Н. А. Некрасов

И. Н. Крамской. Портрет Некрасова. 1877. И. Н. Крамской. Портрет Некрасова. 1877

Н. А. Некрасов

» Полное собрание сочинений и писем в 15 томах


Об авторе

НЕКРАСОВ, Николай Алексеевич [28. XI(10. XII).1821, Немиров Винницкого уезда Подольской губернии, — 27. XII. 1877(8. I. 1878), Петербург] — русский поэт. Отец поэта — Алексей Сергеевич Некрасов (1788-1862) — поручик егерского полка; мать — Елена Андреевна, урождённая Закревская (умерла в 1841). Детские годы Некрасова прошли в с. Грешнёво Ярославского уезда той же губернии, в родовом имении отца, куда семья переехала в 1824 (с выходом отца Некрасова в отставку). Его отец — в то время владелец полсотни душ — был ярым крепостником, невежественным человеком. Мать, по некоторым версиям и семейным преданиям происходившая из польской семьи, была образованной гуманной женщиной. Уже в Грешнёве увидел угнетение крепостных, помещичью тиранию, страдания матери (в стихотворениях «В дороге», «Родина», «Псовая охота», «Затворница» даны картины, имеющие биографическую основу). В 1832-37 Некрасов учился в Ярославской гимназии, в 1838 уехал в Петербург; в 1839-40 посещал занятия в университете в качестве вольнослушателя. В эти годы Некрасов прошёл тяжёлую школу «петербургских мытарств» с нищенским существованием. Бедствия, выпавшие на его долю, нашли отражение в незаконченном романе 40-х гг. «Жизнь и похождения Тихона Тростникова», в стихотворениях «Еду ли ночью…», «Я посетил твоё кладбище…» и др.

В Петербург Некрасов привёз «целую тетрадь» стихов, ещё подражательных, часто в духе В. Г. Бенедиктова (некоторые опубликовал в «Сыне отечества»). Первый сборник «Мечты и звуки» (1840) вызвал упрёки в эпигонстве; среди них выделялся резкий отзыв В. Г. Белинского («Отечественные записки», 1840, № 3). Некрасов писал также прозаические и драматические произведения. Водевили «Шила в мешке не утаишь — девушки под замком не удержишь», «Материнское благословение» имели успех на сцене. В 1841 Некрасов начал сотрудничать в «Литературной газете» и «Отечественных записках», где, помимо повестей и рассказов, появились его критические статьи и рецензии, имевшие значительный общественный резонанс (рецензии на «Очерки русских нравов» Ф. В. Булгарина, «Драматические сочинения» Н. Полевого).

Практическая смётка Некрасова проявилась в его издательской деятельности. В 1843 он издаёт два сборника стихотворных фельетонов «Статейки в стихах, без картинок», затем «Физиологию Петербурга» (ч. 1-2, 1845), «Петербургский сборник» (1846), альманах «Первое апреля» (1846), которые стали литературным манифестом натуральной школы. В сборниках приняли участие В. Г. Белинский, А. И. Герцен, И. С. Тургенев, Ф. М. Достоевский, Д. В. Григорович, В. И. Даль, И. И. Панаев и др. В эти же годы Некрасов пишет стихи, обличающие крепостничество («Родина», «Псовая охота»), сатиры на «добродетельных» лицемеров («Современная ода», «Отрадно видеть…», «Колыбельная песня»), рисует конфликты, вызванные социальным неравенством («В дороге», «Огородник»), трагические судьбы бедных людей (очерк «Петербургские углы», стихотворение «Пьяница»). Белинский писал, что стихи Некрасова «…проникнуты мыслию; это — не стишки к деве и луне; в них много умного, дельного и современного».

В становлении демократических убеждений Некрасова особая роль принадлежит Белинскому и его друзьям — западникам. «Поворот к правде» в стихах Некрасова произошёл, по его словам, под влиянием критических работ Белинского, В. П. Боткина, П. В. Анненкова. Некрасов ценил также мнения А. И. Герцена, И. С. Тургенева, И. И. Панаева, А. Я. Панаевой.

В 1847-66 Некрасов был издателем и фактическим редактором «Современника», ставшего органом революцтонно-демократической мысли. В эти годы в поэзии Некрасова возникают новые темы: лирические стихи, посвящённые Панаевой, ставшей гражданской женой поэта, циклы стихов о городских бедняках («На улице», «О погоде»), стихи о женской доле («Свадьба», «В полном разгаре…»), о тяжкой судьбе народа («Несжатая полоса», «Внимая ужасам войны…», «Железная дорога»). В стихах и поэмах Некрасов изображал крестьянскую жизнь («Забытая деревня», «Крестьянские дети», «Коробейники», «Орина, мать солдатская», «Мороз, Красный нос»). Он продолжал и прозаические опыты: «Тонкий человек», романы, написанные совместно с Панаевой («Три страны света», «Мёртвое озеро»). В период общественного подъёма 50-60-х гг. и крестьянской реформы Некрасов написал стихи «Поэт и гражданин», «Песня Ерёмушке», «Размышления у парадного подъезда», исполненные высокого гражданского пафоса. Сближение Некрасова с Н. Г. Чернышевским, Н. А. Добролюбовым, А. Н. Пыпиным, М. А. Антоновичем, Г. З. Елисеевым укрепило его демократические позиции. В ряде произведений он обращался к теме России, «русского человека», его самосознания и общественного назначения («Саша», «Несчастные», «Тургеневу»). Некрасов отстаивал революционно-демократическое направление «Современника»; во время раскола в редакции журнала взял сторону Чернышевского и Добролюбова. В «Заметках о журналах» (1855-56) Некрасов отстаивал воспитательно-просветительную роль литературы; он защищал гоголевские традиции, не противопоставляя их пушкинским, как это нередко бывало в литературной полемике середины 50-х гг. Некрасов ценил реалистическую литературу, но не исходил из узкоутилитарных критериев (статья «Русские второстепенные поэты»).

В некоторых стихах Некрасова сказались мотивы душевной усталости, порой либеральные надежды на реформы («Тишина», 1857); иногда Некрасов допускал тактически неверные шаги для спасения журнала «Современник» (стихи в честь М. Н. Муравьёва, прочитанные Некрасовым в 1866). Всё это вызвало отрицательную реакцию в руссуих прогрессивных кругах и среди русской эмиграции (Герцен и др.). Некрасов тяжело переживал эти упрёки друзей и ответил на них стихами: «Ликует враг, молчит в недоуменьи…» (1866), «Умру я скоро. Жалкое наследство…», «Зачем меня на части рвёте…» (1867).

Последние 10 лет жизни Некрасова связаны с журналом «Отечественные записки». В эти годы он работал над поэмой «Кому на Руси жить хорошо» (1866-76), оставшейся незавершённой, создал поэму о декабристах и их жёнах («Дедушка», 1870, «Русские женщины», 1871-72), а также о «героях» современного общества — бюрократах, буржуазных и либеральных дельцах («Недавнее время», 1871; «Современники», 1875).

Для поздней лирики характерны элегические мотивы («Душно! без счастья и воли…», 1868, «Три элегии», 1873, «Утро», «Уныние», «Элегия» — все 1874, и др.), связанные с усилением общественной реакции, утратой поэтом многих друзей, сознанием одиночества, тяжёлой болезнью (рак), покаянными мотивами, сходными с мотивами народнической поэзии. Однако Некрасов сохранял веру в будущее России и народа («Ещё тройка», 1867, «Пророк», 1874, «Смолкли честные, доблестно павшие…», «Сеятелям», 1876). В 70-е гг. Некрасов был близок к революционно настроенной молодежи (Г. А. Мачтет, Д. П. Сильчевский, П. В. Григорьев, А. Л. Боровиковский, А. А. Ольхин). В цикле стихов «Последние песни» (1876-77; некоторые из них посвящены «Зине» — Ф. А. Викторовой, жене поэта), в незаконченной поэме «Мать» (1877) трагические мотивы переплетаются с темой долга поэта перед народом, «великими целями века».

Похороны Некрасова, в которых участвовали представители нового революцтонного поколения (в т. ч. Г. В. Плеханов), явились событием большого общественного значения. У могилы на кладбище Новодевичьего монастыря выступали Ф. М. Достоевский, Плеханов, П. В. Засодимский, представители студенчества и рабочих.

В поэзии Некрасова отразился революционно-демократический этап русского освободительного движения. В центре его творчества — народ, страдания народа под властью помещиков, самодержавия. Главный источник поэзии Некрасова — мысль о долге поэта перед народом. Лирического героя гнетёт безволие народа и собственная беспомощность, он тяготится средой, дурными традициями («Ночь. Успели мы всем насладиться…», «Умру я скоро. Жалкое наследство…»). «Кнутом иссечённая Муза» — образ, раскрывающий страдания народа и страдания поэта. Это же оттеняется образом «тернового венка»: «Праздник жизни — молодости годы…» (1855), «Безвестен я. Я вами не стяжал…» (1855), «Мать» (1868). В разработку темы поэта и поэзии Некрасов, продолжая пушкинские и лермонтовские традиции, внес демократические убеждения, переключил типичный конфликт (поэт и толпа, поэт и общество) в конфликт поэта с жизнью, в которой «освобождённый» народ остаётся безгласным и безответным в своих страданиях («Элегия», 1874). Крестьянские характеры показаны в условиях тяжкого труда и нищеты. Традиционный для русской литературы образ пахаря в поэзии Некрасова лишён идеализации. Внимание поэта привлекали социальные «биографии» крестьян, порождённые крепостничеством; кающийся Влас («Влас»), символический Иван («Эй, Иван!»), увёртливый староста Клим Лавин, холоп Яков верный («Кому на Руси…»). В отличие от А. В. Кольцова, поэзия которого лишена эпических картин, Некрасов тяготеет к эпическим обобщениям. Это сказывается в сюжетно-композиционной структуре стихотворений (формулировка общей идеи; откровенно функциональный характер конкретных изображений; лирические отступления, подчёркивающие типологию характера, ситуации), в их стилистике, связанной с фольклорными элементами. Массовые сцены в поэзии Некрасова отличаются крестьянским многоголосием («В деревне», «Деревенские новости», «Коробейники», «Знахарка», «Кумушки»). В них — народный взгляд, крестьянский кругозор; в разговорах — смешение разных тем, главная из них нередко завершает произведение нерешённым вопросом: «…Предскажи нашу долю, как от господ отойдём мы на волю!»; «Ну, говори поскорей. Что ты слыхал про свободу?».

Судьба народа — постоянная тема раздумий некрасовского лирического героя. Собирательный образ народа имеет свои постоянные приметы: изнурённая фигура мужика, песня «подобная стону», мужицкая наивность, терпение. Обращения к нему лирического героя являются обязательной структурной частью многих стихотворений: «Ты проснёшься ль исполненный сил…», «Что же ты стала над ним в отупении?». Некрасов показал трагедию народа в его рабской психологии. Волгу он назвал «рекою рабства и тоски». В «Песне убогого странника» («Коробейники») Некрасов осудил пассивность крестьянства. Авторская оценка выражает одно из противоречий и требований историчнского момента: «Чем хуже был бы твой удел, когда б ты менее терпел?» («На Волге»). Поэт создал разноречивые характеры: покорных и бунтарей, безгласных и вольнолюбивых. Эстетический идеал в лирике Некрасова конкретен и многолик: картины деревенской жизни, русской природы, образы крестьянских детей, фигуры борцов за счастье народное. Изображение народа способствовало освещению коренных, классовых конфликтов эпохи: крепостники-помещики и мужики, либералы и народ, капитал и труд.

Критика либерализма — одна из злободневных тем в творчестве Некрасова. Его сатиры «Современная ода» (1845), «Колыбельная песня» (1845), «Нравственный человек» (1847), «Филантроп» (1853) высмеивают лицемеров, либеральных болтунов, псевдодемократов. В 60-е гг. Некрасов пишет сатиры, разоблачающие правительственную цензуру, свободу прессы, мнимую гласность («Газетная», «Песни о свободном слове», «Суд»), дворянский либерализм 40-х гг., прогрессистов нового времени («Медвежья охота»).

Литературные портреты революционных демократов в лирике Некрасова также отражают противоречивые и внутренне единые стороны его поэзии, эволюцию его лирического героя. Тема верности идеалам Белинского в стихах, ему посвящённых («Памяти приятеля», 1853, «В. Г. Белинский», 1855, и др.), апофеоз Добролюбова, его бескорыстного служения родине («Памяти Добролюбова», 1861) сменяются элегией, написанной по случаю гибели Д. И. Писарева («Не рыдай так безумно над ним…», 1868). Идея обречённости борца, мысль о необходимой жертве во имя добра выражена в стихотворении «Н. Г. Чернышевский. (Пророк)». Лирика Некрасова драматична по ситуациям, конфликтам («Мерещится мне всюду драма»), в образной структуре характерно единство противоречивых мотивов, нравственных, эмоциональных оценок: «Он проповедует любовь враждебным словом отрицанья…»; «То сердце не научится любить, которое устало ненавидеть…». Лирика Некрасова сюжетна, использует принципы эпического повествования, но свободная композиция допускает переключение от объективного к субъективному, к лирическим отступлениям, обобщениям. Для неё характерно стилевое многообразие (в «Размышлении у парадного подъезда» ироническое описание подъезда, эпическое повествование о мужиках, сатира на «владельца роскошных палат» и элегия-размышление о русском народе), разнообразная тональность, симфонизм. Элегия в его стихах не чужда гражданского пафоса («Элегия»), романс — политического звучания («Ещё тройка»), баллада — реальных современных событий («Балет», «Забытая деревня»), ода — элегических мотивов («Памяти Добролюбова»). В обновлении стихотворных жанров Некрасов опирался на достижения русской прозы; в его лирике есть стихотворный рассказ («В дороге»), стихотворный фельетон («Говорун»), стихотворение-биография, близкое к физиологическому очерку («Пьяница», «Чиновник»), стихотворная новелла («Папаша»). Распространён в лирике Некрасова и жанр песни («Песня Ерёмушке», «Плач детей»).

В поэмах Некрасова проявляются, как и в лирике, особенности становления, развития его поэзии в целом. «Саша» (1855) написана в духе традиционной поэмы: каждый из героев композиционно выделен, действие развёртывается последовательно. В поэме «Несчастные» (1856, незавершена) отражаются в первородном виде мотивы стихов Некрасова. «В. Г. Белинский», «Размышления…», «О погоде», а также реминисценции стихов А. С. Пушкина. «Коробейники» (1861) — поэма-обозрение, типичная для Некрасова колоритная панорама дорожных впечатлений, крестьянские толки на бытовые и общественные темы, народная оценка исторических событий, сказочные песенные мотивы; сказовая манера придаёт этому произведению характер народной поэмы. В поэмах «Мороз, Красный нос» (1864), «Кому на Руси жить хорошо» дано более глубокое изображение крестьянской среды, её законов, нравов, обычаев; показывается крестьянская семья, её национальные устои; герои, выражающие национальный характер: Прокл, Дарья («Мороз…»), Яким Нагой, Матрёна Тимофеевна, Савелий («Кому на Руси…»). «Кому на Руси…» — поэма-эпопея, в ней — поэтизация народной жизни, её философия, её конфликты.

Крестьянские характеры изображены в поэмах Некрасова в единстве повседневного и идеального. В «Железной дороге» (1864) раскрывается спор о народе, о его творческих возможностях, о социальном положении в настоящем. В «Дедушке» исторические события служат для воплощения утопически-народнических идеалов поэта. В историко-революционных поэмах цикла «Русские женщины» судьба декабристов связывается с судьбой народа. Внутренний мир княгини Трубецкой, её размышления (сны) соотнесены с картинами народного горя. В «Княгине М. Н. Волконской» драматизм борьбы, тревоги ожиданий передаются через встречи героини с народом (ямщиком, часовым, солдатом). Образы из народа помогают «русским женщинам» уяснить цель жизни, способствуют изображению конфликта с дворянским обществом.

В истории русской литературы Некрасов продолжил реалистические традиции А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, А. В. Кольцова, Н. В. Гоголя. Его поэзия показывала «прозу жизни». Реализм Некрасова освещён демократическими идеалами, тенденция опиралась на убеждения поэта. Он писал: «Каковы бы ни были мои стихи, я утверждаю, что никогда не брался за перо с мыслью, что бы такое написать или как бы что написать: позлее, полиберальнее? — мысль, побуждение, свободно возникавшее, неотвязно преследуя, наконец заставляло меня писать. В этом отношении я, может быть, более верен свободному творчеству, чем многие другие».

Национальное своеобразие творчества Некрасова — в изображении народной среды, социальных противоречий деревенской России, в демократическом взгляде на «верхи» русского общества, в выборе героя из народа. Характерное для стиля Некрасова взаимопроникновение эпического и лирического начал делает лирику поэта объективной (с образом-характером, лирическим героем), а эпические произведения сохраняют конфликты, присущие лирике (проблема долга, лирический герой и народ; лирическая оценка событий, сатира, ирония).

Поэзия Некрасова тесно связана с мотивами и поэтикой фольклора. Он пересоздавал фольклорные источники, подчиняя их своим поэтическим замыслам. Некрасов тяготел к песенным ритмам, интонациям, в его стихах — обилие анафор, параллелизмов, повторов. Использована фольклорная гипербола (образы Матрёны Тимофеевны, Савелия), пословицы, постоянные эпитеты, сравнения. Юмор в поэзии Некрасова также восходит к народному творчеству («Калистрат», «Притча о Ермолае трудящемся», образы странников в «Кому на Руси…»). Некрасов обогатил язык поэзии народной фразеологией, разговорными формами, диалектными словами. Он смело вводил в стихи прозаизмы из различных речевых стилей, неблагозвучную лексику (причастия), разнообразные речевые структуры и стили — бытовой стиль, публицистический, народно-поэтический, ораторско-патетический, исторически стилизованный, пародийный. В борьбе с цензурой вырабатывался эзоповский язык и стиль Некрасова (иносказательность, особая метафоричность, недосказанность, риторические обращения).

Поэзия Некрасова отличается богатством и разнообразием ритмики. Чаще, чем у других поэтов 19 века, у него встречаются трёхсложные размеры (дактиль, анапест), а также глагольные рифмы. Есть произведения («Кому на Руси…», «Зелёный шум»), написанные белым стихом. Нередко в пределах одного произведения сплетаются различные ритмы («Размышления у парадного подъезда»), даются контрастные ритмические переходы («Современники»). В пародиях, сатирических стихах используются ритмические диссонансы («Колыбельная песня»).

Как Пушкин и Лермонтов явились выразителями дум своего поколения, декабристской эпохи, так Некрасов стал певцом новых людей, выдвинутых русским освободительным движением середины 19 века. Его стихи широко использовались в революционной агитации, особенно народниками. Поэзию Некрасова в агитационных целях пропагандировали и ранние марксисты (Г. В. Плеханов). Под непосредственным влиянием Некрасова формировалась русская демократическая поэзия 60-х — 80-х гг.: поэты-искровцы В. С. Курочкин, Д. Д. Минаев, гражданская лирика М. Л. Михайлова, Н. А. Добролюбова, Н. П. Огарёва, поэты революционного народничества (П. Л. Лавров, Н. А. Морозов, С. С. Синегуб, П. Ф. Якубович), поэты-демократы Л. Н. Трефолев, С. Д. Дрожжин, лирика С. Я. Надсона.

А. Блок отмечал, что «новая… гражданственность» России начала 20 века была «…вовсе не некрасовской, но лишь традицией, связанной с Некрасовым». Традиции Некрасова в той или иной мере питали творчество поэтов 20 века: А. Белого и Блока, рабочих поэтов (Л. Радина, А. Гмырева), а также Д. Бедного и В. Маяковского. В развитии русской советской поэзии традиции Некрасова оказались плодотворны для многих писателей: А. Твардовский, М. Исаковский, А. Сурков, А. Прокофьев, Н. Рыленков, А. Яшин. Некрасов влиял и на поэзию народов СССР: Т. Г. Шевченко, И. Франко, К. Хетагуров, Я. Тамм, Я. Купала, Я. Колас и др., и на писателей славянских народов (И. Вазов, А. Константинов, Я. Неруда, В. Галек и др.).

Современная Некрасову критика оценивала его творчество с резко противоположных позиций: демократическая (Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов, Д. И. Писарев, В. А. Зайцев) поддерживала направление его поэзии, реакционная (Н. Ф. Павлов, В. Г. Авсеенко, Е. Марков) отвергала революционные идеи Некрасова, критика, близкая к славянофилам, почвенникам (А. А. Григорьев, Е. Н. Эдельсон, Н. Н. Страхов), не принимала негативных картин в изображении народа. После смерти Некрасова полемика шла между либеральной критикой, принижавшей поэта, и народнической критикой. Первый опыт изучения литературно-общественной деятельности Некрасова предпринял А. Н. Пыпин (посмертное издание: «Н. А. Некрасов», 1905). Г. В. Плеханов определил историческое место Некрасова в брошюре «Н. А. Некрасов. К 25-летию со дня смерти» (1903). Он считал, что Некрасов явился «поэтическим выразителем целой эпохи нашего общественного развития». Однако Плеханов противопоставлял его Пушкину. Ещё в дореволюционные годы научное изучение Некрасова начали В. Е. Евгеньев-Максимов («Н. А. Некрасов. Сборник статей и материалов», 1914) и К. И. Чуковский. После 1917 велась большая работа по научной подготовке некрасовских текстов (К. И. Чуковский, А. Я. Максимович, С. А. Рейсер). Издание полного собрания сочинений и писем Некрасова, томов «Литературного наследства» (тт. 49-54), посвящённых Некрасову, — значительное достижение советского некрасоведения. Продолжалось изучение биографии писателя, его литературного окружения (В. Е. Евгеньев-Максимов, К. И. Чуковский, Н. С. Ашукин), появились работы о его творчестве.

Поэтике Некрасова посвящены исследования Б. М. Эйхенбаума, Ю. Н. Тынянова, И. Н. Розанова, К. А. Шимкевича, В. В. Гиппиуса. В 50-е — 60-е гг. появились новые работы, анализирующие идейно-художественные особенности поэзии Некрасова, её стиль (К. И. Чуковский, Н. Л. Степанов, Б. Я. Бухштаб, Б. О. Корман).

Соч.: Стихотворения, т. 1-4, предисл. А. Буткевич, вступ. ст. А. М. Скабичевского, ред. и прим. С. И. Пономарева, СПБ, 1879; Стихотворения. Полное собр. в одном томе, СПБ, 1881; Собр. соч., т. 1-5. Под ред. В. Евгеньева-Максимова и К. Чуковского, М. — Л., 1930, Стихотворения, т. 1-2, под ред. К. Чуковского, вступ. ст. и прим. А. Максимовича, Л., 1938; то же, 3 изд., т. 1-3, вступ. ст. и подгот. текста В. Друзина, прим. И. Сермана, Л., 1956; Полн. собр. соч. и писем, т. 1-12, под общей ред. В. Е. Евгеньева-Максимова, А. М. Еголина, К. И. Чуковского, М., 1948-52; Собр. соч., т. 1-8, под общей ред., с прим. К. И. Чуковского, М., 1965-67.

Лит.: Чернышевский Н. Г., Воспоминания о Некрасове, Полн. собр. соч., т. 1, М., 1939; его же, [Заметки о Некрасове], там же; Григорьев А., Стихотворения Н. Некрасова, в кн.: Лит. критика, М., 1967; Достоевский Ф. М., Дневник писателя за 1877 г., Полн. собр. худож. произведений, т. 12, М. — Л., 1929, с. 346-63; Луначарский А. В., Н. А. Некрасов, Собр. соч., т. 1, М., 1963; Зелинский В. (сост.), Сборник критич. статей о Н. А. Некрасове, ч. 1-3, М., 1886-87; Некрасовский сборник, под ред. В. Е. Евгеньева-Максимова и Н. К. Пиксанова, П., 1918; Эйхенбаум Б. М., Некрасов, в его кн.: Сквозь лит-ру, Л., 1924; Тынянов Ю. Н., Стиховые формы Некрасова, в его кн.: Архаисты и новаторы, Л., 1929; Чуковский К., Рассказы о Некрасове, М., 1930; Кубиков И. Н., Комментарий к поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо», М., 1933; Ашукин Н. С., Как работал Некрасов, М., 1933; его же, Летопись жизни и творчества Н. А. Некрасова, М. — Л., 1935; Н. А. Некрасов. 1878-1938. Сб. статей и материалов, под ред. В. Е. Евгеньева-Максимова, Л., 1938; Творчество Некрасова. Сб. ст., под ред. А. М. Еголина, М., 1939; Евгеньев-Максимов В. Е., Некрасов в кругу современников, Л., 1938; Некрасов в рус. критике. Сост. А. Еголин, М., 1944; Евгеньев-Максимов В. Е., Жизнь и деятельность Н. А. Некрасова, т. 1-3, М. — Л., 1947-52; Некрасов и театр, Л. — М., 1948; Червяковский С. А., К проблематике жанров поэзии Некрасова, «Уч. зап. Горьковск. пед. ин-та», 1950, т. 14; Некрасовский сборник, т. 1-4, М. — Л., 1951-67; Твердохлебов И. Ю., Поэма Некрасова «Кому на Руси жить хорошо», М., 1954; Плахотишина В. Т., Поэма Некрасова «Кому на Руси жить хорошо», К., 1956; Гаркави А. М., Произв. Н. А. Некрасова в вольной рус. поэзии XIX в. Произв. Н. А. Некрасова в подпольной и заруб. рус. печати XIX и нач. XX в., «Уч. зап. Калинингр. пед. ин-та», 1957, в. 3; Гин М., Н. А. Некрасов — лит. критик, Петрозаводск, 1957; Гин М., Успенский В., Некрасов — драматург и театр. критик, Л. — М., 1958; О Некрасове. Сб. статей, Ярославль, 1958; Еголин А. М., Некрасов и поэты-демократы 60-80-х гг. XIX в., М., 1960; Твардовский А. Т., Заветная книга, в его кн.: Статьи и заметки о лит-ре, М., 1961; Архипов В. А., Поэзия труда и борьбы. Очерки творчества Н. А. Некрасова, Ярославль, 1961; Чуковский К., Мастерство Некрасова, 4 изд., М., 1962; Гаркави А. М., Н. А. Некрасов в борьбе с царской цензурой, Калининград, 1966; Корман Б. О., Лирика Н. А. Некрасова, Воронеж, 1964; Гин М. М., О своеобразии реализма Некрасова, Петрозаводск, 1966; Груздев А., Поэма Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо», М. — Л., 1966; Степанов Н. Л., Некрасов и сов. поэзия, М., 1966; Боржек М., Некрасов и заруб. лит-ра, в кн.: Кострома. Лит. сб. № 6, Кострома, 1954; Германова Е., Н. А. Некрасов и чеш. поэзия в эпоху Яна Неруды и Витезслава Галека, «Рус. лит-ра», 1958, № 3; Григорьев А. Л., Некрасов за рубежом (Итоги и проблемы изучения Некрасова в совр. заруб. литературоведении), там же, 1967, № 4; Даскалова Е., Георги Бакалов и Некрасов. «Изв. на Института за българска литература», 1959, кн. 8; Ночева-Метева Е., Творчеството на Некрасов в българското обществено и литературно развитие, в кн.: Славянска филология, т. 4, София, 1963, Corbet Ch., Nekrasov l’homme et le poete, P., 1948; Mikolaj Niekrasow, «Kwartalnik Instytutu polsco-radzieckiego», Warsz., 1953, № 5 (номер посвящен Некрасову); Florea-Rariste D., Poeziile lui Nekrasov in limba romina, «Almanahul literar». 1953, № 6; Dudek G., Die Herausbildung des kritischen Realismus in der fruhen Lyrik N. A. Nekrasow’s, Lpz., 1955; Mahnken J., Zur Verstechnik N. A. Nekrasow’s, «Die Welt der Slawen», 1964, H. 2.

Бельчиков Н., Н. А. Некрасов в лит-ре за годы революции. 1917-1928, М. — Л., 1929; Моторина Р. П. (сост.), Рукописи Н. А. Некрасова. Каталог, М., 1939; Михайлова А. Н., Рукописи Н. А. Некрасова. Каталог, под ред. Н. К. Пиксанова, Л., 1940; Любимова В. С., Н. А. Некрасов. Опись документ. материалов личного фонда № 338, под ред. И. Н. Розанова, М., 1949 (Центр. гос. лит. архив СССР); Максимович А. Я., Рукописи Н. А. Некрасова в Институте рус. лит-ры (Пушкинском доме) АН СССР. «Бюллетень Рукописного отдела Пушкинского дома», в. 3, М. — Л., 1952; Добровольский Л. М., Лавров В. М., Библиография лит-ры о Н. А. Некрасове. 1917-1952, М. — Л., 1953; Гин М. М., Евгеньев-Максимов В. Е., Семинарий по Некрасову, Л., 1955; Н. А. Некрасов и Ярославский край. Указатель лит-ры, под ред. А. Ф. Тарасова, Ярославль, 1959; История рус. лит-ры XIX в. Библиографич. указатель, под ред. К. Д. Муратовой, М. — Л., 1962.

Г. В. Краснов

Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. — Т. 5. — М.: Советская энциклопедия, 1968.


© Электронная публикация — РВБ, 2018-2020. Версия 0.1 от 10 декабря 2018 г.