РВБ: Неофициальная поэзия. Версия 2.99s от 23 ноября 2008 г.

АНАТОЛИЙ МАКОВСКИЙ

 

ГОЛУБЬ

Голубь голубь ты летишь
Я тебя не накормил
Голубь ты меня простишь
День сегодняшний не мил

Станешь весело клевать
Стану весело смотреть
И опять не понимать
Как вас птиц не пожалеть

Потому что два крыла
Это пол— еще —мечты
Голубь голубь тень орла
Синий с искрами почтарь

 

ОХОТА НА ЗМЕЯ

Юрию Плотинскому

Подожди! Блуждая очень
Не узнаем с тобой мы ночи
Ничего уже не нужно
Белый снег кружить не смеет
Мы возьмем охоты ружья
Пару гильз возьмем на змея
Попадется нам дракон
Мы прицелимся с окон
    Нас иконы охраняют
    Нас закон не обвиняет
    В жизни был бы нам почет
    Если б не проказил черт

Подожди! Пойдем на змея
Мы красавиц не умеем
Ни ценить и ни любить
Предпочитаем мы обитель
Да зубцы монастырей
С сенокосами полей

Под откосы — поезда
Над откосами — звезда
В промежутке облака
Жутко если б не река
Рыб серебрян хоровод
Весь в почете караул
    У солдат по два флажка
    У барашка два рожка
    На лугу пестрят цветы
    На кургане богатырь

Миллионы лет назад
Бог отвел от нас глаза
И остались мы одни
И отсчитаны нам дни
Есть иллюзия и явь
Человечество и я

    Вся борьба идет за власть
    И лежит в основе страсть
    Побеждает страсть и страх
    После смерти тлеет прах
    Я — такой же как и все
    Солнце ходит по росе
    В травах
    Наряднее павы

Не хожу я в зоопарк
Не хватает времени
Не держу я экипаж
С конями одурелыми
    И не барин я теперь
    А только пролетарий
    Потихонечку терпеть
    Как время пролетает

Потихонечку терять
Жизнь свою драгую
Мы с тобою — егеря
На ружье другое

Октябрь 1968

* * *

Жизнь моя в каком-то сизом свете
голуби летят на синий вечер
девушки кому-то обещают
остальным лишь бедрами качают

колокол звонит на неудачу
я уже решил свою задачу
только в мире все неразрешимо
Бог не электронная машина

пусть желты Евангелья страницы
свиньям все корыто будет сниться
были б деньги я б уехал в Ниццу
пролорнировал бы заграницу

там меня никто не понимает
пусть уж лучше здесь не принимают
чем я виноват что идиоты
чужды аромата идиомы

 

ПОЭМКА БЕЗ ХАМСТВА

Сразу на ум приходит ханство
А затем — ханжество
Я в библиотеку захаживал
У поэтов особое пьянство
Пол огурца с натуралистом
Поделишь
И язык мелет об идее
Наше существование
Долженствование
Страх чтоб его не прервали
Для этого ходишь в валенках
И на траве валяешься
Кажется щупаешь аиста
А уже — атеист
И сразу перед богом
Чист
А вокруг — мираж
В грязи кураж
Все месят осеннее тесто
Даже — невесты
Деревянные навесы
Грибно плачут
Дождевые капли
Медленно скачут
Из мест где пакля
Торчит
И дворняга рычит
В некрашенной будке
Жандарм
Шлагбаум жидам
Поставлен Сибирью
Одни турбины
Кое-где — турбазы
Реклам рубины
На Прадо Азии
Красном проспекте
Не встретить Просперо
В воскресенье проспишь
И коньками крыш
Любуешься
Что делать без женщин кроме культуры
И идет отшельник на двор где куры
Квохчут ка-ка-ка
К-а-а
А за бревенчатой дверью
Кант
Согнулся в полушубке
Метафизические шутки
Между страниц газеты
У фикуса и розетки
На улицу через окно
Плачет стекло
Особняк
В нем пляшет молодняк
А здесь — Пильняк
Двадцатый год
Который с'час — скажите
Вы пьяного свяжите
А ну — попробуйте
Скрипели роботы
От работы
Шагали роты
Открывался ротик
Смеялся котик
Усы на фотографии
Учителя географии
Курили физики
В помещении низеньком
Придирчиво спорили
Смеялась девушка
На капитолии
Пропивали получку
Он шел на случку
С любимой книгой
Наверно — Ницше
Он будет нищий...

* * *

Треугольник электровоза
Движется на моем пути
Я совсем ошалел от мороза.
Приготовь-ка чаю, партиец.

Коммунист мой поставит чайник —
Он как Лемешев запоет.
И пока я состав встречаю,
Приготовит закуску, пирог.

Мы закусим, икнем, закурим.
Я начну коммунистов ругать.
У начальника дома куры,
А у меня только По Эдгар.

Коммунист не спеша улыбнется,
Скажет: «Запах опять с утра.
Анатолий, тебе придется
Встать на лыжи, пройти в аппаратную.»

Я как Нансен, в тайге на лыжах.
Хорошо, что волков нет пока,
А не то б приключение вышло
В духе По «Золотого жука».

Там остался один только череп.
Ну, а здесь — может, томик стихов.
Как в Сибири погиб ученый
Меж советских и просто волков.

* * *

На последние деньги — билет до Кремля!
Поклонюсь сразу — трем соборам.
Закурить бы надо, выручай, земляк,
На свободе я, на свободе!

Я — бездельничал или что-то открыл —
Выручал меня Мефистоффель!
И пойдешь доказывать этим рылам...
Корефан, как ты думаешь — стоит?

Ты мне якорь не тычь, еще помню маршрут!
Где у вас — Воробьевы горы?
Но, не дай Бог, водки опять нажрусь,
И тогда — в тумане погоны.

И — прощай тогда Ярославский вокзал,
Ярославский вокзал, колокольный...
Да и площадь какая: базар-вокзал.
А в метро говорят — комсомольская.

А по леву руку — Ленинградский вокзал.
Ленинградский вокзал, он — на Питер!
Я пробрался спать в депутатский зал —
Не пустил меня один пидер.

А по праву руку — Казанский вокзал,
За границу оттуда не едут...
У московских татарок такие глаза!
Хоть валютою, хоть валетом.

На чужие деньги — билет от Кремля.
Да и как распростишься с другом?
Молодец, Галилей, — не стоит земля,
А плывет под ногами, дура!

Или кто это там сказал, Колумб?
Только что он знал о Сибири —
Что вернулся Колчак, что с ним пьет Кучум...
Землячок, кочумай... спасибо.

 

КУРСКИЙ ВОКЗАЛ

Я люблю этот Курский вокзал,
Потому что там рядом Музей.
И китайский изысканный зал
Мне являет буддийских друзей.

И цветной узбекский ковер,
В нем — картинки из Шах-Намэ.
Если был бы я Багдадский Вор,
Улететь бы на нем сумел.

И иные там есть чудеса,
Например — кашмирова шаль.
И китайская опять же лиса
Заколдует мою печаль.

А теперь столица — не та.
Да и сам я теперь — не тот.
В урны, если пришла темнота,
За бутылкой лезешь пустой.

Что поделаешь, беднота —
Основное богатство мое.
А музей, кстати, — тоже не там.
И не школьники, а послы ходят в нем.

 

ГРУЗЧИК

    Своему учителю
    Сергею Сербину (Гаврилычу)

Он перед бочкой — как артист
А бочка хочет вниз
Она на лестницу рычит
Как бы гепард кубизма.

Она набуськалась вином
А он сегодня трезв
Как дипломат перед войной
Иль утро стюардессы

Или — составщик поездов
Кому сто грамм вина —
Как в бочку с порохом пистон
Или в обком гранату

Граниты лестницы ведут
В Египет погребов
Где два служителя кладут
Ту мумию на бок

Чтоб Апис брюхо ей вспоров
Отправил к богу Ра
Но этот жест и топором
К ревизии бугра...

А он стоит торреадор
А бочка — рыжий бык
Сто килограммов помидор
Для связей и гульбы

А он — закусит рукавом
Когда она — внизу
Окончив номер роковой
Как раб перед Везувием.

© Тексты — Авторы.
© Составление — Г.В. Сапгир, 1997; И. Ахметьев, 1999—2016.
© Комментарии — И. Ахметьев, 1999—2017.
© Электронная публикация — РВБ, 1999—2017.
РВБ
Загрузка...
Недорогие ковры на сайте.