126. НА СМЕРТЬ ВАСИЛИЯ СТЕПАНОВИЧА ТОМАРЫ

Еще удар! Еще разлука!
Разлука с другом, — и навек!
Увы! нужна ль мне вновь наука,
Что скорби жертва человек?
Вся жизнь — лишь опыт претерпений,
В ней счастье — метеор во мгле,
Пред мною — призрак утешений,
А радости — в сырой земле.
Сырой землей и ты покрылся,
Томара, доблестный мой друг!
И с кругом вечности уж слился
Твоей здесь срочной жизни круг.
Уж гроба мрачная пещера
Тебя прияла, мира гость!
И дружба, добродетель, вера
Оставили — лишь персти горсть.
Но нет, хоть персть осталась тленна,
Эфирных быстротою крыл
Ты выше всесозданья бренна
В чертог нетленный воспарил,
268
Где царь миров, воссев на звездный
Престол, как судия-отец,
Взложил уж на тебя возмездный
Бессмертных радостей венец.
Ликуй же средь блаженна круга
Усыновленных чад небес,
А я на гроб любезна друга
Приду не ток лить горьких слез, —
Приду в безмолвьи поучаться,
Как путь мой в вечность пролагать,
Твоим примером наставляться,
Как жить, терпеть и — умирать.
1819

В.В. Капнист. На смерть Василия Степановича Томары // Капнист В.В. Избранные произведения. Л.: Советский писатель, 1973. С. 268–269. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019. Версия 2.0 от от 17 февраля 2018 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...