Владимир Янович Альбрехт


В. Я. Альбрехт

Об авторе

Владимир Янович Альбрехт [род. 20 февраля 1933, Москва] — советский диссидент, участник правозащитного движения в 1960-80-е годы, политзаключенный (1983—1987), писатель. Сын польского коммуниста, расстрелянного как «враг народа», в 1938 году. Преподаватель математики, инженер, общественный деятель, распространитель самиздата (в частности «Хроники текущих событий»). Один из основателей «Группы-73», правозащитной организации, помогавшей политзаключенным и преследуемым по политическим мотивам (1973), секретарь советской секции «Международной Амнистии» (1975—1981), учредитель сбора средств для детей политзаключенных. Подвергался преследованиям: обыск по делу «Хроники» (1972), обыск и допросы по делу А. Н. Твердохлебова (1975), «беседа» и личный обыск по делу о взрывах в московском метро (1977), угрозы, задержания и личные обыски, допросы по делам Ю. Ф. Орлова, А. Б. Щаранского (1977), М. В. Монахова (1979). Арестован в 1983, УК-161/2, Кустанай, в заключении обвинен в «злостном хулиганстве» (1985), УТ-174/4, г. Аркалык, Казахская ССР, вышел (1987) в рамках горбачевской кампании по освобождению политзаключенных. в 1988 эмигрировал в США. Автор практических руководств «Как быть свидетелем» и «Как вести себя на обыске» (1976), книги «Записки нудного человека» (1983), статей «Непроторенными путями закона», «140 вопросов по делу Твердохлебова» и т.д.

О произведении

«Как быть свидетелем» Владимира Альбрехта — классическое произведение диссидентской литературы и самиздата — представляет собой пямятку для свидетелей на допросах КГБ и остроумное пособие по риторике, местами гомерически смешное.

Литературные достоинства сочинения отмечали и сами следователи. Так, в обвинительном заключении по уголовному делу № 57912/17-83 по обвинению Альбрехта о его работе «Как быть свидетелем» сказано: «… Нельзя не отметить некоторую тщательность литературной обработки рукописи, наличие моментов злобного цинизма и антисоветской сатиры, что делает рукопись еще более привлекательной для лиц, находящихся в длительных конфликтах с правоохранительными органами». За свое произведение автор получил три года лагерей.

В.А. ... я понимал, что меня ждет. Именно потому, что мое дело безнадежно, меня будут колотить до тех пор, пока все, что надо, не выбьют. Будут мучать. Поэтому я признал себя виновным. Сразу, сходу. Я понимал, что это вообще чепуха. Но поскольку мы со следователем договорились, что я пойду ему навстречу — я должен был говорить правду. А правда у меня была такая, что я невиновен! Я и сказал ему, что я признаю себя виновным, поскольку у нас без вины не арестовывают, а тот факт, что я конкретно своей вины не знаю, еще не означает, что ее нет. Более того — это может даже служить отягчающим мою вину обстоятельством...

...потом ... я вынужден был пойти дальше и сказал так — да, я виновен; я верил в правосудие, и вот эту свою иллюзию я распространял. Но вот следователь считает, что эти мои иллюзии — клевета. Эта моя вера в правосудие, как мои иллюзии — максимум, что я мог из себя выжать для следствия. Но надо мной издевались до тех пор, пока я не сдался и сказал, что я вообще... ладно — все, что ему надо, я во всем признаюсь. Всё! Я даю любые показания, во всем сознаюсь и так далее...

(Беседа Владимира Альбрехта с Глебом Павловским // Русский Журнал, 5.11.1997)

«Как быть свидетелем» описывает систему ПЛОД, которая представляет собой четыре принципа, фильтра или сита, через которые просеивается каждый вопрос следователя: «Протокол», «Личное», «Отношение к делу», «Допустимость (с этической точки зрения)».

Важный элемент системы — требование соблюдения существующего законодательства, в частности, уголовного и уголовно-процессуального кодексов.

Натан Щаранский в своей книге Fear No Evil / «Не убоюсь зла» (1988, первое издание на русском языке — 1991) утверждает, что систему поведения свидетеля на следствии в КГБ разработал в конце 1960-х — начале 1970-х А. С. Есенин-Вольпин (очевидно, имеется в виду его «Памятка для тех, кому предстоят допросы», 1968; см. также беседу с ним в 1998 г.), а Альбрехт ее популяризировал (в своей книге и в лекциях на ту же тему различным группам диссидентов, в том числе евреям-отказникам).

Основная идея системы заключалась в том, чтобы, не отказываясь отвечать на вопросы следователя — что преследуется законом, и не давая ложных показаний — за что предусмотрена еще более суровая кара, попытаться использовать те немногие возможности, которые дает тебе УПК: контролировать допрос с помощью протокола, не позволяя следователю фальсифицировать твои ответы или редактировать их, отказываться отвечать на вопросы, не имеющие прямого отношения к делу, отвергать наводящие вопросы, а также такие, ответы на которые могут быть использованы против тебя.

(Н. Щаранский. Не убоюсь зла. М., 1991. С. 28.)

Достоинство системы, пишет Щаранский, состоит в том, что она позволяет отвечать на вопросы, не изобретая фиктивных версий, или отводить вопросы на законных основаниях, не подрывая «моральность своей позиции ложью». Это превращает допрос в своебразную игру; упражнения в остроумии вселяют в допрашиваемого уверенность, которая помогает победить страх. Вместе с тем, он считает систему лишь «своеобразной подпоркой» для тех, «кто делает первые шаги в борьбе с КГБ и еще не готов просто заявить им: „Вы преследуете людей за их убеждения, а посему находитесь вне закона и морали. Мне с вами говорить не о чем“» (там же, с. 29—30).

Мнения о практической эффективности системы ПЛОД расходятся. Одни авторы полагают, что система позволяет сохранять человеческое достоинство в унизительной ситуации допроса и противостоять фальсификации политических дел, формально не отказываясь от дачи показаний. Другие считают ее слишком энергозатратной или недостаточно радикальной.

Г. О. Павловский в заметке «Забытая процедура сопротивляться» отмечает: «Альбрехт был кодификатором одной из процедур, сумма которых составила „технологию достоинства личности“ в СССР 60—80 гг. Эти процедуры удерживали человеческую среду-носительницу альтернативы, государство в государстве». Но тут же оговаривается, что эта процедура действенна лишь в короткие просветы-паузы российской истории, когда «успевает зародиться и выжить НЕБИТЫЙ ЧЕЛОВЕК».

Некоторые правозащитниики (Ю. А. Галансков, В. В. Игрунов, С. В. Каллистратова, А. Т. Марченко, Г. Г. Суперфин, Л. М. Тимофеев, А. Б. Щаранский и др.) считали любые формы сотрудничества со следствием неприемлимыми и потому отказывались от дачи показаний, признания вины и проч., и, соответственно, систему ПЛОД не использовали.

Очевидно, что «система Альбрехта» может работать лишь тогда, когда следствие и суд хотя бы формально следуют букве закона. Во времена политического террора и узаконенного беззакония использование семантических фильтров и риторических аргументов бесполезно. Красноречие бессильно против пыток.

Об издании

В интернете можно найти несколько разных версий текста «Как быть свидетелем», что неудивительно, учитывая его полуфольклорный характер. Подобно средневековым писцам-переписчикам, участники самиздатовского процесса, перепечатывая текст на машинке или публикуя его в сети, вносили в него купюры и прочие изменения, сообразуясь с собственными представлениями о важном и неважном, актуальном и устаревшем.

РВБ представляет электронную версию книги В. А. Альбрехта «Как быть свидетелем», изданную в Париже в 1981 г. журналом «А — Я». Это наиболее полное и авторитетное издание классического трактата об одной из стратегий противостояния индивида тоталитарному государству.

Е. Г.


© Электронная публикация — РВБ, 2021. Версия 1.0 от 15 июня 2021 г.