Парис.

Парис (из-за кулис которого Меркурий выводит). Да я, сударь, не хочу, не хочу ни за что. Тебе он пел молебен, а меня ты хочешь отдать на жертву. Куда ты это меня правишь? В столицу, да еще и ко двору; нет, я благодарен за милость, насмотрелся я вдоволь третьего дни.

Меркурий. Парис, твой род и предстоящий путь почести и славы...

Парис. Пускай по нем гуляет, кто хочет, и с венцом не скоро протолкаешься, я это, брат, попробовал. Славою овладели шаркуны да форкуны, а пресмыкалы да нахалы и Фортуну взяли в крепость; так поди-тко наш брат пастух, хоть бы сто звезд во лбу, хоть бы он 500 волов упас, так и тут...

Меркурий. Тебе не волов пасть надобно, Парис, но людьми править.

Парис. Управишь ты ими!..

Меркурий. Учись, так и управишь.

Парис. А в какой бы это школе, например?

Меркурий. В школе света, нужды и терпения. Учись повиноваться, так будешь уметь повелевать, поди в службу.

Парис. В службу? а в какую, смею спросить?

Меркурий. В какую тебе угодно, всякая полезна: поди наперед в гражданскую, будь примером справедливости, будь судьею...

293

Парис (нараспев). Не будеши судьей, не будешь осужден.

Меркурий. Военным.

Парис (так же). Ногу потеряешь, так всяким будешь обойден.

Меркурий. Послушай, Парис, на все это есть уловка, которую только не видят староверы... Свет основан на согласии тел, а в том согласии есть одна струна, которую музыканты называют господствующая квинта, или, так сказать, самая звонкая дудка, подладь под нее, да не розни... вот и пошло и пошло...

Песня

Явится рай
В подрядах пай,
А для успеха
Изволь играть.
По картам в знать
И ну шагать,
Пошла потеха.
А тут и шаркуны,
А тут и форкуны, вилюны, говоруны,
Верхогляды, подтакалы,
И лестюхи, и нахалы,
Картобои, объедалы
Вдруг тебе составят двор:
Только что не отличайся,
С дудкой знатной соглашайся,
Без того и барство вздор.

Парис

(проиграв на дудке последний напев, поет)

Только что не отличайся,
С дудкой знатной соглашайся,
Без того...
Так точно, так, истинная правда.
Как сказали, от меня
Будто бы беда родится,
Море, суша загорится
И будто буду я
294
Для Трои головня.

Так вот-те из царевичей-то, да и в пастухи...

(Слышен издали хор.)

Нимфы Юнонины

Кто сравняется с тобою
Благородством, красотою?
Украшаешь ты сей свет,
Нет тебе подобной, нет.

Меркурий. Я слышу нимф, поющих гимн Юноны, видно, она  едет уже по условию нашему под этот дуб, где все три богини должны собраться. Посмотрим... (отходят, покуда поют) не поудалиться ли нам, покуда съедутся? С одною тебе делать нечего, да еще тут нужна и осторожность... Она знатна, богата... так как весы-то справедливости на ее сторону потянут, то не сказали бы: она наперед заехала...

Парис. Дело, дело... пожалуй, перед светом и без вины будешь виноват; этот стоголовый судья решит дело одним словом и часто без ведома судимого. А что бы он как ни есть не оправдался, так он сообщает ему приговор вместо повестки. Антон сказал Софрону, а Софрон свинье, свинья сказала борову, а боров всему городу... и когда уже бедняк побит, обрит и заперт, тогда поди, пожалуй, ищи апелляции.

Меркурий. Нет, Парис, общий суд всегда бывает справедлив.

Парис. Да тогда, как пройдет уже новость и когда судимый умер и забыт. Батюшка умер, то детям нищим скажут: отец ваш пострадал невинно, да вы для восстановления доброго о нем мнения не говорите, что он был обрит, а скажите просто, что он плешив родился. Впрочем, ежели бы почтенный старик здравствовал, великодушные жрецы Фемиды не отреклися бы, право, купить на свой счет и парик ему. Я благодарен за великодушие и лучше хочу остаться при своей гриве, которую и впрямь очистят, когда не соблюдешь поверхности, поверхность! О великое дело: ею держатся во славе

И клейменый плут,
И судья, и шут.

Меркурий (уводя сердитого). Идут, идут...

295

ЯВЛЕНИЕ 6-е

Юнона в наряде богатой купчихи, кокошник с павлиными перьями, в колеснице, которую везут две нимфы, хвосты павлиные. Хор последующих и предыдущих нимф.

Хор

Кто сравняется с тобою
Благородством, красотою?
Украшаешь ты сей свет,
Нет тебе подобной, нет.

Партения

Ты в Аргосе пожираешь
Гекатомбы многих лет,
Старым юность возвращаешь,
Нет тебе подобной, нет.

Хор

Старым юность возвращаешь,
Нет тебе подобной, нет;
Кто сравняется с тобою и проч.

(Снимает с Юноны балдахин флеровый, который несли 4 нимфы.)

Юнона

(выходит и садится по правую руку под дубом, нимфы становятся вполкруга)

Речитатив

Кривуша, оботри

(нимфа обтирает пыль на башмаках),

Сезема, посмотри,
Порядочно ль на мне?
296

1-я нимфа

Юнона! Божеский твой шлык на стороне,
А что-то мне сдается,
Что больше перед сим твой взор горел, блистал...

Юнона

Подай покал (и пьет),
Чему она того вон там смеется?

2-я нимфа

Богиня! что-то цвет в лице твоем завял.

Юнона

Подай покал (и пьет),
Черны ли зубы-то?
Проклятые повесы, ни во что
Не ставят, охти мне! случай такой опасный!

3-я нимфа

Зубки? Как трубочист прекрасный;
Но что-то глянец мал.

Юнона

(протяжно)

Подай покал (и пьет).

Хор

Кто сравняется с тобою и проч.

При военной музыке входит Минерва и ее военная и ученая свита, тот же стих вместе поют, потом одни.

297

ЯВЛЕНИЕ 7-е

Минерва, одетая в куртке, юбка коломенковая, по ней портупея, а вместо сабли циркуль, на голове шишак; за нею последователи с глобусом, с телескопами, а прочие другие с бердышами, с щитами, полукругом по другую сторону дуба.

Хор Минервиных последователей

Ты ученьем, остротою
Удивления предмет.

Оба хора

Нет тебе подобной, нет.

Минерва садится по левую руку, средний стул пуст.

Хор Минервиных последователей

Кто сравняется с тобою?
Ты ученьем, красотою
Удивления предмет.

Хор Юнониных последователей

Кто сравняется с тобою
Благородством, красотою?
Ты украсила сей свет.

Оба хора

Нет тебе подобной, нет.

(Потом оба хора наперерыв.)

Кто сравняется с тобою и проч.

ЯВЛЕНИЕ 8-е

Прежние, Меркурий и Парис

Парис (из-за кулис выбежав, закрывая колени, садится на средний стул). Прошу не прогневаться — дело домашнее.

298

Хоры

(наперерыв)

Кто сравняется с тобою и проч.

Между тем ставит Меркурий треножник перед Парисом, а сей кладет на него из котомки яблоко.

Меркурий

(указывая на Юнону)

Участница парнасска трона,
Сестра Зевеса и жена.

Парис

Вот те на!

Меркурий

Великолепная Юнона,
Сатурнов достохвальный плод,
Который вечности дал первое начало,
И благородство в нем блистало,
Когда отец богов вселенну созидал...

Юнона

В Можайске пращур наш уж луком торговал.

Меркурий

(в сторону, а Парис приподымает свой фригийский колпачок)

Пропал, пропал...

(к Минерве)

Юпитерова дщерь! Покров афинска града,
Богиня мудрости, великая Паллада!
Известна потому, что... всех наук громада,
Чем смертный славится, чем области цветут...
299

Минерва

(указывая пальцем в лоб, а Парис за колпачок)

Вот тут.

Парис

(берет яблоко)

Что, двое третьего у вас не ждут
Иль ждут?

Меркурий

Венеры нет еще, отсрочь немного суд.

Минерва

Знать, у Марса просидела.

Юнона

Много этой бабе дела.

Обе вместе

Много, много без числа,
Ни на час без ремесла.

Меркурий

Скоро здесь она явится.

Парис

Видно, хочет нарядиться,
Всякому свои дела.

(Вместе)

Юнона и Минерва                        Меркурий и Парис
Ни на час без ремесла.       Всякому свои дела.
300

ЯВЛЕНИЕ 9-е

Слышен плясочный напев, флейты и голоса. Прежние и Венера.

Венера (отгоняющая своих служащих нимф, перед нею и за нею бежавших). Пошли, пошли (поправляет растрепанные волосы и прибирается).

Песня

Проспала я, опоздала,
Ни волос не причесала,
Не успела глаз промыть.
Да так и быть.

(к Юноне)

Недостаток украшают
Камни, золото, цветы;
Но тягчат и закрывают
Блеск природной красоты.

Проспала я, опоздала,
Ни волос не причесала,
Не успела глаз промыть.
Да так и быть.

(К Парису)

Различить знаток умеет,
Нужен ли и мне обман,
Пусть зефир в хитон повеет,
Весь означится мой стан.

Проспала я, опоздала и проч.

(К Минерве)

Я премудрость почитаю,
Издали, как божество;
Но быть мудрой не желаю,
Скучновато ремесло.

Проспала я, опоздала и проч.

301

Меркурий, Венера, Юнона, Минерва

(вместе)

Да так и быть.
Да так и быть.

Парис

(горестно)

Изволь судить... (садятся.)

Юнона (видя, что Венере стула нет). Садись, голубушка, ведь и ты наша сестра богиня.

Венера. Не угодно ли и тебе встать, Юнона, да показаться, ведь и ты наша сестра богиня.

Минерва

(после общего аккорда)

Песня

Парис! Я ссоры презираю,
Молчание — Минервин бог,
Слова кто сыплет, как горох,
Я тех торговками считаю.
И, скромности модель,
С размером я ступаю,
По градусам мигаю,
Стихами вышиваю,
А плюю в цель.
Что светом я не управляю,
Хоть править им могу одна,
Его, а не моя вина,
Затем, что не смеюсь... стонаю,
Поверь, саженями вздыхаю,
Что им владеет сатана.

Юнона

(которой начало, как конец предыдущей)

Песня

А я, мой батька, управляю
Богами, погребом, столом,
Заедет кто на чашку чаю,
302
Найдет, что благодатный дом.
Реденьки ныне хлебосолы,
У нас наливки и рассолы,
Солены рыжечки, меды и красный квас;
Богов мы знатных угощаем,
Поверь, иных назвать не знаем;
Да и оны не знают нас.
А сверх того, я обещаю
Парису за правдивый суд...

Минерва

(перебила, а та повторяет)

Даю и словом укрепляю
Парису за правдивый суд
Премудрости сосуд,
Высоких мыслей превосходство...

Юнона

Я — сытой знатности дородство...

Минерва

А я — всех сведений талант,
За них трофеи, обелиски...

Юнона

А я всех почестей пронизки
И туго твой набью карман...

Венера

А я, Парис, не обещаю,
Но правый суд любя,
Судье гречанку посвящаю,
В жену ему вручаю
Попригожее себя.
303

Минерва

Всех художеств превосходство...

Юнона

Сытой знатности дородство.

Обе вместе

И тебе и всем твоим.

Венера

Будешь счастлив и любим.

(Вместе)

Юнона и Минерва        Венера
И тебе и всем твоим.      Будешь счастлив и любим.

Вместе и Меркурий

О Парис, Парис! решися.

(Поодиночке)

Юнона

На меня ты положися,
У тебя в кармане клад.

Минерва

На меня ты положися,
Мудрый сам собой богат.

Венера

На меня ты положися
Для людей и для проклад.
304

Меркурий

Что ж? на чем остановился
Твой, Парис, судейский взгляд?

Парис

(с доверенностью)

Ум за разум закатился,
Так что я житья не рад.

Юнона

На меня ты положися.

Парис

Отцепися.

Минерва

На меня ты положися.

Парис

Отцепися.

Все

(кроме Меркурия)

Юнона

У тебя в кармане клад.

Минерва

Мудрый сам собой богат.

Венера

Для любви и для проклад.

Парис

Так, что я житья не рад.
305

(Финал и перемена тону.)

(вместе)     {

Юнона

У тебя в кармане клад.

Минерва

Мудрый сам собой богат.

Венера

Для любви и для проклад.

Парис

Право, я житья не рад.

Три богини

(из коих две садятся)

На кого-то он решится,
Повинуемся ему.

Меркурий

Ну! кому же дар вручится —
Чувствам, сердцу иль уму?

Парис

Да нельзя ли, брат, жениться
На всех трех мне одному?
Так бы дома разобрался,
Здесь-то как-то я смешался...
Ни лет
Не видно, ни примет.

Все

(кроме Париса)

Нет, нет, нет, нет.
306
(вместе)    

Три богини

(canone)

Жестокое сумненье,
Смерть так не тяжела.

Парис

Соблазн и искушенье —
Судейские дела.

Меркурий

Нелегкое решенье
Дискорда нам дала.

Меркурий

Парис! пора решить,
А мне лететь и известить решенье.

Парис

(качая головою)

Соблазн и искушенье,
Да так и быть.

Голосом Венеры, потом хотя поднесть яблоко Минерве, уронил, Венера подхватила и показывает Меркурию.

Минерва

Как? как? куда как плох!

Юнона

Так, так, помилуй бог.

Последователи обеих богинь тоже повторяют хором и из смешения «как плох!» и «куда как так» выходит, что наседки раскудахтались.

307

Меркурий

(испуганный и пугая Париса)

Полным весь Олимп собраньем
Зрел на суд сей со вниманьем
Сквозь сапфирны облака.

Парис

(почесываясь)

Братец! дрогнула рука,
Воля выспренной царицы
И Олимп не без греха:
Предпочесть жемчуг пшенице
Заставляет петуха.

Венера и Меркурий

Ха, ха, ха, ха, ха!

Юнона и Минерва

И Олимп не без греха,
Нам, богиням полновесным,
Как животным бессловесным,
Дал судьею пастуха.

Венера и Меркурий

Ха, ха, ха, ха, ха!

Олимп

(невидимо на облаках)

Ха, ха, ха, ха, ха!

Меркурий и Венера

Им, богиням полновесным,
Как животным бессловесным,
Дал судьею пастуха.
308

Юнона и Минерва

Нам, богиням полновесным,
Как животным бессловесным,
Дал судьею пастуха.

Парис

(обращаясь к богам)

Стыдно вам, сынам небесным,
Что под носом вашим честным
Вышла эдака чуха!

Меркурий и Венера

Ха, ха, ха, ха, ха!

Олимп

(басом)

Ха, ха, ха, ха, ха!

Юнона и Минерва уходят, не оглядываясь, прежде, нежели опускается занавес и олимпийский хохот составляет

Конец.

Балет

Парис от судейской работы устал, спит под дубом, Венера со всею своею шайкою Смехов, Игр и Прелестей показывает ему во сне Елену, среди Граций в лесу пляшущую с другой стороны Трои. В то время на голове у него показывается пламень, от которого Лель зажигает свой светильник, а светильником Трою. Парис от страха просыпается и видит вместо Елены Архелая, приехавшего везти царевича ко двору его, надевают на него платье, Архелай учит его шаркать и припрыгивать по-придворному, а он своею поступью выступь показывает. В то время как Парис хочет сесть в колесницу, сельские нимфы, сетующие об отсутствии, удерживают его. Архелай похищает Париса, похищенный прощается, дальные проводы, а чтобы не были лишние слезы, опустите занавесу.

Львов Н.А. Парисов суд [17 октября 1796-го] // Н.А. Львов. Избранные сочинения. Кёльн; Веймар; Вена: Бёлау-Ферлаг; СПб.: Пушкинский Дом; Рус. христиан. гум. ин-т; Изд-во «Акрополь», 1994. С. 284—308.
© Электронная публикация — РВБ, 2005—2017.
РВБ
Загрузка...