ПИСЬМА

Письма Радищева – один из ценнейших источников для раскрытия его биографии и взглядов – долгое время оставались неопубликованными. Для самодержавия они являлись не менее опасными, чем литературные произведения писателя-революционера.

В конце XVIII в. за письмами Радищева был установлен на почте строжайший контроль. Правительства Екатерины II и Павла I искали в письмах автора «Путешествия из Петербурга в Москву» тайные нити его связей с «соумышленниками».

В «Собрании оставшихся сочинений покойного А. Н. Радищева», изданном в начале XIX в. его сыновьями, было напечатано всего лишь одно письмо из Сибири под заглавием «Письмо о китайском торге» и ничего не было сказано о наличии других его писем.

Первые сведения о существовании писем Радищева сообщил в печати А. С. Пушкин. В статье «Александр Радищев», подготовленной в 1836 г. для «Современника» и вследствие запрещения цензуры напечатанной лишь в 1857 г. в VII томе «Сочинений Александра Пушкина», изд. П. В. Анненкова, Пушкин пишет: «Сохранилась его переписка с одним из тогдашних вельмож, который, может быть, не вовсе был чужд изданию "Путешествия"» (А. С. Пушкин, Полное собрание сочинений в десяти томах, т. VII,. М.–Л., 1949, стр. 356). Под «вельможей» Пушкин разумеет президента Коммерц-коллегии, бывшего начальника Радищева А. Р. Воронцова, который продолжал переписку с Радищевым и поддерживал его деньгами в период пребывания последнего в ссылке.

О существовании обширной переписки Радищева в более ранний период сообщил сын его Николай Александрович: «Он... имел философическую переписку с другом и товарищем своим А. М. Кутузовым, одним из первых мартинистов. Кутузов желал привлечь в сие общество друга своего. но Александр Николаевич никогда на то не соглашался, из чего произошла пространная и занимательная переписка, которая могла бы составить важную книгу; но из сей переписки не осталось ничего» («Русская старина», ноябрь 1872 г., стр. 579).

605

Публикация писем Радищева началась лишь семьдесят лет спустя после его смерти. Первое издание писем принадлежит П. И. Бартеневу, напечатавшему их в «Архиве князя Воронцова» (кн. V, М., 1872; кн. XII, М., 1877). В бартеневское издание вошло 77 писем Радищева к А. Р. Воронцову за 1782 – 1800 гг. и одно письмо к Александру I. Все они были напечатаны по подлинникам из собрании А. Р. Воронцова.

В 1907 г. В. В. Каллаш перепечатал эти письма во II томе «Полного собрания сочинений А. Н. Радищева». Это издание было дополнено несколькими письмами Радищева из отдельных небольших публикаций. Всего в него вошло 81 письмо.

Этими двумя сводами исчерпываются дореволюционные издания писем Радищева. В настоящее время указанные издания не могут уже удовлетворить советских исследователей, а равно и широкие круги читателей.

В своде писем Радищева, опубликованном П. И. Бартеневым, отсутствуют примечания, не раскрыты упоминаемые в письмах малоизвестные факты биографии Радищева, общественные события, имена исторических деятелей и т. п.; некоторые письма напечатаны с неверной датировкой или совсем не датированы; письма, написанные на французском языке, даны без переводов, вследствие чего они были доступны только ограниченному кругу читателей. В некоторых письмах Радищева П. И. Бартенев опустил, не упоминая об этом ни словом, ряд важных мест. Относясь к революционным взглядам Радищева с нескрываемой враждебностью, Бартенев выкинул из текста его писем те места, в которых Радищев высказывает свое сочувствие угнетенным массам.

Так, например, выкинут из письма Радищева к А. Р. Воронцову от 4 апреля 1787 г. (у нас письмо № 15) следующий абзац, в котором Радищев пишет о Нижнем Поволжье, опустошенном царским правительством при подавлении пугачевского восстания:

«Желаю, чтобы ваше сиятельство в путешествии вашем были здоровы, – пишет Радищев Воронцову, проезжавшему по нижневолжским районам. – Сомнения нет, что в малообитаемых провинциях, где проежжать изволили, было не мало трудностей. Чрез несколько лет сия ныне пустая почти страна конечно населится и предпочтена будет суровой полосе, где мы живем. Земледелие размножит жителей, торговля – изобилие, и сия умершая в народных повествованиях страна паки процветет, если не прострется на нее рука отягощения».

Издание В. В. Каллаша, поскольку оно являлось механической перепечаткой бартеневской публикации писем Радищева, содержит в себе те же самые недостатки.

До сего времени письма Радищева не были полностью переизданы, и советский читатель был вынужден пользоваться бартеневским изданием. Лишь одна часть писем Радищева – письма из сибирской ссылки к А. Р. Воронцову – была напечатана с примечаниями Н. В. Алексеевой в однотомнике: А. Н. Радищев. Избранные сочинения. Вступительная статья Г. П. Макогоненко, М. – Л., 1949. Примечания Алексеевой к письмам

606

Радищева содержат в себе много новых материалов и наблюдений и являются ценным вкладом в изучение Радищева. В данном издании некоторые из них использованы.

Со времени Великой Октябрьской социалистической революции, открывшей доступ к государственным и частным архивным хранилищам, были сделаны весьма ценные находки писем Радищева.

В журнале «Былое» (1917, № 2/24) Я. Л. Барсков опубликовал четыре письма Радищева к его родным по копиям, сохранившимся среди перлюстраций Московского почтамта, которые высылались в Петербург на просмотр Екатерине II и Павлу I.

В. П. Семенников напечатал в альманахе «Радуга» (1922) одно неизданное письмо Радищева к родителям по автографу из собрания А. А. Корсуна, хранящемуся в Пушкинском Доме.

Пять писем опубликовал Я. Л. Барсков в книге «Материалы к изучению „Путешествия из Петербурга в Москву" А. Н. Радищева» (т. II, М. – Л., 1935) по автографам и копиям, хранящимся в Центральном Государственном Архиве в Москве.

В Владимирской областной газете «Призыв» 13 октября 1946 г. были опубликованы А. С. Леваковым два письма Радищева к А. Р. Воронцову по автографам из собрания А. Р. Воронцова, хранящегося в Государственном Владимирском областном архиве.

В 1950 г. Ф. Я. Прийма опубликовал в сборнике «Радищев. Доклады и сообщения», Изд. Ленинградского Государственного Университета им. А. А. Жданова, записку Радищева к неизвестному по автографу, хранящемуся в Государственной Публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

Письма Радищева, опубликованные в указанных изданиях, далеко не исчерпывают всей его переписки. Нам не известно ни одного письма Радищева к его родителям, писанного из Москвы в ранние годы учения у профессоров Московского университета (1757–1764), а затем из Петербурга из Пажеского корпуса (1764–1766) и из Лейпцигского университета (1766–1771). О письмах, посылаемых из Лейпцига, Радищев сам упоминает в повести «Житие Федора Васильевича Ушакова»: «На почту относимы письма наши были одним из наших учителей» (настоящее издание, т. I, стр. 174).

Имеются основания полагать, что в период своего пребывания в Лейпцигском университете Радищев имел переписку с прогрессивными деятелями русской журналистики, в частности с Н. И. Новиковым, с которым он ближе сошелся затем по работе в «Обществе, старающемся в напечатании книг» (см. настоящее издание, т. II, стр. 406 – 407, примечание Д. С. Бабкина к переводу статьи «Желания греков»).

Известно также, что весной 1771 г. Радищев обращался с письмом к статс-секретарю Екатерины II – А. В. Олсуфьеву с просьбой разрешить ему вернуться из Лейпцига в свое отечество. В заявлении 9 мая 1771 г. по поводу отказа слушать лекции профессора истории и публичного права Беме Радищев написал: «Так как я уже извещен кабинет-министром Олсуфьевым, что могу быть отозван обратно ив Лейпцига, то я полагаю, что, в ожидании исполнения моей просьбы, мне нет нужды слушать ни эти

607

лекции, ни все прочее» (Я. Л. Барсков. Материалы к изучению «Путешествия из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева, т. II, ср. 90).

В период литературной и служебной деятельности в Петербурге (1771–1790) Радищев имел весьма широкий круг знакомств, однако переписка его с рядом лиц остается неизвестной. В частности не найдены упоминаемые выше письма его к А. М. Кутузову. Вот что рассказывает об этой переписке и о дружбе своей с Радищевым А. М. Кутузов: «Вы, думаю, наслышались от меня о Радищеве, – пишет он Е. И. Голенищевой-Кутузовой в письме от 6 декабря 1790 г., – который был со мною вместе пажем, в Лейпциге и в Сенате, с которым был я 14 лет в одной комнате. Нравы наши и характеры были довольно сходны, так что, взяв все сие вкупе, составило между нами довольно тесную дружбу. После 14 лет он женился. Покойная жена его смотрела на меня другими глазами, дружба моя к ее мужу казалась ей неприятною, а и того менее присутствие мое приносило ей удовольствия. Немудрено было мне приметить сие, равно как и неприятное положение моего друга, и для того, для сохранения их домашнего спокойствия и согласия, решился я расстаться с ними. Отъезд мой в армию подал мне пристойный к тому случай. Мы расстались совершенно, и сие продолжалось до самого того времени, как Недергоф приехал к нам в полк. С ним получил я первое письмо после нашей разлуки. С сего времени началась между нами переписка, и дружба наша возобновилась теснее, нежели когда-либо... По отъезде моем из России переписка наша продолжалась по-прежнему» (Я. Л. Барсков. Переписка московских масонов XVIII века. Пгр., 1915, стр. 65).

Весной 1787 г. А. М. Кутузов отправился в качестве представителя масонской ложи в Берлин. Бумаги его остались в Москве. В 1792 г. эти бумаги, в связи с арестом члена масонской ложи Н. И. Новикова, были конфискованы московским главнокомандующим А. А. Прозоровским. Среди бумаг Кутузова попались Прозоровскому и письма Радищева. Они очевидно показались Прозоровскому бунтовскими, и часть из них он препроводил на просмотр Екатерине II (Я. Л. Барсков. Переписка московских масонов XVIII века, стр. XXXV). Дальнейшая судьба этих писем нам не известна.

Остается неизвестной переписка Радищева с другим его единомышленником, делившим некогда с ним, как сам он отмечает, горесть и радость, которому Радищев адресовал «Письмо к другу, жительствующему в Тобольске по долгу звания своего». В примечаниях к тексту «Письма к другу», напечатанных в первом томе настоящего издания (стр. 461), адресатом письма был назван предположительно А. В. Алябьев. За последнее время в советской печати появились данные о том, что этим адресатом, остававшимся долгое время неизвестным, был давний друг Радищева, служивший в 80-е годы чиновником в Тобольске, Сергей Николаевич Янов (см. «Литературную газету», 1949, среда, 31 августа). Мы не знаем, переписывались ли друзья в период пребывания Радищева в Сибири, но известно, что по прибытии в 1797 г. Радищева из Илимска в сельцо Немцово Калужской губернии С. Н. Янов, находившийся в это время в отставке, тотчас же установил с ним переписку. «Янов в 150 верстах за Москвой, – сообщает Радищев А. Р. Воронцову в письме от 21 сентября 1797 г. (№ 90). – Он писал мне дважды и приглашал приехать повидаться». В следующем письме к

608

Воронцову, от 6 ноября 1797 г. (№ 91), Радищев, рассказывая о своей поездке из Немцова в Калугу, сообщает: «Я прожил два дня у Янова и затем возвратился к себе».

Неизвестна переписка Радищева с третьим его другом, Петром Ивановичем Челищевым, которого Екатерина II подозревала в соучастии в сочинении «Путешествия из Петербурга в Москву». С Челищевым Радищев учился вместе в Лейпцигском университете, и позднее, как сам показал на допросе в Петропавловской крепости, они были знакомы домами (см. Полное собрание сочинений А. Н. Радищева, изд. Акинфиеза, т. II, стр. 310). Во время пребывания в ссылке в Сибири Радищев вел переписку с рядом лиц, однако многие его письма этого периода остаются неизвестными, и мы знаем о существовании их из других источников. В письмах Радищева из Сибири упоминаются не дошедшие до нас письма его к следующим лицам:

1. Сыновьям В. и Н. Радищевым письмо, писанное в пути сразу же после отправки из Петропавловской крепости (упоминается о нем в письме Радищева к А. Р. Воронцову из Твери от 20 сентября 1790 г., № 32).

2. А. Р. Воронцову. Письмо особого содержания, о котором Радищев писал позднее, что оно «могло оказаться не по душе» Воронцову; было послано из Тобольска с «верной оказией» (упоминается о нем в письме к Воронцову от 8 марта 1791 г., № 37).

3. Сыновьям Василию и Николаю и брату M. H. Радищеву из Томска (упоминается в письме к Воронцову от 23 августа 1791 г., № 49).

4. Им же (упоминается в письме к Воронцову от 19 декабря 1791 г., № 58).

5. Многочисленные письма из Сибири к родственникам, в том числе к отцу Николаю Афонасьевичу Радищеву и к брату Моисею Николаевичу, у которого воспитывались в Архангельске два старших сына Радищева – Василий и Николай. Об этой более или менее регулярной переписке нам известно из двух следующих писем А. Р. Воронцова иркутскому генерал-губернатору И. А. Пилю от 19 января 1791 г.: «Милостивый государь мой Иван Алферьевич! Архангелогородской губернии таможенных дел советник Моисей Николаевич Радищев взял на себя воспитание больших сыновей брата своего Александра Николаевича Радищева; то будет иметь уведомлять о них иногда брата своего; я прошу ваше пр-во позволить ему письма свои адресовать на ваше имя, и включаемые к Александру Николаевичу доставлять, равно и от него когда будут письма пожаловать пересылать к означенному Моисею Николаевичу». «Милостивый государь мой Иван Алферьевич! Николай Афонасьевич Радищев, отец бывшего коллежского советника Александра Николаевича Радищева, в бытность свою здесь для устроения домашних дел сына своего и распоряжения о долгах его, просил меня, чтобы я рекомендовал его вашему пр-ву, и как издавна все сие семейство мне знакомо, и я во всем, до него касающемся, искренное принимаю участие, то в надежде дружбы вашей ко мне не мог я сему старику в том отказать. А как он желает один раз в месяц писать к сыну своему, то прошу ваше пр-во по человеколюбию позволить ему письма свои к вам адресовать, а вас покорно прошу взять на себя труд оные доставлять к Александру Николаевичу и от него письма к отцу его для пересылки

609

сделать снисхождение принимать и к нему пересылать» («Литературное наследство», № 9–10, 1933, стр. 444).

6. Ржевской Г. И., приятельнице второй жены Радищева, Е. В. Рубановской (упоминается в письме к Воронцову от 19 декабря 1791 г., № 58).

7. Рубановской Д. В. (упоминается в том же письме Воронцову от 19 декабря 1791 г., № 58).

8. Лаксману Э., академику. В письме к Воронцову из Илимска от 9 июня 1796 г. (№ 78) Радищев сообщает: «Вашему сиятельству должно быть известно, что господин Лаксман умер. Я скорблю о нем, может быть, больше, чем кто-либо другой и, хотя печаль моя и не вполне бескорыстна, я по совести могу сказать, что кончина его меня удручает. Для меня было такой находкой, особенно в этих краях – вести переписку с человеком, который путем размышления дошел до ясности мыслей. Он любил естественную историю и глубоко ее знал; и я бы непременно привлек его в наше захолустье; о какая была бы от этого польза для меня, а в особенности для моего сына, который, кажется, проявляет большую склонность к этой науке».

9. Радищев познакомился в Иркутске в ноябре 1791 г. с известным русским купцом, открывшим в конце XVIII в. ряд островов на Тихом океане, Григорием Ивановичем Шелеховым (см. об этом в письме Радищева к Воронцову от 14 ноября 1791 г., № 54). Знакомство поддерживалось в течение нескольких лет и, надо полагать, сопровождалось перепиской. В 1795 г. Шелехов умер в Иркутске, и Радищев по этому поводу писал Воронцову в письме от 9 июня 1796 г., № 78: «Могу сказать, что смерть Шелехова тоже огорчила меня. Я отнюдь не сужу о его нравственных качествах, но могу сказать, что это был человек обязательный. В общем я был довольно счастлив в моих сибирских знакомствах, за исключением грубых людишек той округи, в которой я живу». Из переписки Радищева с Шелеховым не известно ни одного письма.

В «Записке из Сибири» 23 апреля 1797 г. Радищев отмечает, что написал письмо тобольскому губернатору А. В. Алябьеву, в котором изложил невероятные трудности и препятствия; встречающиеся в пути его в связи с весенним половодьем. Это письмо Радищева также не известно.

После приезда Радищева в Немцово за перепиской его был установлен по приказу Павла I строжайший контроль. Систематический просмотр переписки имел целью выявить политические связи Радищева с разными лицами, его единомышленниками, которые он весьма искусно скрыл на судебном следствии в 1790 г. Павел I в 1797 г. дважды давал категорические указания относительно того, как надо наблюдать за перепиской Радищева; первый раз повеление по этому вопросу последовало в марте, второй раз – в сентябре. «Находившийся в Сибири Александр Радищев ныне по высочайшему его императорского величества указу оттуда освобожден, – писал А. Б. Куракин калужскому губернатору В. П. Митусову 16 марта 1797 г., – и дозволено ему жить в деревнях его, начальнику же губернии – предписать, чтобы наблюдаемо было за его поведением и перепискою» (А. Н. Радищев. Избранные сочинения, стр. 698).

Ряд писем Радищева, писанных им из Немцова, а также и адресованных к нему сюда, были вскрыты на почте и в копиях представлены на

610

просмотр самому царю. Московский почт-директор И. Б. Пестель в течение двух первых месяцев пребывания Радищева в Немцове доставил Павлу I копии писем к Радищеву и сыну его Павлу от М. И. и Н. И. Бравиных. За этот же период калужский губернатор Митусов перехватил пять писем Радищева, в том числе письма Радищева к отцу, брату Моисею Николаевичу, А. Р. Воронцову и др.

Радищев, однако, вскоре узнал о том, что его письма задерживаются, и перестал пользоваться почтой. То же самое сделали и его адресаты. Письма стали пересылаться только через «верных» людей. Так, в октябре 1798 г. (письмо № 99) Радищев писал А. Р. Воронцову: «Я пользуюсь верным случаем, чтобы написать вашему сиятельству. До сих пор такой оказии не представлялось вовсе, а я столько раз испытал неверность почты, что у меня к ней полное отвращение; да и приказания вашего сиятельства на сей счет весьма точны. Да чего же, наконец, ищут, вскрывая мои письма!».

Вследствие указанных причин письма Радищева, писанные в период пребывания его в Немцове (1797–1801), дошли до нас в небольшом числе. Неизвестными остались, как уже указывалось, письма к С. Н. Янову, некоторые письма к А. Р. Воронцову, брату M. H. Радищеву и сыновьям Василию и Николаю, письма к бывшему иркутскому губернатору Л. Т. Нагелю. Упоминания о недошедших письмах к указанным лицам содержатся в письмах Радищева к А. Р. Воронцову за эти годы. Об одном неизвестном письме Радищева, посланном в Москву с поверенным лицом книгоиздателям в августе 1797 г., имеется упоминание в письме книгоиздателя Риса от 22 сентября 1797 г.: «Лишь в прошлый четверг нам доставлено ваше письмо от 18 августа, которое предшествовало полученному нами чрез вашего поверенного...» (см. примечание к письму № 88).

Таким образом, основываясь на приведенных данных, мы можем утверждать, что многие письма Радищева, представляющие исключительный интерес для раскрытия его литературных и общественных связей, до нас не дошли или, во всяком случае, до сих пор никем еще не обнаружены. Что касается писем к Радищеву различных его корреспондентов, писем, которые также являются весьма ценными для изучения деятельности Радищева, то они до сих пор совсем не выявлены и ни разу не были изданы.

В настоящее издание входит всего 108 писем Радищева. Оно полностью охватывает все ранее опубликованные его письма, а также включает 12 писем, которые еще нигде не были напечатаны (№№ 4, 11, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 68).

Все письма вновь выверены по автографам, за исключением нескольких, оригиналы которых отыскать не удалось. В тексте писем восстановлены все пропуски, которые допущены в бартеневском издании.

В настоящем издании значительное внимание было уделено выяснению времени написания ряда писем, не датированных автором.

Значительное внимание уделено также переводам иноязычного текста. Все письма, писанные Радищевым на французском языке, печатаются с полными переводами; переводы эти, в целях облегчения пользования письмами, располагаются непосредственно после французского текста. Таким

611

образом, теперь все известные письма Радищева впервые по-настоящему делаются доступными для широкого круга читателей.

Помещаемые здесь письма Радищева охватывают в основном следующие периоды его жизни:

1. Петербургский период деятельности, с 1779 г. до момента ареста Радищева в 1790 г. (письма №№ 1–27).

2. Пребывание в Петропавловской крепости (завещание детям, № 28, и письма следователю Тайной экспедиции С. И. Шешковскому, №№ 29–31).

3. Период сибирской ссылки (письма №№ 32–81).

4. Период второй ссылки Радищева (письма из с. Немцова Калужской губернии и частично из с. Преображенского, №№ 82–105).

5. Последние годы жизни (1801–1802) (письма №№ 106–108).

Некоторые письма Радищева, являющиеся органической частью его литературного наследия («Письмо к другу, жительствующему в Тобольске», письмо к детям, помещенное в начале повести о Филарете, и «Письмо о китайском торге»), сюда не включены, поскольку они были напечатаны в первых двух томах данного издания.

1

Впервые было опубликовано в книге «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева (под редакцией Н. П. Сильванского и П. Е. Щеголева, СПб., 1905, стр. 285–286) по рукописи из архива Таможенного департамента. Здесь печатается, ввиду ненахождения подлинника, по первому изданию.

1 В службе находился. Радищев считал себя на службе с момента определения его в пажи, состоявшегося в Москве 25 ноября 1762 г. (см.: Я. Л. Барсков. Материалы к изучению «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева, т. II. М.–Л., 1935, стр. 53). Все периоды службы, перечисленные в прошении, подтверждаются формулярным списком Радищева, внесенным в 1783 г. в книгу Казенной палаты. В формулярном списке указано: «При дворе ея императорского величества пажем – 762 г. Титулярным советником – 771 г. В Штабе генерал-аншефа графа Брюса обер-аудитором – 773 г. Армии секунд-майором – 775 г. В Государственной Коммерц-коллегии на асессорской вакансии – 777 г. Коллежским асессором с старшинством 1775 года – 779 г. По именному ея императорского величества указу определен в помощь статскому советнику Далю к таможенным делам – 780 г. декабря. К нынешнему чину [надворному советнику] – 780 г. декабря 18». (Рукописный отдел Института русской литературы (Пушкинский Дом) Академии Наук СССР, Р. I.) Подробные показания о своей службе Радищев дал при допросе в Петропавловской крепости 11 июля 1790 г. (см. Полное собрание сочинений А. Н. Радищева, изд. М. И. Акинфиева, т. II, стр. 317).

По этому прошению сенатским указом от 22 июня 1779 г. Радищеву был дан чин коллежского советника. С переводом Радищева в Петербургскую таможню состоялся указ Сената 26 мая 1780 г. о замещении его должности коллежского асессора в Коммерц-коллегии Егором Бухольцом.

612

Бабкин Д.С. Комментарии: Радищев. Письма. Прошение на имя Екатерины II (30 мая 1779 г.) // А.Н. Радищев. Полное собрание сочинений. М.;Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1938-1952. Т. 3 (1952). С. 604—611.
© Электронная публикация — РВБ, 2005—2019. Версия 2.0 от 25 января 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...