К. Ф. Рылеев

К. Ф. Рылеев К. Ф. Рылеев

К. Ф. Рылеев

Об авторе

Кондратий Фёдорович Рылеев [18(29).9.1795, с. Батово, Софийский уезд Петербургской губернии (по другим данным — родовое поместье в Тульской губернии) — 13(25).7.1826, Петербург; казнен на кронверке Петропавловской крепости] — русский поэт, один из руководителей восстания декабристов.

Родился в небогатой дворянской семье. Учился в Петербургском 1-м кадетском корпусе (1801—1814). Участник заграничных походов русской армии (1814, 1815), во время которых, по собственному признанию, «заразился» свободомыслием. В 1818 вышел в отставку, служил заседателем Петербургской уголовной палаты (с 1821), правителем канцелярии Российско-американской компании (с 1824). С 1819 г. сотрудник различных литературных журналов. В 1823 стал членом Северного общества декабристов, возглавив затем наиболее радикальную и демократическую его часть. Сыграл ведущую роль в организации восстания 14 декабря 1825. Казнён 13(25) июля 1826 г. в Петропавловской крепости в числе пяти руководителей восстания.

Литературную известность принесла Рылееву сатира «К временщику» (1820), поразившая современников беспрецедентно дерзким пафосом обличения аракчеевских порядков. Дальнейшее формирование творческих принципов Рылеева связано с Вольным обществом любителей российской словесности, членом которого он стал в 1821. В 1821—23 создал цикл исторических песен «Думы» (отдельное изд. 1825), написанный под влиянием чтении «Истории» Карамзина. Обращаясь к героическому прошлому России, поэт переосмысляет его в духе собственных гражданских идеалов. В поэзии Рылеева 1823—25 гг. преобладают стихотворения политической направленности. В 1823—25 Рылеев совместно с А. А. Бестужевым выпускал ежегодный альманах «Полярная звезда», собравший лучшие литературные силы того времени.

Декабристским вольнолюбием и предощущением грядущей судьбы этого движения проникнуто поэма Рылеева «Войнаровский» (отдельное издание 1825). Мысли о высоком гражданском служении отчизне Рылеев вкладывает в исповедь главного героя поэмы, сосланного в Сибирь за участие в мятеже против Петра I, поднятом Мазепой. Хотя А. С. Пушкин ценил поэму Рылеева выше его «Дум», в «Полтаве» он спорит с концепцией истории, выраженной в «Войнаровском». В незаконченной поэме «Наливайко» (отрывки опубликованы в 1825) Рылеев обращается к теме национально-освободительной борьбы украинского казачества XVI в. против шляхетского засилья.

Наиболее полным выражением гражданского пафоса в лирике Рылеева явилось стихотворение «Я ль буду в роковое время...» («Гражданин»). Для воздействия на «умы народа» и подготовке его к борьбе «за угнетенную свободу человека» Рылеев совместно в А. Бестужевым создал цикл агитационных песен — сатирических куплетов, проникнутых ненавистью к самодержавно-крепостническому строю и прямо призывающих к его свержению.

Как идет кузнец из кузницы, слава!
Что несет кузнец? Да три ножика:
Вот уж первой-то нож на злодеев вельмож,
А другой-то нож — на судей на плутов,
А молитву сотвори, — третий нож на царя!
Кому вынется, тому сбудется,
Кому сбудется, не минуется. Слава!

Рылеев был арестован вечером 14 декабря, обвинен в государственной измене. На допросе признал существование тайного общества и его цель — введение конституционной монархии — и назвал имена ряда других заговорщиков. Всего к следствию по делу восстания на Сенатской площади было привлечено 579 человек, из них 11 доносчиков. Тайным судебным процессом над декабристами, вплоть до назначения наказания каждому обвиняемому, руководил лично император Николай I (см. подробнее: Суд над декабристами).

Все подсудимые были разделены по мерам наказания на 11 разрядов: 1-й (31 подсудимый) — к «отсечению головы», 2-й — к вечной каторге и т. д.; 10-й и 11-й — к разжалованию в солдаты. Пятерых суд поставил вне разрядов и приговорил к четвертованию (замененному повешением) - это П.И. Пестель, К.Ф. Рылеев, С.И. Муравьев-Апостол, М.П. Бестужев-Рюмин и убийца Милорадовича П.Г. Каховский. Из всего состава суда только сенатор Н.С. Мордвинов (адмирал, первый морской министр России) поднял голос против смертной казни кому бы то ни было, записав особое мнение. Все остальные проявили безжалостность, стараясь угодить царю. Даже три духовные особы (два митрополита и архиепископ), которые, как предполагал Сперанский, «по сану их от смертной казни отрекутся», не отреклись от приговора пяти декабристов к четвертованию.

Казнили пятерых 13 июля 1826 г. на кронверке Петропавловской крепости. Казнь была проделана варварски. Трое — Рылеев, Муравьев-Апостол и Каховский — сорвались с виселицы, их повесили вторично. Поднимаясь второй раз на эшафот, Муравьев-Апостол будто бы сказал: «Несчастная Россия! Даже повесить как следует не умеют...» Более 100 декабристов после замены «отсечения головы» каторгой сослали в Сибирь и — с разжалованием в рядовые — на Кавказ воевать против горцев. На каторгу за некоторыми из декабристов (Трубецким, Волконским, Никитой Муравьевым и др.) добровольно последовали их жены — юные, едва успевшие выйти замуж аристократки: княгини, баронессы, генеральши, всего — 12. Трое из них умерли в Сибири. Остальные вернулись вместе с мужьями через 30 лет, похоронив в сибирской земле более 20 своих детей. Подвиг этих женщин, декабристок, воспет в поэмах Н.А. Некрасова и француза А. де Виньи.

(Троицкий Н.А. Россия в XIX веке: Курс лекций. М.: Высш. шк., 1997)

После декабристского восстания издания Рылеева были запрещены и по большей части уничтожены. Его произведения распространялись нелегально в рукописных списках или публиковались за рубежом русской эмиграцией, в частности, Огарёвым и Герценом в 1860 году. Запрет на публикации был снят в конце XIX века, и стихи Рылеева немедленно вошли в школьную программу, а цитаты из них — в русский язык, превратившись в крылатые слова и поговорки.

Сразу после казни декабристов начал складываться миф о Рылееве как революционном герое и святом мученике, который предвидел свою гибель и сознательно принес себя в жертву ради освобождения народа.

Рылеев был поэтом общественной жизни своего времени. Хотя он и сказал о себе: «Я не Поэт, а Гражданин», — но нельзя не признать в нем столько же поэта, как и гражданина. Страстно бросившись на политическое поприще, с незапятнанной чистотой сердца, мысли и деятельности, он стремился высказать в своих поэтических произведениях чувства правды, права, чести, свободы, любви к родине и народу, святой ненависти ко всякому насилию.

(Н. П. Огарев. Предисловие к «Думам» К. Рылеева.)

Казнь Рылеева и его товарищей, по словам А. И. Герцена (в «Былом и думах»), «разбудила ребяческий сон» его души. Н. А. Некрасов откликнулся на рылеевскую формулу «Я не поэт, а гражданин»: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Гражданский пафос и высокий романтический настрой поэзии Рылеева определили основные черты русской политической лирики — от Лермонтова и Некрасова до Мандельштама, от «Варшавянки» до Галича и Борзыкина.

Портрет на заставке: К. Ф. Рылеев. Гравюра неизвестного автора. (Медальон H. М. Рылеевой.) 1820-е годы. Музей Революции СССР (Москва).

Е. Г.

Об издании

«Избранные произведения» К. Ф. Рылеева представялют собой сокращенный вариант его «Полного собрания стихотворений» («Библиотека поэта», Л., 1971). Издание включает шестнадцать стихотворений, пять дум, поэмы «Войнаровский» и «Наливайко», агитационные песни, написанные совместно с Бестужевым, вступительную статью В. Г. Базанова и А. В. Архиповой и примечания, составленные А. Е. Ходоровым и А. В. Архиповой. В приложении дана статья С. А. Фомичёва о Рылееве из Биографического словаря «Русские писатели. 1800—1917».

Ссылки


© Электронная публикация — РВБ, 2021. Версия 1.0 от 29 июля 2021 г.