РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

31. СОЛОВЕЙ И СКВОРЕЦ
Басня

В прекрасных рощицах, молоденьких, кудрявых,
Где липа, ясень, ильм, кленочек и дубок,
И гривка елочек, и сосен величавых,
Черемухи и роз лесных кусток,
Порхая вниз с сучка, а снизу на сучок,
Имев одну любовь и в чувстве и уставе,
О собственной не мысля славе,
Пел громко соловей
В хвалу соловушке своей.
Он пел... и песнь его по рощам раздавалась,
И песня птичек всех от всех позабывалась.
Не токмо пахари, мирские простяки
(Для коих хлеб и соль — сребро и адаманты),
Но виртуозы музыканты,
Пииты-знатоки,
Которые судить чужое жестоки́,
И те (хоть не хотя, наморщася... сквозь зубы),
Внутри и зляся и стеня,
Внимая песенки, уму и сердцу любы,
Себе в восторге изменя,
Кричали велегласно:
«Брависсимо! прекрасно!»
Но что? для зависти ль не сыщется раба?
Ее ли без куска останется алчба?..
100
Пустое!.. в мире ей всё служит, лишь захочет;
Зоила как сыскать, минуты не хлопочет,
Коснулась — и готов вельможа и купец,
Пиита, музыкант, танцмейстер и певец.
Во славе соловей... ну! что ж молчишь, скворец?
Сороке и тебе, а зависть в том порука,
Чужая слава — мука.
Пускайся в критику, великий судия,
Хрипи и бормочи на песни соловья;
Но я
Советую поздненько.
От зависти указ пришел скворцу раненько;
И наш Зоил пернат,
Хотя не сочинял ни «Федр», ни «Илиад»,
А разве цапывал кой-что из них для славы
(У всякого свои забавы),
Хоть Аристотельввек не звал себя скворцом,
Но вижу! горд уже пред соловьем-певцом
Высоким знанием, искусством подражанья,
Кудахтанья и ржанья;
Умением хрипеть,
Сопеть,
Шипеть,
И по-свинячью хрюкать,
И по-совину гукать,
И лаять, и мяукать...
Но се! как ржавый гвоздь, подъяв свой желтый нос,
Как тухлы головни, крыле расширя черны,
Взяв в песнях соловья до точки всё в допрос,
Осиплым голосом пустил сужденья скверны,
Бормочет гению: «Твой склад не чист,
А свист
Не громок,
А голос тонок,
Рулад
Не гладок,
А перекат
Подавно гадок.
О! верь мне, соловей,
Что ты дурной певец, ей-ей!
Ты песнию своей
Себя не славишь, а порочишь.
101
Учися у меня, коль быть бессмертным хочешь.
Я на сто голосов пою,
Скрыплю, стучу, кую
Не рушником, не молотами,—
Одними скворчьими устами,
И плачу, и смеюсь,
И по-извозчичью бранюсь;
А дай мне волю —
И по-профессорски в минуту заглаголю,
Как ритор вмиг заговорю,
И всех со смеху поморю.
В избе и во дворце мой служит дар забавой.
Потщись его иметь — и будешь с вечной славой».
То слыша, соловей ответствовал скворцу:
«Я кланяюсь тебе, великому певцу!
С тобой искусство дорогое,
С тобой бессмертие твое,
Ты мастер ... петь чужое,
А я — свое».
<1798>

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2017.
РВБ

Загрузка...