ГОРЯЧКА[1]

Двадцать градусов морозу...
Я в горячке третий день...
В ноябре живую розу
На Сенной родил Олень,
И безрогий, неказистой,
Доказать зверек сей мог
То своей голубке чистой,
Что он муж ей, хоть без рог.
Но без рог! о друг, ты свету
Станешь странный шиш казать,
Мужнюю не зря примету,
Кто нас мужем станет звать?
Что такое есть венчаться?
Украшать венцом чело,

[1] Елизавете Марковне Олениной на рождение первого сына ее Николая.

63
Чем же мужу отличаться,
Как чело у нас голо?
Как венец сей налагают
Честна камня в страстный час,
Тут под титлом намекают
То, чем Бог обидел нас:
Знаменитыми мужами
Он нас быть не осудил,
Но камолыми скотами
В угол счастья заключил,
Дал свободу веселиться,
Скромно и покойно жить,
Целый круглый век любить,
О пустом не суетиться,
Да проходит уж и век,
Где рогами в знать втесниться
Может честный человек.
И тебе, знать, не удастся
Гербом, имя, величаться,
Шлемом знатности блестить,
Как тебе не подмощаться,
Как Олениным не зваться,
Но Оленем век не быть.

Приношениe

Когда я был здоров,
Ты, Лизанька, меня просила
Прислать к тебе смешных стишков,
Но с тех пор жжет меня нечиста, адска сила,
Ты вдруг морозного Николу нам дала
И силу адскую немножко утушила,
Другая вральная меня ошаломила и понесла...
Куда ты, Лизанька, мила,
Ты разрешаешься сама и разрешаешь,
И, может, в скромности своей сама не знаешь
Талантов всех твоих.
Двоисься, лечишься и лечишь и других.

Н.А. Львов. Горячка // Львов Н.А. Избранные сочинения. Кёльн; Веймар; Вена: Бёлау-Ферлаг; СПб.: Пушкинский Дом; Рус. христиан. гум. ин-т; Изд-во «Акрополь», 1994. С. 62–63.
© Электронная публикация — РВБ, 2004—2018. Версия 2.0 от от 9 ноября 2018 г.