× Богданович 2.0: Сказочная поэма про Амура и Психею в стиле рококо и другие произведения.


АРКАДИЙ КОЦ

1872—1943

Аркадий (Арон) Яковлевич Коц, автор русского текста «Интернационала», по профессии был горным инженером. В 1897 г., учась в Париже, сблизился с революционной эмиграцией. В 1902 г. в близком к марксизму журнале «Жизнь» в № 4 (Лондон) опубликовал стихотворение «Расправа», там же в № 5 (Женева) — перевод трех строф «Интернационала» Эжена Потье и несколько других стихотворений: «Пролетарская Марсельеза», «Я слышу звук его речей» (против толстовской проповеди непротивления злу) и др. под псевдонимом А. Данин. Вступив в РСДРП в 1903 г., Коц вел агитационную работу в Мариуполе и Одессе. События первой русской революции запечатлены в его сборнике «Пролетарские песни» (СПб., 1907 под псевдонимом «Д.-Н.»); книга была конфискована и уничтожена. В годы реакции Коц отошел от революционной деятельности. Вновь начал писать стихи и восстановился в партии большевиков после Октября.

Изд.: Коц А. Стихотворения. М., 1957.

ИНТЕРНАЦИОНАЛ

(С французского*)

Вставай, проклятьем заклейменный,
Весь мир голодных и рабов!
Кипит наш разум возмущенный
И в смертный бой вести готов.
Весь мир насилья мы разроем
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим...
Кто был ничем, тот станет всем.
Это будет последний
И решительный бой:
С Интернационалом
Воспрянет род людской!
Никто не даст нам избавленья —
Ни бог, ни царь и ни герой.
Добьемся мы освобожденья
Своею собственной рукой.
Чтоб свергнуть гнет рукой умелой,
Отвоевать свое добро,
Вздувайте горн и куйте смело,
Пока железо горячо!


* Э. Потье. Интернационал (1871).

411

Это будет последний
И решительный бой:
С Интернационалом
Воспрянет род людской!
Лишь мы, работники всемирной
Великой армии труда,
Владеть землей имеем право,
Но паразиты — никогда!
И если гром великий грянет
Над сворой псов и палачей,
Так разве солнце перестанет
Сиять огнем своих лучей?..
Это будет последний
И решительный бой:
С Интернационалом
Воспрянет род людской!

<1902>

Я СЛЫШУ ЗВУК ЕГО РЕЧЕЙ

Посвящается Л. Н. Толстому

Я слышу звук его речей...
Среди всеобщего смятенья
Великий старец наших дней
Зовет на путь непротивленья.
«Зачем насилье над врагом,
Победа, купленная кровью?
Не лучше ль нам в борьбе со злом
На зло откликнуться добром,

На ненависть — любовью?
Пусть силен враг, пусть долог путь,
Но верю я, настанет время —
И расцветет когда-нибудь
Любовью брошенное семя...»
Простые, ясные слова...
И кто проникся их лучами,
Как бы коснулся божества
И говорит его устами.
Пред этой истиной простой
И я склонял свои колени...
Но предо мной встают толпой
Другие образы и тени:
Там, где пред грозным палачом

412

Народ смиренно спины клонит
И под ярмом и под бичом
Бессильно падает и стонет,
Там, где страданьям нет числа,
Где попираются от века
Пятой ликующего зла
Права и чувства человека,
Где мысль униженно молчит,
Сложив беспомощные крылья,
И дух восстания убит
Отравой рабского бессилья, —
Там — нет, не мир и не любовь, —
Там нужен мощный клич восстанья,
Там нужно немощную кровь
Зажечь огнем негодованья,
Там нужно ненависть борца
Вдохнуть в заснувшие сердца,
Давно привыкшие к смиренью,
И в час возмездья роковой
Забить в набат и звать на бой —
К освобожденью!

<1902>

413

Воспроизводится по изданию: Русская поэзия «серебряного века». 1890-1917. Антология. Москва: «Наука», 1993.
© Электронная публикация — РВБ, 2017. Версия 2.0 от 4 августа 2017 г.

Загрузка...