РВБ: XVIII век: B. K. Тредиаковский. Версия 1.1, 10 декабря 2016 г.

 

* * *

Снесшийся с кругов небесных
На презнаменитый брак,
Где в пресветлостях чудесных
От зениц гоня весь мрак,
Лучезарною порфирою
Феб явил присутство с лирою.
О! вас, боги, можем зреть
Мы и всех уже пред нами:

153

С горнейших престолов сами
Вы потщались к нам приспеть.

Как уже Гимен преславно
Брачные вжигал свещи́,
То богов царица равно
Восхотевши помощи,
Распещряла всеконечное
Велелепие венечное,
А Пафийска чрева сын
Метно и слегка златою
Поражал сердца стрелою,
Малый оный Купидин.

Се и гуслем бог прекрасный
Начал радость прославлять;
По стопам звон доброгласный
Так речами оживлять:
«Дайте руки сердцем искренним,
В твердый знак любви пред выспренним!
Червленеясь, все зари
Дней вам ясность возвещают;
Их судьбы не сокращают:
Дайте руки! о! цари.

Час, обеты исполняя,
Веки счастием дарит;
Гименей всё уясняя,
Чистым пламенем горит;
Лавром и чертог красуется;
Звук всклицаний согласуется:
«Галлический славный род,
Красный же Сицильский браком
Счетаваются со знаком
Предержавных их пород».

Зри, жених всем одаренный,
В предызбранной красоте
Зрак Минервин озаренный;
Взор Юнонин в высоте;
Цитереины приятности,
Что превыше вероятности;

154

Зри, невеста коль твоя
И Диану превосходит,
Из дубрав в эфир как всходит
Девства с честию сия.

Толь блистающа денница,
Сладковонный тварей цвет,
Благолепная девица
Уж грядет к тебе в совет.
Ты ж, о! верьх царей явленнейший,
Чти в ней дар еще нетленнейший:
Мысль на свет ума взнеси,
И поемля героиню,
Точно мудрости богиню,
В жребии твоем гласи.

Видеть и само́й ей мило
Бодрость в нежностях твоих,
Зрящей лучше есть и было
Всё в тебе богов самих;
Зрит главу и уст смеяние,
Жар очей и тех сияние,
Зрит, и чувства в глубине
С удовольством помышляет,
И твоих сил похваляет,
Тайно ж, храбрость на войне.

Иногда: коль светл явишься
При встречании полков,
В отчество как возвратишься,
В них и будешь там каков;
И сама коль почитаема,
И с тобою усретаема
Будет всюду по градам.
Но еще она боится:
Ах! не тщетно ль, мнит, ум льстится?
Ах! не ра́вен ли вид снам?

Прочь, боязнь, прочь! Бодрствуй, дева;
Бытие то, не мечта;
Ни судеб, ни хитрость гнева,
Ни желаний суета.

155

Всё, что зришь, есть достоверное;
Торжество нелицемерное!
Страх и трепет твой исчез,
С ними горесть и печали:
Ликовство предобручали
Оны времена и слез.

Все со мною силы брачны;
Здесь веселие крася́т
Три богини доброзрачны,
Кои вкупе вам гласят:
Даше руки сердцем искренним,
В твердый знак любви пред выспренним!
Дайте руки, наконец,
Ты, о! дев верьховных слава,
О! и ты, мужей держава,
И светило, и венец.

К ним, спокойствие святое,
Вожделенно ты гряди,
Житие их предрагое
Всё тобою огради:
Много было им томления,
И довольно с них медления.
Нерешимый уж союз
Их совокупляет ныне:
Чувствовали б не в пелыне
Множимую сладость уз.

Без трудов премногих в боги
Не причтен и Геркулес:
Бремена ему дороги
И отверзли дверь небес.
Дайте руки сердцем искренним,
В твердый знак любви пред выспренним!
Дайте руки: всё прошло,
Коль ни долго вы имели,
Коль взаимно ни терпели
Неблагополучий зло.

Дышет воздух вам прохладом;
Осеняют боги вас,

156

Чад, сладчайшим виноградом,
Общий вознося свой глас:
Дайте руки сердцем искренним,
В твердый знак любви пред выспренним!
Дайте руки. О! всегда
Добродетели начало
В бедствиях себя венчало;
Но не гибнет никогда».

<1751>
Тредиаковский В.К. «Снесшийся с кругов небесных... » // B.K. Тредиаковский. Избранные произведения. М.-Л.: Советский писатель, 1963. С. 153—157.
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2018.
РВБ
Загрузка...