Повесть о трех неудачах (с. 500). Впервые — Воля России (Прага). 1927. № 2. Печатается по этой публикации.

Впервые в России — Владикавказ. 1995. № 2. С. 144–173 / Публ. С. Каболоти.

Газданов считал эту публикацию началом своей писательской судьбы. Рассказ помещен в журнале между романом Е. Замятина «Мы» и подборкой стихов Б. Пастернака.

На первые рассказы Газданова откликнулись С. Постников (Воля России. 1927. № 5/6) и Марк Слоним в статье «Молодые писатели за рубежом» (Воля России. 1929. № 10/11. С. 116–117).

С. 501. ...тиканье почти хронометров Павла Буре. — Обыгрывается основной мотив рекламы самой известной часовой фирмы в дореволюционной России «Павел Буре», славившейся высоким качеством механизмов: «почти хронометры»: хронометр — сверхточные часы с устройствами, снижающими влияние среды на их ход; применяются в астрономии, геодезии, навигации.

С. 502. ...не уложившаяся в теоремы о сумме углов. — В этой теореме — о сумме углов треугольника, треугольник не может иметь более одного прямого или тупого угла, ибо сумма всех трех углов равна двум прямым углам (180е).

С. 503. ...под томом сумасшедшего Штирнера лежал роман кн. Бебутовой «Жизнькопейка». — В России в начале XX в. было популярно сочинение немецкого философа Макса Штирнера, исповедовавшего идеи эгоизма и анархизма, — «Единственный и его собственность». См. о нем коммент. к роману «Вечер у Клэр», с. 817.

Бебутова Ольга Михайловна (Георгиевна) (урожд. Данилова, сценич. псевд. Гурислли, Гурская; 1879–1952) — прозаик, актриса. В 1906 г. завоевала приз на Всероссийском конкурсе красоты. Внешние данные и атмосфера загадочности, скандала (два отчества, намеки на запутанные отношения со знаменитостями и влиятельными людьми и др.) способствовали ее популярности. Подобная «пряная» атмосфера присуща и ее романам: ложнодраматические ситуации, переживания дам полусвета, разорившихся князей, дуэли, самоубийства. После Октябрьской революции эмигрировала. Умерла в Ницце в нищете и забвении.

835

С. 511. «...с грохотом падали в воскресших тысячелетиях массивные твердыни Иерихона». — Иерихон (в пер. с древнеевр. «Благоухающий», «Благовонный», из-за роз, выращивавшихся там; назывался также «Городом Пальм») — город «на равнинах Моава, при Иордане» (Чис. 22, 1), в долине гор Нево и Фасги (Чис. 22, 49; 34, 1). Кроме Библии, упоминается также античными историками и географами (Иосифом Флавием, Птолемеем, Плинием, Страбоном, Юстином и др.). Разрушен, по крайней мере, дважды: Иисусом Навином (по преданию, неприступные стены Иерихона пали при звуках священных труб) и Навуходоносором, когда «на развалинах иерихонских» (город был восстановлен при Ахаве) пленен был иудейский царь Седекия (4 Цар. 25,5). При римлянах — царская резиденция Ирода Великого и место его смерти. Иерихон связан с именами пророков Илии и Елисея, неоднократно посещался Иисусом Христом (Мф. 26; 29; Мк. 10; 46; Лк. 18, 35; 19, 1). На дороге из Иерусалима в Иерихон (наиболее опасной из-за частых грабежей) разворачивается действие притчи о милосердном самарянине (Лк. 10, 30–38). Ныне на месте древнего города находится селение Эл-Риха.

...думал, что ему суждено написать голубиную книгу. — Голубиная книга — древнейший на Руси сборник духовных стихов, в основе которых лежит трактовка библейских сюжетов. Содержание стихов — космологическое: раскрытие тайной мудрости о мире, его происхождении. Голубиная книга — не только повествование о прошлом, но и предсказание будущего; обретение и прочтение ее приведет к наступлению счастливого благоденствия, «рая на земле».

«L’homme que rit» — «Человек, который смеется» (1869) — роман Виктора Гюго (1802–1885).

С. 511. ...вижу тяжелые белые паруса Летучего Голландца, седую бороду Агасфера и легкие лодки финикийцев. — Летучий Голландец, Агасфер — образы, объединенные темой вечного скитания. Обе легенды основаны на принципе двойного парадокса, когда светлое и темное меняются местами: бессмертие оборачивается проклятием, а проклятие — милостью. Встреча с этими «призраками» предвещает несчастье.

Летучий Голландец — см. коммент. к роману «Вечер у Клэр», с. 810.

Агасфер («Вечный жид») — персонаж христианской легенды позднего Средневековья: согласно апокрифу, во время крестного пути Иисуса Христа на Голгофу он отказал ему в кратком отдыхе; за это ему самому отказано в покое могилы — он должен безостановочно скитаться до второго пришествия. Образ Агасфера двоится: это и враг Христа, и в то же время свидетель о Нем; и грешник, и страдалец, которому предстоит акт покаяния и обращения «в конце времен». «Параллелизм» подчеркивается тем, что Агасфер — ровесник Иисуса Христа (ему около тридцати лет). С XIII в. легенда становится достоянием литературы, обрастает подробностями (портрет «Вечного жида», его деяния, встречи с ним). Согласно источникам, это высокий человек с длинными волосами и бородой, после каждой сотни лет возвращающийся к «исходному» возрасту и появляющийся на людях.

836

С. 511. Финикийцы — жители Финикии, страны на восточном побережье Средиземного моря, возникшей во 2 тыс. до н.э., известны в древнем мире как ткачи и мореплаватели, снискавшие славу лучших кораблестроителей. Финикийские города-государства (Библ, Тир, Сидон и др.) вели активную морскую и сухопутную торговлю, основали колонии в Средиземноморье (в том числе — Карфаген). Финикийское письмо — разновидность древнесемитского консонантного письма, употреблялось со 2-го тысячелетия до н.э. и легло в основу почти всех известных алфавитов. В 6 в. до н.э. Финикия завоевана персами, в 332 г. до н.э. — Александром Македонским.

С. 512.«Тяжелое, братья, солнце над Дарданеллами. Вот я сплю и вижу во сне Галлиполи...» — С 31 октября по 3 ноября 1920 г. на 126 судах из Севастополя была эвакуирована бóльшая часть врангелевской армии (со «штатскими» — более 136 000 человек). Дальнейшая судьба эвакуированных такова: первый корпус (25 000 человек) под началом генерала Кутепова отправлен на полуостров Галлиполи (который русские окрестили «Голым полем»), кубанские казаки (15 000) — на остров Лемнос, донцы (15 000) — в Четалджи; штатским (20 000 женщин и 7000 детей в том числе) разрешили высадиться в Константинополе. Пролив Дарданеллы и Галлиполи в литературе первой волны русской эмиграции — своеобразный аналог рекам Вавилонским и Стене Плача.

С. 514. «...я вижу, как горят на костре книги Анатоля Франса, а они этого не видят». — Анатоль Франс (наст, имя Анатоль Франсуа Тибо; 1844–1924) — французский писатель, лауреат Нобелевской премии (1921); многие его романы — сатира на современную политическую и социальную жизнь; писатель с иронией относится к моральным нормам буржуазного общества и религиозным догмам.

С. 515. «...мы служили Богу, как плясун Богоматери...» — Т.е. как умели, доступным каждому из нас языком. См. коммент. к роману «Вечер у Клэр», с. 814–815.

«...предложил ему всю нидерландскую литературу за один сон князя Андрея...» — Т.е. за эпизод из романа Л.Н. Толстого «Война и мир» (т. IV, ч. 1, гл. XVI).

С. 516. «...С генералом Скобелевым, небось, не знакомы?» — Михаил Дмитриевич Скобелев (1843–1882) — генерал от инфантерии. В 1870-е гг. руководил экспедициями в Среднюю Азию. Виднейший полководец Русско-турецкой войны 1877–1878 гг.; проявил выдающиеся способности и личную отвагу при переправе русских войск через Дунай у Зимницы, во время операций под Плевной, при переходе через Балканские горы и в сражении у Шипки-Шейново.


Воспроизводится по изданию: Гайто Газданов. Собрание сочинений в пяти томах. Том первый: Романы. Рассказы. Литературно-критические эссе. Рецензии и заметки. Москва: «Эллис Лак 2000», 2009.
© Электронная публикация — РВБ, 2017. Версия 1.4 от 11 октября 2017 г.

Загрузка...