Ода XLIV
СНОВИДЕНИЕ

Сия ода, говорит г-жа Дасье, есть самая прекрасная и самая вежливая из всех древних произведений; если красавица, к которой она писана, столько же хороша была, как сделанные для ней стихи, то во всей Греции не было ее прекраснее. Тут я на колени пред г-жею Дасье и руки вверх... прошу французского ее прощения за то, что, как ни вертел, сколько мне любимую ее оду ни толковали, как ни читал я переводчиков, не мог дорыться сих таинственных красот, которые бы равняли ее со многими прочими одами Анакреона. Тут, кроме тонкого замысла, которым сей стихотворец толкует событие своего сна, ничего я не вижу; и так-то, что сделанная семнадцатилетнею девушкою, Потар дю Лю называемою, песенка, под именем «Songe Anacréontique»[*] известная, к стыду моему, мне лучшею кажется. Ее почти все знают. Она начинается: «A l’ombre d’une myrthe assise»[**] и проч.


[*] Анакреонтическое сновидение (франц.).

[**] Сидя в тени мирта (франц.).

150

Свинцовые колодки на купидоне, ни для живописца, ни для аллегории, ничего мне не представляют. Мы привыкли видеть любовь с крыльями и легкую, а не людей влюбленных, которые на крыльях от любви бегут. Но г-жа Дасье заставила меня коснуться ковчега священного...


Н.А. Львов. Стихотворение Анакреона Тийского. Примечания на II книгу. Ода XLIV, Сновидение // Львов Н.А. Избранные сочинения. Кёльн; Веймар; Вена: Бёлау-Ферлаг; СПб.: Пушкинский Дом; Рус. христиан. гум. ин-т; Изд-во «Акрополь», 1994. С. 149–150.
© Электронная публикация — РВБ, 2004—2019. Версия 2.0 от от 9 ноября 2018 г.