ДРУГИЕ РЕДАКЦИИ И ВАРИАНТЫ

233 234

Сцены из лирической комедии «Медвежья охота»

(С. 5)

I

Ранняя редакция ИРЛИ

КАК УБИТЬ ВЕЧЕР?

Сцены

<Действие I>

<1>

Зимняя картина. Поляна, занесенная снегом, кое-где деревья и пни; впереди сплошной лес. По поляне к лесу, кто на лыжах, кто просто карабкаясь [1] по пояс в снегу, тянется вереница загонщиков, человек 100: мужики, бабы, мальчики и девочки; каждый и каждая с дубинкою, у некоторых мужиков ружья; по одежде все вместе напоминают толпу нищих. За народом тянутся цугом шестеро обыкновенных крестьянских дровнишек, [2] запряженных тощими лошаденками. В первых дровнях: князь Сухарев, старик лет 60-ти, одет в охотничий костюм, сверху шуба, сбоку ружья в ящиках; во вторых: Остроухо в, господин неопределенных лет, скорее старый, чем молодой; в третьих: Миша Воинов, молодой человек лет 30-ти, очень толстый, с двойным подбородком; в четвертых: Созонович, с совершенно лысой головой, круглым лицом, мягкими манерами. В остальных двух дровнях, по двое, егеря охотников. При них ящики с ружьями и корзины с съестными припасами. По приближении к лесу, где деревья становятся гуще и проезд делается невозможным, народ останавливается; дровни [3] сворачивают несколько в сторону, так что лошади уходят в снег по брюхо и остаются неподвижными; господа выходят из дровней на протоптанный след; к князю Сухотину подбегает Созонович и подобострастно помогает ему выйти. Из толпы народа отделяется Сергей Макаров, мужик-окладчик, и молодой человек — лесничий Цуриков, устроивший охоту,— подходят к охотникам и молча кланяются.

Сухотин

Ну, всё готово? Не ушел медведь?

Сергей

Медведь в кругу.

[1] [дви<гаясь>]

[2] [четверо саней или пя]теро обыкновенных крестьянских Дровнишек

[3] дровни [тоже]

235

Сухотин

А далеко до круга?

Сергей

Не боле сажен триста.

Сух<отин>

Как же мы
Дотащимся туда, на лыжах, что ли?

Сергей

Народ пойдет покуда передом,
Дорогу обомнут — и так пройдете,
А уж потом придется сажен сто
До нумеров пройти на лыжах. [1]

Сух<отин>

Ну!
Веди народ, да строго накажи,
Чтоб не шумели; кто заговорит
Или смеяться станет, мелом на спине
Ты крест тому, — увидит при расчете,
Что значит горло без резону драть! [2]
Вишь, как галдят!

Лесничий

Покамест ничего, [3]
А дальше мы их поведем без шуму.

Во время этого разговора Миша Воинов и Остроухов проходят вперед, к народу, который с любопытством осматривает господ.

Остр<оухов>

Мне издали загонщиков толпа
Каким-то сбродом нищих показалась,
Оборванных, унылых, испитых.
А между тем, как ближе подошел,

[1] Дорогу обомнут — [так легче д<ойти?> д<ойдете?>]
А [там] придется сажен сто [пройти]
До нумеров на лыжах.

[2] [Во сколько обойдется смех ему]

[3] Начато: Покамест [далеко]

236
Так даже франтов вижу: вот сибирка
Суконная, вот городской бурнус.
Не сплошь больные, сумрачные лица,
С клеймом нужды и горя. Чудеса! [1]
Картина эта такова, что тут
Гробам бы только двигаться уместно, [2]
И воздух этот тифом напоен;
К нему одни болезненные стоны
Идут да бред со скрежетом зубов.
И в бедности здесь спорит человек
С природой, и решить не могут,
Она ли, он — бедней. А между тем
И здесь не всё болезненные лица, [3]
Довольные мы слышим голоса
И вольный смех! Я, право, удивлен. [4]

[1] <Миша>

Мне издали загонщиков толпа
Каким-то сбродом нищих показалась,
Оборванных унылых испитых,
а. А между тем [поближе взгляните]
[Есть даже франты тут]
б. А между тем [как посмотрю теперь]
Не всё тут бедно, даже франты есть
Вот синяя сибирка, вот [из плису] бурнус]
Из плису. А всего чудней —]
Не всё тут лица бледные, худые]
Не всё один унылый колорит!]

[Остроухов]

а. Где есть здоровье, молодость и сила
Там жизнь свое возьмет наперекор всему
б. Да, правда, здесь не всё умерщвлено
Я ждал чего-то хуже поначалу
в. О молодость! о сила! о здоровье!
Вы взять свое сумеете везде
Вы всё для нас, без вас мы — ничто!]

[2] [привольно]

[3] Далее ряд зачеркнутых стихов:

<Миша>

[Отличный монолог и [несравненный] несомненный]
[Мы видим здесь —]
[Средь лиц тупых болезненных]
а. И здесь [заметны] радостные лица
б. [Встречаются и] радостные лица

[4] а. И вольный смех! [Природа не глупа!]
б. И вольный смех! [Хитра, хитра природа!]

237
О молодость! о сила! о здоровье!
Везде свое сумеете вы взять! [1]

Миша

Отличный монолог и — несомненный.
Я это доказать [2] берусь:
Когда б не этот дар неоцененный,
Давно бы обезлюдела вся Русь… [3]

Остроухов

Ну право же — прекрасная картина!
Вон парень повалил бабенку в снег
И сам упал, барахтаются оба,
Хохочут, раскраснелись — хорошо! [4]
А вон другой какой-то великан
Пустился к лесу без тропы-дороги, [5]
Как лось, взрывая длинными ногами
Глубокий снег, бежит — и пыль под [6] ним
Сверкающим облаком кружится.
Куда бежит он?

(Обращается к одной бабе.)

Баба

Видишь, впереди
Краснеется рябина, уцелели
На ней от лета ягоды, так их
Сорвать задумал, видно.
Остроух<ов>
Что же, он
Попотчевать кого желает ими?
[Сама себя сумеет отстоять везде]

[1] [Вы взять] свое сумеете

[2] [тотчас] доказать

[3] Далее:

[И нам бы за загонщиками надо
Гонцов отправить разве на луну]

[4] Хохочут, раскраснел[а]сь [поселянка]

[5] а. А вон другой какой-то [парень дюжий]
б. А вон другой какой-то [Геркулес]
[Куда-то побежал без дороги, без тропы]

[6] [за]

238

Баба

Вестимо, девку.

Остроухов

Не тебя ли?

Баба

Вот
Постой немного — сам увидишь.

Парень возвращается с сучьями, на которых видны [1] гроздья рябины, опушенные снегом, и отдает их одной девке, [2] посмазливее других.

Остр<оухов>

Вижу…
Полакомится мерзлою рябиной
Красавица и парня наградит
При людях полновесной колотушкой,
А там в лесу даст тайный поцелуй.

(Декламирует)

«Как ярко поцелуй пылает на морозе,
Как дева русская свежа в пыли снегов!»

Миша

(хохочет)

Вот кстати применил стихи поэта!
Помилуй — этот злополучный люд
Напомнил мне бежавших из больницы
Чернорабочих бледную толпу.
Ну где нашел ты свежесть, укажи?
Нет, даже осьмиградусный мороз
На эти лица не навел румянца. [3]

[1] [изредка] видны

[2] одной [румяной] девке

[3] Ну, свежести особенной не видно,
Напротив — осьмиградусный мороз
И тот не вызвал признаков румянца
На эти лица — этот жалкий люд
Напомнил мне бежавших из больницы
Чернорабочих бледную толпу.
239
Две-три бабенки покраснели, правда,—
И то помял их друг наш Осташев.
Уж он таков: любимая забава
С крестьянками возиться; будь дурна, [1]
Как смертный грех, да только не мужчина,—
С него довольно.

Осташев

(выводя одну женщину из толпы)

Ну, ты мой адъютант. Бери же ружья,
Неси за мной, да только не кричи,
Как выбежит медведь.

<Женщина>

Не бойся, барин,
Не закричу, не испугайся сам!

<2>

<Сухарев>

(всматривается в толпу)

Старуха, эй, старуха! Покажись
Сюда поближе. Нет, не та, другая! [2]
Другую мне — вот ту, что унырнула
В толпу!

Мужики выводят старуху.

Поди, любезная, сюда,
Поди, не бойся; как тебя зовут?

Старуха усиливается что-то говорить и вместо ответа мычит. Народ хохочет.

<Сухарев>

Немая…

Голоса в народе

Да она немая! [3]

[1] [ряба]

[2] После этого стиха ремарка: [(Старухе)}.

[3] На полях набросок:

Немец

Немая? как, немая!

240

Сух<арев>

То-то!
Глядел я долго: шамкает губами
И рот кривит, а не выходит слов!
Немая! вы неисправимы, Душин:
Сам бог ее молчанию обрек,
А вы ее в кричане допустили! [1]

Лесничий

Я не заметил… Нищенка, без хлеба…
Сух<арев>
Вы всё одно: то соли нет, то хлеба.
Ступай, ступай, любезная, домой!
(Потирает руки.)

Народ

Она мычать горазда. Замычит,
Так никакой медведь не улежит! [2]

Послан<ник>

А [3] зоркий глаз.

Сух<арев>

Уж я не прозеваю!
Оста<шев>
Доволен наш директор. На войне,
Перехватив с бумагами шпиона,
Так полководец радуется. [4]

[1] Немая! [Хороша крикунья!]

[Не все ль у вас подобные кричане?

Зачем немую взяли вы в загон]

[2] Так [самого медведя напугает]

[3] [Да]

[4] [Не так доволен] полководец

241

Миша

В пояс
Должны мы поклониться,
Копейки по три нам он сохранил…
А немец, немец чуть не [присел]
От радости, — ведь точно… шесть копеек
Ему бы лишних заплатить пришлось
За лишнюю загонщицу…

<3>

К толпе загонщиков, запыхавшись и отдуваясь, торопливо приближаются пять человек, пришедшие той же тропой, как и прежние.

Окладчик [1]

Уж поздно, братцы, барин приказал,
Чтоб больше никого не принимали.
Народ сосчитан.

Муж<ики>

Допусти, будь друг!
Ок<ладчик>
Не смею — строг; вы сами попросите.
Авось позволит.

Муж<ики>

Это, что ли, он?
Нас гонят, мы маленько опоздали.
Сейчас пришли — уж как бежали мы,
Вели принять нас, будь отец!

(Кланяются.)

Сухотин

Не надо!
Мы взяли, сколько нужно, и конец! [2]

[1] [Лесничий]

[2] а. Не надо!
[Загонщиков у нас теперь довольно,
А то не будет этому] конца!
б. Не надо!
Эй, Кондырев! не брать [ни человека!] а <то> не будет
Конца весь день, всё станут прибывать!
[Известье было с вечера дано]

242

Мужик

Да нас ведь звали. Мы, не будь охоты, [1]
Дрова возить бы нанялись сегодня.

Бар<ин>

Известье было с вечера дано,
Опаздывать не нужно было. Эй, лесничий!
Возьмите их…

Мужики

(почесываются)

Эх! Э! Неладно дело!

Бар<ин>

Ну, ступайте!

Мужики

Мы погорельцы, батюшка. Неделю
Тому назад сгорело; милость ваша
На бедность не пожалует ли нам?

(Протягивают руки.)

Бар<ин>

Мы не затем приехали сюда,
Чтоб раздавать на бедность. Спрячьте руки!

(К посланнику)

Какой народ! Мороз невыносимый,
А он по локоть руку обнажил!

(К товарищам)


[1] Да нас [оповещали. Как же барин]

243
Уж было раз такое приключенье: [1]
Чувствительный какой-то господин
На бедность подал… Что же, господа?
Как на второй загон спешили мы, [2]
Нас целый околоток осадил
На той тропе, где надо было ждать,
И на медведя опоздали мы. [3]

Мужики, помявшись, уходят.

Один из толпы

(провожая их глазами)

Пошли ни с чем, сердечные, а жаль:
Они ведь точно погорели.

Другой

Только
Осталось три двора — и вся деревня
В них кое-как теперь от стужи жмется.

Третий

Эх! это не такие господа!
Вот были третьим годом. То-то баре!
Как и сегодня — только поплелись
Загонщики к окладу, — смотрим, скачет
Без шапки мужичонко и кричит:
«Деревня Голодуха загорелась!»
Как быть? Деревни этой мужики
Упали в ноги господам: «Пустите!
Горит деревня наша!» Господа
Не только мужиков тех отпустили,—
А сами повернули на пожар

[1] а. Начато: (К товарищам)

[Не давайте
Пожалуйста — а то набьется их
Пожалуй прибежит весь околоток,
По мне и]
б. Пожалуйста, [ни гроша] Кондратьев, не давай,
А то сойдется целый околоток.
Уж с нами был подобный случай раз.

[2] Как на второй загон мы [торопились]

[3] И на [загон тот] опоздали мы

244
Со всей командой. То-то закипела
Работа! заправляли господа, [1]
А мужики в огонь погреться лезли.
Сто человек задули, как свечу,
Пожар в одну минуту: погорела
Одна изба, всё прочее спасли.
Зато уж как довольны были бабы!
Они в ногах валялись на снегу
У тех господ, им полы целовали.
Довольны были сами господа
И погорельцу помогли по силам.
Однако не отделался и зверь. [2]
Мы на рысях вернулися к окладу.
Уж за полдень тревога началась;
Глубок был снег — медведица не шла,
Так мы пришли на самую берлогу,
И ну ее! Почти что на хвосте
У ней сидели; как ни упиралась,
А на господ доставили! [3]

<Сухотин>

Сочти народ — да нет ли тут мальчишек?
В глубокий снег с мальчишками — беда!
Замерзнуть могут!
Эй, не хоронися
За взрослыми! Ты как сюда попал?

(Выводит из толпы мальчика лет осьми.)

Что это значит, господин лесничий?
Я говорил, чтобы детей не брать? [4]

<Лесничий>

Он уж бывал в загонах, он проворен.
У них семья, годится им, на соль…

[1] Начато:

Со всей командой. То-то [было любо
Глядеть как]

[2] Этот и два следующих стиха вписаны.

[3] Так мы [ее] при[стигли на болоте]
[И сидя] на хвосте [у ней почти]
[На бар ее доставили исправ<н> о]
[4] [Ведь сказано вам было не ходите]
Я говорил, чтоб [мальчиков] не брать?
245

<Сухотин>

Напрасно вы не слушаетесь старших.
Прошу вас мелочь отобрать, и с богом
Пускай идут домой!

(Выводят шесть мальчиков.) [1]

Мальчик

Оставьте нас,
Мы не боимся холоду и снегу,
Кричать мы будем громко… Не гоните!

Б<арин>

Домой, домой! без вас есть крикуны!

Мальчики со слезами уходят.

Готово всё! Теперь на нумера.

Идут; впереди Грушин и окладчик, за ними народ. За народом посланник и Сухотин в сопровождении людей с ружьями; [2] потом Остроухов и Миша, тоже в сопровождении камер<динера>; за ними Осташев, в сопровождении бабы, несущей его ружья. Шествие подвигается медленно.

Миша

Я, право, начинаю находить,
Что наше путешествие недурно.
Пока идет как должно всё: молчит [3]
Суровый немец, верно, размышляя

[1] Начато:

(Выводят п<ятъ?> мальчиков.)

[Мальчик

Да мы дороги]

Отдельный набросок:

<Сухотин>

Заботится о соли для семьи,
А позабыл, что этот мальчик бедный
Замерзнуть мог — и в будущем
Семейство бы лишилось

[2] Сухотин [и люди их] с ружьями;

[3] [Покудова как должно всё идет]

246
О дикости российских мужиков [1]
И радуясь, что наш директор важный,
Прогнав немую бабу, спас ему
Копеек шесть, и труся, между тем,
По мере приближения к медведю.
С бабенками гуторит Осташев
И водк<у> пьет. А Сух<арев> из роли
И здесь не вышел: нами предводя.
Нет, право, хорошо!
И дикая и новая картина!
Мы взяли сто семь человек —
Что было в деревне народу;
Не приняли только калек —
Не справиться с снегом уроду.
Те двести четырнадцать ног
Пред нами дорогу умяли,
Чтоб путь был до места легок,
Чтоб как-нибудь мы не упали.
Идем, заметает метель
Звериные тропы и лапки.
Навстречу то старая ель,
То пень в горностаевой шапке. [2]
Средь этих степей снеговых,
Шагая походкой нетвердой,
В собольих боярках своих
И в муфтах с звериною мордой,
Похожи на древних бояр

[1] Далее начато:

а. [С бабенками болтает Ост<ашев>
И тянет водку наш директор важный
И здесь нашел работу по себе
Командует]
б. О том что наш директор спас ему,
Прогнав немую бабу, шесть копеек
И в тайне труся. Ост<ашев> острит
И[ль] радуясь, что наш директор важный

[2] Отдельный набросок:

Идем, заметает метель
Звериные тропы и лапки
То в инее старая ель,
То пень в горностаевой шапке
Встречаются нам по пути
Еще далеко до берлоги
Чернеется лес впереди
Идем ни пути, ни дороги.
247
Новейшие наши бояре.
Директор наш важен и стар,
Посланник важнее и старе,
Турист Остроухов сопит,
Как будто всходя на Везувий,
Труницкий стихами смешит. [1]

Остроух<ов>

Но станет на рифме «Везувий».

Миша

Да в самом деле станешь, черт возьми!
Проклятое словечко подвернулось.
Остроух<ов>
А молодец ты рифмы подбирать!

Миша

Как Пушкин, я сказать могу по праву,
Что рифмы запросто живут со мной… ха! ха!

Остр<оухов>

Вот как!

Миша

Ты слыхивал мои стихотворенья —
«Отец Савватий», «Свадьба», «Мильгофер»? [2]

<Остроухов>

Слыхал, слыхал. Вот даже и теперь, [3]
Припомнив их, чихнуть намереваюсь.

[1] Труницкий стихи [говорит]

[2] [«Отец Пихатий», «Вадим», «Мильгофер»]

[3] Слыхал, слыхал. [Припомнивши] теперь

248
В носу крутит, как будто табаку
Крепчайшего понюхал я. Охота
Такую мерзость сочинять!

Миша

Ты, друг,
В искусстве ничего не понимаешь.
Талант — во всем талант. И Пушкин сам,
И Лермонтов немало сочинили
Таких стихов.

Остр<оухов>

Да Пушкин, кроме этих пустяков,
Оставил нам «Бориса Годунова»,
«Онегина», «Полтаву». Написал
И Лермонтов «Печорина» и «Мцыри». [1]
А без того кто б помнил их теперь?
А ты с одним «Савватием» своим
Сбираешься предстать на суд потомства.
Хорош ты будешь…

Миша

Что делать, я писатель не для дам,
Серьезно я за славою поэта
И не гнался. Но есть и у меня
Серьезные труды. [2]

Остр<оухов>

Не изысканья ль
О том, в каком году императрице
Екатерине прочитал Фонвизин
Великую [3] комедию свою…

[1] Написал
И Лермонтов [довольно не похабных
А истинно прекрасных сочинений]

[2] [работы]

[3] [Такую-то]

249

Миша

Ты суешься судить о том, чего
Не понимаешь.

Остр<оухов>

Может быть, но я
Одно наверно знаю: ничего
Не выйдет из трудов твоих серьезных
И вообще — из самого тебя…

Миша

(хохочет)

Министром буду!

Остр<оухов>

Ну, едва ли! Впрочем,
Немудрено. Случалось видеть нам,
Что люди вовсе пошлые, пустые,
Которые таскались по балам,
Которые барковщину слагали,—
Глубокими политиками стали!

(Помолчав)

Пустую жизнь ведете вы, друзья!
И хорошо вы делаете, впрочем:
Из вас людей не выйдет [уж, увы!]

Миша

Не ты бы говорил, не я бы слушал.

Остр<оухов>

Ну, я, мой друг, отпетая статья!
Ты извини за резкие сужденья,
Такой уж час пришел; природа эта,
До беспощадности суровая, меня
250
Расположила к правде; человеком
Я был когда-то в юности моей,
Я дело делал, я умел трудиться.
О труд! ты всё; кто пренебрег трудом,
Когда-нибудь поплатится жестоко!.. [1]

Вся процессия на минуту останавливается. Миша и Остроухов, поглядев вперед, замечают, что народ разделился на партии. Одна половина пошла направо, другая налево, в совершейном безмолвии.

Сух<арев>

Теперь молчанье! Мы пришли на круг,
На нумера идем. Смотрите, Душин, [2]
Чтоб не шумел народ; кто слово скажет,
Кто кашлянет, вы мелом на спине
Черкните крест, ужо увидит,
Что значит без резону горло драть.

Господам подают лыжи, и они, беспрестанно соскакивая с лыж [3] и проваливаясь в снег, поддерживаемые мужиками и лакеями, кое-как проходят сажен сто, предводительствуемые окладчиком.

Окладчик

(останавливаясь)

Здесь первый №.

Немец остается на указанном месте, при нем ставят его ружья и остается мужик с рогатиной. Тем же порядком ставят прочих. Люди [4] обминают господам место. Сухареву стелят ковер и ставят складной стул. Немцу тоже. Расставив господ, окладчик уходит. [5]

<5>

Другая часть леса в противоположной стороне.

Лесничий

Так. Девять лет скитанья по лесам
Мне даром не прошли. Я одичал.

[1] Ср. наброски диалога Остроухова и Миши (с. 267–269).

[2] На нумера [нас поведут]. Смотрите, Душин

[3] [спотыка<ясь>]

[4] [Лакеи]

[5] Далее следует четвертая сцена (варианты к ней см. ниже, с. 276–278).

251
Не только не приятны, мне противны
Все эти люди, шумною ордой
Нахлынувшие в наше захолустье
Стрелять медведей наших; на денек [1]
Они собрались к нам, а притащили
Такой обоз, что можно круглый год
В степи бесплодной кочевать безбедно,
Ну что ж? Они богаты; нужны им
Удобства, роскошь — это всё понятно. [2]
Но отчего ж я духом возмущен? [3]
Все эти утонченные [4] затеи: [5]
Кровати, умывальники, ковры,
Бутылок строй, сервизы, несессеры, [6]
И эти трехсаженные лакеи,
И повара в дурацких колпаках,—
Вся эта роскошь нарушает нагло
Привычный ход убогой этой жизни
И бедности святыню оскорбляет.
Той бедности, которая одна
Здесь царствовать привычку вековую [7]
Усвоила и грозных прав своих
Сопернице минутной не уступит.

[1] Стрелять медведей наших; на [три дня]

[2] а. Они собрались к нам, а [между тем
Приехали сюда с таким обозом,
Как будто на год жизни кочевой
Решилися. У каждого лакей,
У каждого железная кроватка.
Они привыкли к роскоши, к покою]
б. Они собрались к нам, а [привезли
Такую груду всякого добра,]
Такой обоз, что можно круглый год
В степи бесплодной кочевать безбедно
Ну что ж? Они богаты;
[Нужна им роскошь] — это всё понятно

[3] [А между тем] я духом возмущен

[4] [бесполезные]

[5] Этот и следующий стих зачеркнуты и восстановлены.

[6] а. Сервизы, несессеры, [батарея вин]
б. Начато:
[Богатые сервизы; Эта роскошь
В питье и яствах возмущает глаз
Привык]

Этот и два следующих стиха вписаны на полях.

[7] Начато:

Здесь царствовать [привыкла самовластно
Соперничества]
252
Жестка царица эта. Во сто крат
Она отмстит за сутки униженья,
Когда опять останется одна
И населенью бедному предстанет
В своей обычной строгой наготе…
Я знаю лес; я со скамейки школьной
Почти что прямо в лес попал; весной,
Снимая планы, составляя опись, [1]
В такую глубь лесов я заходил,
Что иногда по месяцу случалось
Живого человека не встречать: так что ж
Мудреного — что изучил я лес?
Я в нем провел почти две трети жизни.
Скажи, когда тебя я не видал,
Дремучий лес! весенней ли порою
Иль в летний зной? иль осенью сырою,
Когда ты так богато населен,
Когда твое убранство так роскошно
И так непрочно? и заводишь ты
Утрат и скорби роковую песню?
Или, когда совсем уж обнажен,
Тоскливо ждешь ты зимнего покрова, [2]
Шатаясь весь, точь-в-точь как человек,
Желающий согреться на морозе,
Или тогда, когда посеребрен,
Разубран снегом, при сияньи лунном [3]
Стоишь ты бодро в мертвой тишине,
В той тишине морозной русской ночи,
Когда я, помню, думать был готов, [4]
Что даже звуки замерзать способны.
Такой невероятной тишины
Зимой в лесу я помню впечатленье: [5]
Стоишь — уйти не хочется, сознанье
Теряется, что властен [6] ты уйти.
В соседстве величавых, неподвижных

[1] Снимая планы, [сметы] составляя
[2] а. [Стоишь и] ждешь ты зимнего [наряда]
б. [Тревожно] ждешь ты зимнего покрова
[3] Или когда посеребрен[ный весь]
[Одетый в иней] при сияньи лунном
[4] Когда [на ум приходит иногда]
[5] [В лесу зимой бывают иногда
Такие ночи тишины глубокой]
[6] [можешь]
253
Дубов и сосен легкий звук, движенье
Казаться начинает святотатством,
И если вдруг, увидя страшный соя,
Взмахнет крылом проснувшаяся птица
И на другой опустится [1] сучок,
Или береза скрыпнет, как старуха,
Что кашляет впросонках на печи,—
Я вздрагивал, как будто услыхав
Живые речи на глухом кладбище…
Я знаю лес, но общества не знаю,
Не знаю жизни, потому, конечно,
Мне дико поведение господ,
Приехавших сегодня на охоту.
Да, да! я совершенно одичал.
Иной причины нет и быть не может!
А всё же странно, что они так грубо
С народом обращаются; так явно
Презрение свое, высокомерье
Показывают бедным мужикам!
С чего? пред кем кичиться?.. Или тут
Умышленного нет высокомерья? [2]
Тем хуже, если так — гораздо хуже!
Да, умысла тут никакого нет!
Им здесь народ необходим: медведя
Он им нашел, он обложил его,
Он им его в морозы караулил,
Он им к нему дорогу протоптал
И на своих голодных лошаденках [3]
Сюда привез их — и теперь пошел
В жестокий холод, по снегам глубоким [4]
Медведя выставлять па них, и он же [5]

[1] [усядется]

[2] На полях набросок:

Нет ошибаюсь я! Тут нет
Высокомерья, нет презренья

[3] Вариант отдельного наброска:

[Он на своих голодных лошаденках]

[4] Вариант отдельного наброска:

[В жестокий холод, по пояс в снегу]
[5] а. Медведя выставлять на них. [Они же
как боги всё приемля, не хотят
Почтить [несчастных] ласковой улыбкой]
б. Медведя выставлять на них. [Они же
Как боги всё приемля, не хотят
254
Поможет им отсюдова убраться.
(Ведь надобно сознаться, что уйди
Теперь народ, так этим господам
Самим и до деревни не добраться: Замерзнут, как подстреленные волки.) [1]
Да, им народ здесь нужен. А меж тем
Они его трактуют так надменно,
И норовят на гривну обсчитать,
И жмутся от него, как от собаки,
Когда она, в болоте побывав,
Желанье отряхнуться обнаружит. [2]

<Действие II>

Квартира в городе Б-чах, очищенная жильцами на случай приезда охотников. Посередине роскошный накрытый стол, за которым помещаются охотники; у стены фортепьяно. Два дивана. Пообедав, охотники располагаются.

Остроухов

(садясь к фортепьяно, Мише)

Наш утренний горячий разговор
Напомнил мне забавные куплеты,
Которые когда-то я сложил

Почтить раба признательной улыбкой!
Не понимают — да не понимают,
Не понимают человека в мужике!
Когда ж поймут…]
в. Медведя выставлять на них. [Чего же
Кичиться [им] там, где надо бы сказать:
Спасибо!]

[1] Отдельный набросок:

[Ну, если так усилится мороз
И [что] невтерпеж прийдется бед<ным> бабам
а. И мужикам — и все [они ушли б]
б. И мужикам — и все они уйдут —
Ведь нашим господам в долгих шубах
а. Самим [бы до деревни не дойти]
Замерз[ли б] как подстреленные волки
б. Самим не дотащиться до села
Замерзнут как подстреленные волки]

Далее текст, кончающийся стихом «Желанье отряхнуться обнаружит».

[2] Отдельный набросок:

Как жмемся мы, завидев, напри<мер>
Мокрую собаку, чтоб не приласкалась
255
В минуту скуки; Глинка, [1] наш приятель,
На музыку тогда их положил,
И часто мы от праздности их пели,
Хоть им названье «Похвала труду».
Не хочешь ли, я их тебе спою?

Миша

Пой, сделай одолженье.

Сух<отин>

Пойте, пойте!

Остроух<ов>

(поет)

Кто хочет сделаться глупцом и проч. [2]

Миша

Отличные куплеты!

Сух<отин>

Браво, браво!
А что всего странней, что их сложил
Ленивейший, бездеятельный трутень,
Вот, признаюсь, никак не ожидал,
Чтоб вы избрать могли такую тему
И так серьезно выполнить ее.

Остр<оухов>

Что есть у нас, мы тем не дорожим,
Того нередко мы не замечаем,
Чего в нас нет — того желаем мы, [3]
И нам желанье ярче представляет
Предмета недоступного черты.

[1] [общий]

[2] Текст песни см. выше, на с. 23–24.

[3] Нередко [даже и] не замечаем

Чего в нас нет — [нас то к себе влечет]

256
Вот почему, я думаю, удачно
Сложил я эту песню. Ну, теперь
Спой, Миша, нам фривольную балладу,
Которую ты давече читал.

Миша

Я не умею петь.

Сух<отин>

Ну, так прочтите!
Серьезные стихи нам не под лета,
Да и поэтов нет теперь таких.
Но, признаюсь, скоромные стихи, [1]
Без всяких умолчаний, без цензуры,
Люблю послушать!

Миша декламирует с пафосом и с наслаждением довольно длинное стихотворение. Чтение прерывается одобрениями и хохотом,

Сух<отин>

У вас талант, решительный талант!
Не знал за вами я подобной прыти.
Ну, поздравляю! Нет, я не шучу!
Баллада ваша, я вас уверяю,
Переживет всю эту дребедень,
Которую теперь поэты наши
Серьезно выдают нам за стихи.

Миша

Благодарю, мне очень лестно слышать.
На эти вирши я употребил
Не больше часа, если б постараться…

Остр<оухов>

Вот то-то: если б! У тебя ресурс
От праздности, от скуки, от унынья,
Какому позавидовать не грех,
А ты его забросил! Если утром

[1] [Я] признаюсь [люблю] скоромн[ый] стих.

257
Я резко, даже дерзко говорил,
Что ты ленив, что занят пустяками,
Так, верь, меня досада подстрекала,
Что человек с таким талантом…

Входит лакей.

Лакей

(к Сух<отину>)

Вас
Желает видеть здешняя мещанка
Тарусина.

Сух<отин>

Любезный мой Максим, [1]
Ужели сам не мог ты догадаться:
Я здесь не принимаю никого,
Устали мы, вставать нам завтра рано,
И нам не до того, чтоб принимать
Каких-нибудь уездных попрошаек.

Лакей медлит.

Ну что ж? иди, скажи ей так…

Лакей

Она
На попрошайку непохожа… Этак…
Лет двадцати.

Сух<отин>

(поспешно)

И хороша собой?

Лакей

По-моему, красавица такая,
Каких я в Петербурге не видал.

[1] Любезн[ейший] Максим,

258

Сух<отин>

(быстро вскакивает и подбегает к зеркалу, снимает колпак и надевает парик)

Проси, проси! Постой минуту. Я
Сниму халат…

Миша

Ну, это будет слишком,
У вас халат — он очень к вам идет —
В таком халате можно принимать
И герцогинь, конечно, не в салоне,
Но здесь у нас скорее будуар,
Разложены походные кровати…

Сух<отин>

Нет, в самом деле я не безобразен
В халате?

Остр<оухов>

Нет! [1]

Сух<отин>

Проси же! да смотри,
Когда ты нам уродину покажешь…

Лакей

Увидите!

Миша

Посмотрим вкус Максима!

[1] Сух<отин>

Нет, в самом деле [мой халат ко мне
Идет?]

Остр<оухов>

Остр <о ухо в>

[Идет].
259

Лакей уходит и через минуту входит с Тарусиной, показывая ей Сухотина, к которому она и подходит.

Тарусина

(красивая и стройная девушка)

Простите, если беспокою вас,
Я случай упустить не захотела,
Которого, быть может, в десять лет
Опять не будет. [1]

Сух<отин>

Чем могу служить?
Прошу садиться.

Тарусина

Нет, не беспокойтесь.
Я слышала, вы важный господин, [2]
У вас большая власть, вам все знакомы,
Вы можете один меня спасти…

Сух<отин>

Спасти… Я рад… приказывайте смело…
Что сделать я могу для вас, скажите?

Миша

(тихо Остр<оухову>)

Директор наш уж таять начинает. [3]

Остр<оухов>

(так же тихо)

Не то чтоб он растаял, он скорее
Раскис…

[1] [Потом не дождалась бы…]

[2] Я слышала, [у вас большая власть]

[3] Директор наш [растаял уж]

260

Сух<отин>

Что, господа?

Миша

(громко)

Я нахожу,
Что у Максима вкус весьма недурен…
Тарус<ина>
Вы можете меня определить
К театру…

Сух<отин>

Не начальник я театра,
Но связи есть. А впрочем, прежде знать
Необходимо, есть ли дарованье?
Тар<усина>
Не знаю, есть ли у меня талант,
Но [1] страсть такая, что и сплю и вижу
Себя на сцене; дольше выносить…

Сух<отин>

Призванье, страсть — хорошие залоги,
Но есть еще условий очень много.
Вы здесь, в провинциальном городке,
Я думаю, актера не видали
Изрядного; имеете ли вы
Понятие об изученьи роли?
К какому амплуа вы полагаете
Себя способней?

Тарусина

Пробовала я
Себя во многом, но самой мне трудно [2]
Определить, к чему способна я…

[1] Но [знаю]

[2] Себя во мног[их ролях], но самой трудно

261

Сух<отин>

Однако, значит, вы же находили
Какие-нибудь средства изучать
Искусство ваше здесь?

Тарусина

Да, я училась…
Учусь я день и ночь.

Сух<отин>

Но у кого же?

Тарусина

У матери моей.

Сух<отин>

Она вас учит?

Тарусина

Она была актрисой, но меня
Она не учит; нет, она, напротив,
Мне это запрещает, находя,
Что это очень горькое искусство.

Сух<отин>

Не понимаю, как же можно вам
У ней учиться при таких условьях?

Тарусина

Она давно покинула театр,
Но им она и посегодня бредит.
У ней такая память, что она
Свои все роли помнит, и когда
Я лягу спать, или когда она
В прошедшее свое так погрузится,
262
Что ничего не помнит вкруг себя,
Она тогда [1] все роли повторяет
Тех героинь, которых представляла,
На цыпочках я к двери подхожу,
Дыханье притаив, — и изучаю…

Сух<отин>

Особенная школа, признаюсь!
Я думаю, в такой мудреной школе,
В таких условьях ни один артист
Не изучал искусства.

Тарусина

Я, за нею
Все роли повторяя, наконец
Их твердо заучила наизусть.
А впрочем, есть и несколько тетрадок,
Которые успела я снасти,
Когда она однажды, проклиная
Театр, их в печь бросала и клялась,
Что дочь ее актрисой никогда
Не будет.

Сух<отин>

Это дикое упрямство,
Конечно, вы пытались превозмочь?

Тарусина

Однажды после долгих убеждений,
Которые плода не принесли,
Взволнована, лишенная надежды [2]
И горем побежденная, в реку
Я бросилась: спасла меня старуха,
Но тут же объявила, что скорей
Меня увидит мертвой, чем на сцену
Отпустит…

[1] [опять]

[2] Взволнована, [убита сильным горем]

263

Сух<отин>

Как же вы хотите
Ослушаться старухи?

Тарусина

Я пришла
Просить вас, чтобы вы поговорили
С моей старухой; может быть, она
Послушается ваших убеждений,
А если нет, я всё равно уйду…
Скажите, вы хотите мне помочь?

Сух<отин>

Готов, готов, но прежде, повторяю,
Я должен знать, что есть у вас талант.
Не можете ли что-нибудь сыграть
Или пропеть. Быть может, вы поете?
Всего бы лучше. Кстати есть у нас
И фортепьяно: случай нам послал
Удобную квартиру; мы уж пели [1]
Немного сами: сносный инструмент…

Тарусина

Теперь не расположена я петь,
Но вы не будьте строги. Я готова
Вам песню спеть, которую певала
Я матери моей, когда еще надежда
Во мне была, что можно убедить
Упрямую несчастную старуху.

(Садится к роялю и поет.)

Отпусти меня, родная,
Отпусти не споря!
и проч. [2]

[1] [сами] пели

[2] (См. на особом листе). (Примечание Некрасова). Ср. выше, с. 25–26.

264

С первого куплета Миша и Остроухов, игравшие в пикет, приближаются к роялю. Все слушают с напряженным вниманием и по окончании остаются несколько минут в молчании, пораженные.

Все

Отлично! бесподобно! браво! браво!

Миша

И чудные слова — где вы их взяли?

Тарусина

Понравилась мне музыка одна,
Но к ней слова не шли, по крайней мере
Я не могла их петь, как мне хотелось,
И стала я по нотам подбирать
Слова другие, — так сложилась песня. [1]

Остр<оухов>

С огромным чувством спели вы ее.

Тарусина

В вей вся моя история.
Родилась я, как мать была актрисой…

Фрагмент ранней редакции сцены 1 действия I ИРЛИ

<Сухотин>

В охоте, господа, всего важней
Порядок — вы назначили меня
Директором сегодняшней охоты.
Прошу повиноваться не шутя [2]
Моим распоряженьям. Бросим жребий,
Кому которым нумером стоять.
Дай шапку мне, Ханжевич.

(Кладет в шапку несколько билетиков)

Выбирайте,
Барон, прошу покорно.

[1] Слова другие — [и подобрала]

[2] Прошу мне [подчиняться, господа]

265

Барон

(берет)

Ну мер первый.

Миша

(берет)

Я третий.

Осгр<оухов>

Я четвертый.

Сух<отин>

Я второй.

Осташев

Я, значит, пятый и последний.

Сух<отин>

Грушин!

Лесничий подходит.

Прошу вас за народом присмотреть,
Чтоб не шумели, к кругу подходя,
И верно цепь держали. Очень рад,
Что вы случились тут. Вы местный житель.
Вы знаете охоту. Присмотрите, [1]
Чтоб не было мальчишек мелких. Глупо
Опасности их подвергать; притом
Они и пользы принести не могут.

(К Остроух<ову> и проч. охотникам)

А вас прошу не бегать с нумеров
Друг к другу, не закуривать сигар,
Мест не менять, за цепь не выдвигаться
И метко, разумеется, стрелять.

[1] Вы знаете [народ. Да] присмотрите

266
Хан<ж> евич, можешь ты при мне остаться,
А вы подвиньтесь за последний нумер.
Осташев [1]
Какой чудак! он вздумал нас учить.
Серьезно в роль директора он входит…
Мне нужно адъютанта отыскать.

(Уходит к народу.)

Миша

Мне издали загонщиков толпа
Каким-то сбродом нищих показалась,
Оборванных, унылых, испитых.
Посмотрим ближе.

(Подходит к народу вместе с Остроуховым.)

Осташев уж тут,
Уж он с прекрасным полом балагурит!

Остроухов

(оглядывая народ)

Наброски диалога Остроухова и Миши (сцена 8, действие I) ИРЛИ

<1>

Остр<оухов>

Случалось видеть нам [2]
Что люди [проводившие свой век
В гостиных, в ресторанах, в бардаках
Администраторами] стали!

[1] Начато:

Осташев
Директорскую речь

[2] Перед этими словами начато:

а. Шутишь, милый мой
б. Впрочем [что ж]
в. [А впрочем это может и случиться
Не раз уже видали мы]
г. [Да может быть.]
267

<М и ш а>

Спасибо! ты сегодня очень зол
Я впрочем генерал уж третий год
Начну серьезно службой заниматься

<Остроухов>

Извини
За резкость, милый мой: природа эта,
До беспощадности суровая, меня
Располагает к правде
Пустую жизнь ведете вы друзья
И хорошо вы делаете впрочем
Из вас людей не выйдет [хоть вы] [1]
[Гражданами себя вообразили
Мы в корне все развращены
Не крепостник — не значит человек
Твое несчастье моему подобно.
Ты папенькин сынок — вот вся беда
Ребенком ты зачислен в клуб, на службу
Ты кажется теперь уж генерал
И носишь этот чин самодовольно
А между тем: не сам ли ты твердил [2]
Что было дурно крепостное право

Миша

Я был всегда за крепостное право
Против свободы я протестовал

Остр<оухов>

Тем хуже для <тебя>. А я веду
Веду к тому что это генеральство
Ты также не по праву получил
Входя в кружок людей,
Где чествуют тебя как генерала,
Встречая на конверте титул свой, [3]
Краснеть ты должен, — ежели случится

[1] Из вас людей не выйдет [уж, увы]

[2] Начато:

А между тем: [ведь стыдно же тебе]

[3] Встречая на конверте громкий титул

268
На деловой бумаге подписаться [1]
На векселе… Что делаешь ты? Лжешь! [2]

Миша

Одно тут понял я
Что ты себя считаешь человеком
И возражу твоими же словами:
Не генерал — не значит человек]

<М и ш а>

Не ты бы говорил, не я бы слушал [3]

<2>

<М и ш а>

Ты кажется в Европе одичал!
Чего ж ты ждал? Что здесь ты думал встретить?
У нас есть шаркуны,
кутилы,
умеющие петь романсы
дилетанты музыки,
акробаты и эквилибристы служебные.
Какие мы могли развить в себе таланты,
Такие и развили —
Начинают появляться
новые судьи,
адвокаты

[1] [рас]писаться

[2] Вариант отдельного наброска:

<Остроухов>

Тем хуже для тебя. Я говорил,
Что мы еще не граждане.
На векселе подписывая свой
Почетный титул — лжешь

[3] Далее реплика Остроухова, начинающаяся стихом «Ну, я, мой друг, отпетая статья» (с. 250–251).

269

<3>

Миша

Ужели ни в ком из тех, [1]
Которые в последние года
Вели реформы, в чем-нибудь успели,
Не признаешь ты честного труда
И бескорыстной цели?

<4>

Остроухов

Я жизнью не хвалюсь моею
Ты знаешь тягощусь я ею [2]
Мне ненавистна роль моя.
Но что же делать буду я?
Там слишком молодо, там гнило
Не тянет просто никуда,
А дни уходят, гибнет сила
Нет веры, знаешь… [3]

<М и ш а>

Так всегда
Мы маскируем апатию
Однако любишь ты Россию?

Остроухов

Когда б ее я не любил
Давно б я за границей жил

[1] Начато: Ужели [в тех]

[2] На полях набросок:

Я не желаю никому
Тех

[3] Отдельные наброски:

Не спорю я, бездействие томит,
Но дела я себе не вижу
А жизнь уходит, гибнет сила,
Там слишком молодо, там гнило
Куда пристать?..
Там ложь, там гниль, там совер<шенный> вздор
[Посмотришь] Ну словом, есть и смелость и задор
А в сущности холопство высшей школы!
Нет лучше те которые ловчат
270

<5>

<М и ш а>

А разве лучше ты живешь?
Сначала в крайности вдавался [1]
Под старость разочаровался
Или вернее: испугался
И даром русский хлеб жуешь

<Остроухов>

Положим, разочаровался,
Положим даже испугался,
Как говоришь ты, я —
И провожу немало дней без дела

<6>

<Миша>
Как ты ни строг
Прогресса ты не отвергаешь.
Кому ж Русь им обязана? Ты знаешь

<7>

<М и ш а>

Поверь мне, друг мой, слейся с нами
Расставшись с крайними мечтами
С пр<авительством> иди рука с рукой.
Хорошие нам люди нужны,
С тобою N и <пропуск> дружны,
Они тебя выведут как раз туда,
Где ты можешь быть полезен [2]

[1] Сначала крайностям [безумным предавался]

[2] Другой вариант наброска:

Послушай — слейся с нами
Нельзя же век идти с задорной молодежью,
Хватающей через край
Я пользы в ней не отрицаю,
Но сознайся — что сделано
То сделано нами
271

<8>

Совсем не подлость, милый мой,
Неведенье, безмыслие, рутина
Не то что правду ненавидят,
Не то чтоб послужить желали сатане,
Готовы [1] быть на честной стороне
Да частной стороны не видят.
На этом держится секрет,
Что люди ловкие владеют нашим мненьем

<9>

Русское добродушие, русская готовность подчиниться ярму — и проч.

<10>

А впрочем ум последняя статья:
Как мало мы закон ни уважаем,—
У нас неуважение к уму
Сильней неуважения к закону…

<11>

Нет вы не подлецы, нет вы не идиоты,
Но вы плохие патриоты.
Чтоб стать хорошими людьми,
Безделицы вам нехватает:
Считайте кровными детьми
Народ [2]

<12>

<Остроухов>
Я пробовал — не вышло ничего
Прок выйти мог бы нежеланный!

[1] [И рады]

[2] Другой вариант наброска:

Нет вы не дураки не идиоты,
Но вы плохие патриоты
В вас нет ни веры ни любви
Зачем проклятые интриги
Пожалуй втянешься
272
Люблю я мужика, хочу любить его,
Но рядом с ним какой-то холод странный
Страшно, что втянешься

Делай добро около себя.

Я делаю: когда вижу голодного — даю ему хлеб, больного — лечу; я не из тех, которые говорят, что подавать нищим грош — значит посягать на общественную нравственность, а брать у нищих последний грош — не значит посягать на об<щественную> нр<авственность> — как вы думаете, господа?

Пускай тебе много интриг встретится, что-нибудь сделаешь; теперь уже есть в России об<щественное> мнение

Пож<алуйста>, не гов<ори> [1]

Наброски монолога Лесничего (сцена 5, действие I) ИРЛИ

<1>

[Из школы, прямо со скамейки школьной [2]
Попал я в лес. Случалось мне весной
Снимая планы, опись составляя
По месяцу живать в бору дремучем
И хорошо я изучил леса.]

<2>

[Дремучий лес! сроднился я с тобой
Издавна мы друг другу не чужие,
Век буду помнить сумерки лесные
И зимней ночи мертвенный покой!
Когда б я мог живого человека
Так изучить как изучил я лес
И странно было б леса мне не знать
Как зверь провел я в нем две трети жизни
Скажи когда тебя я не видал
Дремучий лес, весенней ли порой
Иль в летний зной, иль осенью сырой [3]
Когда твое убранство так богато

[1] Ср. ст. 161 и след. окончательной редакции.

[2] Перед этим стихом начато:

Со скамейки школьной

[3] [гн<илой?>]

273
И так непрочно — и выводишь ты [1]
Утрат и скорби роковую песню] [2]

<3>

[Скажи когда меня ты не видал
Своим всегдашним дружелюбным гостем?]
[Весною ли, когда ты оживал
От зимних холодов отогреваясь
И весь доступен солнечным лучам
День ликовал, а ночью забывался
В какой-то мимолетной, светлой грусти] [3]

<4>

[Я знаю лес, но [я людей} не знаю
Не знаю жизни; потому, конечно,
[Не нравятся мне эти господа]
Другой причины нет и быть не может.
Да, да! я совершенно одичал
А всё же странно, что они так грубо
С народом обращаются; так явно
Презренье свое, высокомерье
Показывают бедным мужикам!]
[Они умны и нынче век не тот
Чтоб хвастаться подобными чертами
В характере; газеты нам твердят
Что]
С чего он так, пред кем
Ломается? Или тут
Умышленного нет высокомерья? [4]

[1] Когда тво[и] [покровы] так богат[ы]

И так непрочн[ы] — и выводишь ты

[2] Далее текст, кончающийся стихом «Желанье отряхнуться обнаружит» (с. 253–255).

[3] Начато:

[Тогда ли как веселая весна
Тебя рядила в новые одежды
И целый день ты радостно стоял
И весь доступен сол<нцу>]

[4] Отдельные наброски:

[Не нравится мне также обращенье
С народом этих чопорных господ.
То правда: мужиков они не бьют
И]
[Умышленного нет высокомерья,
А просто расстоянье так велико,
274

<5>

Я знаю обитателей лесных;
Когда заря готова загореться
И первых птичек полусонный лепет
Проносится — еще невнятно, мягко
Как шум дождя по листьям молодым,—
Могу я отличить любую птичку;
По бегу отличаю я зверей
По голосу могу определить
Добычу ли желая подманить [1]
Иль просто тешась, то свистит лисица [2]
По-заячьи, то хрюкнет барсуком
И волчий голос: вовсе непохож [3]
Волк с лаем догоняющий добычу,
Товарищей зовущий на добычу [4]
И лающий зимою на луну.
Совсем иное чувство шевелится. [5]
Ему бы позавидовал актер
Играющий на сцене Уголино
Не на луну он [6] лает: он с упреком
Глядит на небо жалуясь ему
На лютый голод на зиму лихую [7]

Что нужны, может быть, десятки лет,
Чтобы наполнить бездну]

[1] Добычу ли [преследуя свою]

[2] а. Иль просто тешась, [воет волк суровый]

б. Начато: Иль просто тешась, [хитрая] лисица

[3] Перед этим стихом начато: [Волков]

[4] Перед этим стихом начато: [Сзывающий]

[5][У волка есть три голоса: одним
а. Он манит самку, есть другой, [которым]
Товарищей сзыва[ет] на грабеж —
На медленном ходу
б. Начато:
Он манит самку, есть другой, зловещий
Товарищей сзывая на грабеж —
а. И третий, — этот стон [я слышал]
б. И третий, — этот стон невыносимый
Почти не умолкает по зимам
а. [В больших] лесах он сердце надрывает
б. У нас в лесах: он сердце надрывает
Не страх не опасение в груди
Совсем иное чувство шевелится]

[6] [волк]

[7] Отдельный набросок:

А волки будут лаять на луну
Мне волка <3 нрзб>
Не на луну он лает
275

<6>

Ну если так усилится мороз
И невтерпеж прийдется бедным бабам
И мужикам — и все они уйдут
Ведь нашим господам в долгих шубах
Совсем не дотащиться до села
Замерзнут как подстреленные волки [1]

II

Варианты автографов ИРЛИ

Вм. 108–109Читай эпитафию! Скорей — импровизация.
Готова! Я только приглашенья ждал:
113И славный был администратор
Перед 221[Посланник
… Да видя эту скудную природу
Не можешь к убежденью не прийти
Что этому несчастному народу
Сам бог к развитью заградил пути

Саб<уров>

Я сам давно так думаю: нелепо
С природой спорить!]
221–222[Ну что] барон? вы видели природу
Вы видели народ наш?

Посл<анник>

[Да видел] И не мог
225–228Да! да! непобедимые условья!
[При них развитье было бы бедой:
Ему нужна] бесчувственность воловья
[Чтоб выносить суровый жребий свой!]
226И к счастию народ не выше их
234В таких условьях [развивать] народ

[1] [Ну [О] если [б] так усилился мороз
Что невтерпеж приш[лось] бы бед[ным] бабам
И мужикам — и все они ушли б
Ведь нашим господам в долгих шубах
Совсем бы до деревни не дойти
Замерзли б как подстреленные волки]

Далее текст, кончающийся стихом
«Желанье отряхнуться обнаружит» (с. 255).

276
237–238[В дарах природы видим мы] избыток
[В чужих краях,] по милости судеб
239А здесь один суровый [черствый] хлеб
242 а.[Хоть век трудись] что тут достанешь?
б.Болота, мхи… пески… куда ни взглянешь
243–244переставлены местами
245–248вписаны на полях
245А здесь — [хоть] например зимой
249[А] здесь мужику [что] вышел за ворота
254 а.На [тяжкий труд на беспрерывный] бой
б.На [темный труд на непрерывный] бой
255–256[И не без цели] оградила
[Глубокого] невежества броней
257 а.Его удел [невежество], [рас]путство
б.Его удел — [убожество], беспутство
в.Его удел — [безграмотство], беспутство
Вм. 258[Борьба с медведем, с волком, с кабаном,]
261[So, so…] Ja, ja…
Вм. 294–296Настолько норовим образоваться
Чтоб на чужие плечи нам забраться
И выгодно проехаться на них
321И в стороне стоял один печален
323Он рук в грязи [тогдашней] не марал
Вм. 326–336О ком ты говоришь?

<М и ш а>

В литературе
Описан он достаточно: его
Тургенев лишним называл; в натуре
Он честный благородный шалопай
Следивший за движеньем европейским
Достаточно снабженный всем житейским [1]

Остр<оухов>

Да это — я! [2]

<М и ш а>

Как хочешь понимай
А я теперь лишь начал понимать
Как он был чист, как он далеко видел

[1] Ср. с. 288, вариант ст. 326–331.

[2] Рядом запись: Лучше мы

277
Вм. 369–371Но зато его и ныне я
Не могу не уважать
Что лежит на нем уныния
395[Господь с тобой! Бросайся прямо в пламя]
397[Но кто держал когда-то то же знамя]
402[На полпути!]

Отдельный набросок к сцене 4 ИРЛИ

Сказать вам откровенно
Не друг я нынешних реформ
Да! будь дворянство просвещенно
А для народа был бы корм!
И разве прежде хуже было!
Вот например солдат у нас

Фрагмент первоначальной редакции сцены 5 ИРЛИ

<М и ш а>

Пришел я к крайнему пределу
Я тверд по мере сил: служить
Не стану я дурному делу,
За добрым рад ни есть ни пить
Но иногда пройти сторонкой
В вопросе грозном и живом,
Но понижать мой голос звонкий
Перед влиятельным лицом,
Увы! вошло в мою натуру!
Не от рожденья я таков,
Но я прошел через цензуру
Всех николаевских годов
На всех рожденных в 25-м
году — и около того —
Отяготел жестокий [1] фатум,
Не выйти нам из-под него [2]
Как быть! счастливые условья
Меня от многого спасли,
Но годы робкого безмолвья
Свой плод печальный принесли!

[1] [особый]

[2] Следующее четверостишие вписано на полях.

278
Я не продам за деньги мненья,
Без крайней нужды не солгу
Но гибнуть жертвой убежденья
Я не хочу — и не смогу!..
Не будет ли? Согласен ты со мною,
Что все-таки чего-нибудь я стою?
Конечно, я безгрешен не совсем:
Я числился, я получал оклады
Но у меня теперь другие [1] взгляды
Энергия такая между тем…
Ведь если ты таких как я бракуешь,
Откуда же людей ты навербуешь,
Чтоб новые порядки водворять?
Мы все такие — лучше негде взять!

Остр<оухов>

А те, что в стороне стояли?

<М и ш а>

Идеалисты? Те пропали! [2]
Да! одного я встретил! пылок, чист
Каким он был — таким остался,
Но Бахусу отчаянно предался
И стар, как возращенный декабрист.
В них вообще теперь немного толку.
Мудрейшие достали втихомолку
Такого рода прочные места,

[1] [такие]

[2] Далее:

[Есть, правда, есть и прежние бойцы,
Но как они одрябли, устарели!
У них другой не замечаю цели
Как пошуметь, на это молодцы!
Расходятся — удерживай за полы!
Там гниль, там дрянь, то ложь, а это вздор —
Ну словом есть и смелость и задор,
А [всмотришься] в сущности холопство высшей школы!
[Иные] Другие явно передали: душой
Преобразились в диких ретроградов!
Я б мог назвать презренных этих гадов,
Но умолчу. По трусости иной
Иной по самолюбью замарался
Иной как был; так и остался чист]

Затем текст, начинающийся стихом «Но Бахусу отчаянно предался» (с. 279).

279
Где служба по возможности чиста,
И, средние оклады получая,
Не принося ни пользы, ни вреда,
Живут себе под старость припевая.
Теперь зато клеймит их иногда
Предателями племя молодое,
Но я ему сказал бы: погоди!
Сообрази то время роковое
По новому о старом не суди [1]
Ты начало весеннею порою
При блеске солнца, хоть с грозою
Потом и встретилось по прихоти судьбы,
А мы? припомни! нужен гений,
Чтоб после стольких впечатлений
Остаться годным для борьбы!..
Бог на́ помочь! бросайся прямо в пламя
И погибай… [2]
Но, кто твое держал когда-то знамя,
Тех не пятнай!
Не предали они — они устали
Свой крест нести,
Покинул их дух Гнева и Печали
На пол пути!

Остр<оухов>

А молодежь?

Миша

О ней когда-нибудь.
Мы кажется окончили наш путь…

[1] Следующие шесть стихов вписаны на полях.

[2] Отдельный набросок:

А те, мой друг, покинутые <нрзб>
Как говоришь ты в <нрзб> тогда
а. Увы они все без вести пропали
б. Увы они как в рот воды набрали
а. Теперь зато бранит их иногда
б. Теперь зато честит их иногда
[Отступниками] Предателями племя молодое
А я ему сказал бы: погоди
То было время не твое — другое
По новому о прошлом не суди!
Бог на помочь! Бросайся прямо в пламя
И погибай!
280

Лесничий

(подходя)

[Пришли] На нумера извольте становиться —
Вам здесь, вам тут. Теперь нельзя курить
И громко говорить здесь не годится

(Ставит охотников на №№, в расстоянии 60–70 шагов друг от друга.)

Миша

Что ж можно?
Можно водку пить.

Две редакции не вошедшего в окончательный текст ИРЛИ продолжения монолога Миши

<I>

После 521я лучший перл [с] души [моей] достал
Чистейшее мое воспоминанье!
Мне стало грустно… [Буду продолжать]
[Однако же по-прежнему шутливо
Размер другой мне стоит только взять
И дело мы окончим живо,
Чтоб оценить меня ты мог
Теперь я [подведу] [подвожу] итог]
[Я описал тебе то время
Когда родились мы с тобой,
В какую почву бросишь семя
Таков и плод, любезный мой!]
[Хоть я не гений по природе
Но я опередил тот] век
Когда бесчинство [было в моде]
Я вел себя как человек
Я дебоширство ненавидел,
Людей коляской не давил,
На Невском — девки не обидел,
Стекла в трактире не разбил
Я время проводил не в ссорах,
Не в кутежах тогдашних дней
281
Но в бескорыстных разговорах
О меньшей братии моей.
Писал стишки, читал [хоть] мало,
Не только взяток я не брал
Но шепотом, как подобало.
Я против них протестовал… [1]
[О, сам себе я знаю цену,
От века я не отставал,]
Когда прогресс [пришел] на сцену
Я вел себя как либерал
Плод накопившегося горя —
О старом зле статьи писал,
[К] уставн[ым] грамот[ам] не споря
[Охотно руку прилагал:]
[Почти что самой высшей] нормы
[Крестьянам выдал я] надел;
Хвалил судебные реформы
Быть членом земства я хотел
Не вижу зла в свободной прессе,
Шагов попятных не хочу,
Но спотыкнулись мы в прогрессе
Я выжидаю и молчу…
[Теперь я знаю:] должен я бы
Вести себя как гражданин,
Но милый друг [толчки, ухабы,]
Как раз останешься один

<II>

Я лучший перл со дна души достал —
Чистейшее воспоминанье!
Мне стало грустно… Надо попадать
По мере сил опять на тон шутливый
Четырехстопный ямб — игривый
Возьму — и стану продолжать [2]

[1] Далее повторено и вновь зачеркнуто четверостишие «Я описал тебе то время…» (с. 281).

[2] Следующее четверостишие вписано на полях.

282
Внимай же мне! тебе представить
Я доказательства хотел,
Что легкомысленно бесславить
Меня ты права не имел
Во-первых: отразился мало
На мне тот полудикий век:
Когда бесчинство процветало
Я вел себя как человек
Я дебоширство ненавидел,
Людей коляской не давил,
На Невском — девки не обидел,
Стекла в трактире не разбил
Я время проводил не в ссорах,
Не в кутежах тогдашних дней
Но в бескорыстных разговорах
О меньшей братии моей. [1]
С крестьян завещанных отцами
Взимал умеренный оброк [2]
Не брал сушеными грибами
И не копил полотен впрок
Писал стишки, читал не мало,
Не только взяток я не брал
Но шепотом, как подобало
Я против них протестовал…
А во-вторых: ты верно слышал
В газетах может быть читал [3]
Когда прогресс на сцену вышел
Я вел себя как либерал
Плод накопившегося горя —
Писал статьи о старом зле,
С уставной грамотой не споря
Не погребал ее в столе

[1] Следующее четверостишие вписано на полях.

[2] Взимая [маленький] оброк

[3] В газетах [верно ты] читал

283
Хоть и не свыше данной нормы
Я тотчас утвердил надел;
Хвалю судебные реформы
Быть членом земства я хотел [1]
Не вижу зла в свободной прессе,
Шагов попятных не хочу,
Но спотыкнулись мы в прогрессе
Я выжидаю и молчу…
Что ж в-третьих? В-третьих должен я бы
Вести себя как гражданин
Но милый друг все люди слабы,
Как раз останешься один [2]

Фрагменты первоначальной редакции диалога Миши и Остроухова (сцены 3–5) ГБЛ

<1>

После 113[Остр<оухов>
Наговорил бог весть к чему
С три короба, а свел к тому,
Что вы не бьете по сусалам!

Миша

Умей довольствоваться малым,
Поспешность, говорят, недуг.
Кто хочет скоро, тот мечтатель
«Нельзя же вдруг»,—
Сказал один писатель.
Всё чередой придет, поверь.
Далеко ль, приведи-ка в ясность
То время, как слова «свобода», «гласность»,
Которыми набили мы теперь
Оскому, как незрелыми плодами
и проч., см. прод.]

[1] Писано в феврале 1867 года. (Примечание Некрасова.)

[2] Отдельный набросок:

Я человек обыкновенный,
Но человек я не дурной,
Не вор, не взяточник презренный
И не плантатор столбовой
284

<2>

[Миша

Не так я глуп, чтоб самому не знать,
Чего во мне недостает, мой милый,
А ты не так умен, чтобы понять,
Что все-таки чего-нибудь я стою.
Когда во мне ты что-нибудь признал
Хорошее — я тем себе обязан,
В моих же недостатках виновата
История!

Остр<оухов>

Ты далеко хватил!

Миша

Дай досказать! не суйся с пустяками!

Остр<оухов>

Ну, говори! да говори стихами!

Миша

Изволь, изволь — не собьюсь, поверь!
Далеко ль, приведем-ка в ясность
То время, как слова «свобода», «гласность»] [1]
Припомни-ка то время золотое,
Которого исчадье мы прямое [2]

Варианты наборной рукописи ГБЛ

Вступительная ремарка

Зимняя картина. Поляна, занесенная снегом, кое-где деревья, пни, кустарники; впереди сплошной лес. По направлению к лесу без дороги, [3] кто на лыжах, кто на четвереньках, кто барахтаясь по пояс в снегу, тянется вереница загонщиков, человек сто: мужики, отставные солдаты, бабы, мальчики и девочки. Каждый и каждая с дубинкою, у некоторых мужиков ружья. За народом Савелий, окладчик, продавший медведя и распоряжающийся охотою. [4] По дороге, протаптываемой народом, пробираются, часто [5]


[1] Далее ст. 265–274 окончательной редакции.

[2] Далее ст. 307 и след. окончательной редакции.

[3] [целинами]

[4] [загонщиками]

[5] [нередко]

285

спотыкаясь, господа охотники. Впереди князь Воехотский, старик лет 65-ти, сановник. [1] За ним барон Ш., нечто вроде посланника, важная надменная фигура, лет 50. Они изредка переговариваются с Воехотским, но оба они более заняты трудным процессом ходьбы. [2] За ними Миша, плотный полнолицый господин лет 45, действительный статский советник, служит; рядом с ним Пальцов, господин лет 50-ти, не служил и не служит. Они горячо разговаривают. [3] Далее, немного поотстав, Карташов, молодой гвардейский офицер, в сопровождении двух баб, выбранных из загонщиц. Они несут ему ружья. Он болтает и смеется с ними, называя их своими адъютантами. При каждом охотнике егерь.

Миша и Пальцов. Пальцов, продолжая прежний разговор.

Вм. 1[Нет, нет!
Не меньше твоего претит душе моей!]
19–22вписаны на полях
22Бросая тысячи какой-нибудь цыганке
30И [ежедневно] напиваться
52Одно я только [пропустил]
60Встречаем мы и в [модном] мире
75–78вписаны на полях
82Под град [затрещин] и пощечин
87[«Конечно в этом чуда нет»] [4]
121[Заметна рьяная забота]
128Как прежде стонет твой народ
143–145 а.[Есть [неподкупный,] честный либерал,
Есть [прогрессист, есть] консерватор,
[Есть даже] — ты не ожидал? —
Великорусский радикал!]
б.[Но есть и честный либерал,
Есть пресловутый консерватор,
А рядом — ты не ожидал? —
Великосветский радикал!]
После 154следуют 105–113; вм. 105–106:
[Чего ж еще? Мы не без цели
Администраторов коснуться не успели
О них судить не нашему уму…] [5]
191Как [негодяям] рукоплещем
216[Трещат и] пятятся назад

[1] [тайный советник, член какого-то важного учреждения]

[2] заняты процессом ходьбы, [представляющим [некоторые] значительные трудности. При них с]

[3] Далее начато: а. [Потом за] б. [Шествие замыкает]

[4] Реплика Миши.

[5] Далее зачеркнутый фрагмент диалога (см. выше, с. 284).

286
После 216[Когда писатель наш любимый
Внезапно глупость сочинит
Когда администратор чтимый
Свихнется — злу поноровит
Как мы стремительно и смело
Бросаем грязью в них тогда[1]
Подставить ногу — наше дело,
Помочь подняться никогда! [2]
Не содрогнется ни в едином
Душа пред мыслию простой [3]
Что меньше честным гражданином,
Что меньше умной головой!
Мы торжествуем непритворно…
А почему? Прошу покорно
Узнать! Писатель бедный мой
Быть может ты в труде как в друге
Искал спасения в недуге
В душевной буре роковой]
[Нет, словно праздник нам утрата…
Понять бы можно как-нибудь,
Что рады случаю лягнуть

[1] Начато:

а. [Как мы охотно, дружно, смело]
б. [О как мы в грязь их топчем смело]
в. [<нрзб> их в грязь втоптать тогда]
г. [Как торжествуем мы тогда]

[2] Отдельные наброски ИРЛИ:

а. Администратор покачнулся
Писатель глупость сочинил
Ура! весь город встрепенулся
б. Администратор оступился
Писатель глупость сочинил
Ура! Весь город оживился
Как будто праздник наступил!
Подставить ногу наше дело,
Помочь подняться — никогда
Прошел паденья миг позорный и он
Весь пыткой нравственной измятый,
Уже опять с своим пером,
Как землекоп с своей лопатой
Перед мучительным трудом,—
Он снова Музу призывает.

[3] [Хоть бы] на миг, [хоть бы] в едином,

Душа [стеснилася тоской,]

287
Собраты падшего собрата…
Но ты, о публика моя,
Чему ты рада?…]

[Миша

Знаю! я
Со многим, что ты говорил,
Согласен, хоть оно и строго,
Но ты историю забыл,—
Припомни, рассуди немного
И ты утешишься, поверь]
Перед 221 а.…пока не начали кричать
б.[Мы можем разговор наш продолжать
Пока кричане не начнут кричать]
230[Условиям,] которые родит
После 304следовал диалог, приведенный на с. 285 под
цифрой
<2>
326–331В литературе
[Известен] он достаточно, его
Прозвал [Тургенев] «лишним»; [по] [своей] натуре
Он [честен был, но был большой] лентяй,
Избыточно снабженный всем житейским,
Следивший за движеньем европейским.
После 333[Его тогда судили слишком] строго,
[И я теперь лишь] начал понимать,
[Как он был чист, как он далеко видел,
Как честно, хоть бесплодно ненавидел,
И шапку перед ним готов я снять]
344[Всюду был ты всем] чужой
375[Молчаливой] укоризною
После 376[Припомнил ты то время золотое,
Которого исчадье мы прямое?..
Оно прошло, хоть не весьма давно
Родители же наши полагали,
Что вечно не изменится оно,
И ловко нас к нему подготовляли][1]
379[Да ведь и прок теперь бы был от них]
380[Раз] одного я встретил: [зол], рьян, речист
Вм. 392–394Но я ему сказал бы: [пережить
И уцелеть в] то время роковое

[1] Эти шесть строк представляют собою отдельный набросок.

288
[Не значит ли всю силу положить?]
Вм. 403–414 а.[Припомнил ты то время золотое
Которого исчадье мы прямое? [1]
Пойдем же дальше строгий критик мой!
[Над уровнем тогдашним приподняться
Трудненько было: очень может статься,
Что я пошел бы торною тропой
Но счастье не дремало надо мной!]]
б.[Чему, откуда было поучаться?
Где стойкости гражданской набираться
По счастью вывез добрый гений мой
[Чрез] одного мечтателя такого
Случайно я наткнулся на другого [2]
Сам за себя он громко говорил!…
Кто знал его, кто был с ним лично близок,
Тот, может быть, чудес не натворил,
Но ни один покамест не был низок!
Белинский был особенно любим
Почти ребенком я сошелся с ним…]
в.[[Чтоб этот очерк мой возможно] полон был
Теперь припомним истинных светил
Окрасивших то время роковое
Белинский жил тогда, Грановский жил
Еще им равных двое-трое [3]

[1] Отдельный набросок ИРЛИ:

Время гнусного бесславья
Поголовного стыда,
Бездну нашего бесправья
Мы [изведали] измерили тогда
Словно
Все замешаны гуртом,
Кроме подлости, спасенья
Мы не чаяли ни в чем

[2] Отдельный набросок ИРЛИ:

<М и ш а>

[По счастью я наткнулся на такого Мечтателя гуманно развитого (Моя наклонность к рифмам и стихам Сойтись тогда способствовала нам)
И думаю, что всем ему обязан…

Остр<оухов>

Однако чем?

Миша

Прошедшим я не связан.]

[3] Еще [найдется славных] двое-трое

289
Па них тогда молилось всё живое
Белинский был особенно любим
После 413Не знаешь ты каков Белинский был?
Кто знал его кто был с ним лично близок,
Тот может быть чудес не натворил,
Но ни один покамест не был низок.]
По счастью рано я сошелся с ним
417[И я когда-то преклонял колени]
После 445(молчание)
а.[Однако ты меня изрядно раскачал!
Я для тебя нечаянно, признаться,
Из сердца самый лучший перл достал!]
б.[Как ты меня однако взволновал!
Не шуточное вышло излиянье][1]
446Грановского я [очень] близко знал
Вм. 455–457[Где ясный слог? где честный жар?
Точь-в-точь как человек с которым] приключился
Апоплексический удар.
[Язык закостенел и разум помрачился!]
459[Всем нашим чувством, знаньем,] даром!
463Прошел твой [чистый] образ.
[Мужественный гений]
466–467 Готовил ты [стране полезных] сыновей,
Предвидя [солнышко] за непроглядной далью
481[Звезда] надежды медленно всходила,
498–499Смешон и муж поверженный в хандру
а.Больной тоскою постоянной
б.Убитый грустью постоянной
500–503предшествуют 496–499 [2]
503И [истины паденье замечая]
После 511ремарка: (молчание)
Вм. 512–513Да! были личности!.. [Они спасли народ,
Спасли в нем дух живой] во времена крутые!
После 519ремарка: (молчание)

Вариант ст. 130–133 (письмо Боткина к Фету)

130–133Беги от подлых шулеров,
От старых баб и франтов модных

[1] См. выше, с. 281–284 (две редакции продолжения монолога Миши).

[2] К ст. 496–503 приводятся варианты отдельного наброска.

290
И от начитанных глупцов,
Лакеев мыслей благородных

Варианты ОЗ

Вступительная ремаркаКонец (посла: «Они горячо разговаривают»)
как в автографе ГБЛ
383С них вообще теперь не много толку

III

Наброски и заметки ИРЛИ

Он не идет
Как контрабанду он себя проносит
Противный либерал
Муж чуден, а жена еще чудней
И в государственной премудрости своей
Хлопочут об одном неутомимо
Чтоб портилось добро, а зло не улучшалось
Таких хлопотунов довольно на Руси
Любитель полумер,
К той партии он зек принадлежал,
Которая о том вотще старалась
И век хлопочут об одном,
Чтоб испустить последний вздох
В полезной той работе
Как старый пес мой, что издох
Над гаршнепом в болоте
Князь Чернышев когда-то проезжал
Через один уездный городишко

Проезжая [в Сибирь] по ревизии взяли где-то в Перми писаря (история Гулькевича (?))

О знакомстве с Пушкиным. Но Ленский конечно не имел охоты узы брач<ные> нести.

С Крыловым (см. Вигеля).

Ну это что за бедность
Вот был он послан в Киев
291

Анекдоты о помещике, бравшем по 40 р. за хлеб и пр.

Об импер<аторе>

Юбилей за 50 лет бездействия

В Витебской губернии люди-лошади

О мундире через 49 лет спросить Зубкова

Рассказы Г. М. <Толстого (?)> (ист<ория> инженера)

Переправа через Березину (Лажечников)

Попробовал быть в клубе старшиной
Заказывать обед — и к столу
И так меня доехал наконец
Он вежливостью этой, что творец
Напиши-ка мне письмо к празднику
Славянофил-католик
И постоянная (?) бесплеменность
Смерть без родины всё изгладила
и изгладила смерть
Кандидат на престол мексиканский
Приятно встретиться в столице шумной с другом
Зимой
Но друга увидать идущего за плугом,
В деревне в летний зной
Сто крат приятнее
Кругом земля, поля природа — и доброе лицо с
печатью благородной честной грусти
Теперь признаться я их понимаю
Они уйдут подальше в тыл

Наброски, опубликованные К. И. Чуковским

Говорил мне друг мой: «Слейся с нами,
Расставшись с крайними мечтами,
С правительством иди рука с рукой,
Хорошие нам люди нужны,
С тобою и министры дружны —
292
Они тебя выведут как раз туда,
Где ты народу можешь быть полезен…»
— Не спорю я, бездействие томит,
Да дела я себе не вижу…—
«А разве лучше ты живешь?
Сначала в крайности вдавался,
Под старость разочаровался
И даром русский хлеб жуешь…»
… Странная эпоха!
Теперь себя по нитке разобрать
Умеет каждый. Но одно тут плохо,
Что безобразья те же продолжать
Сознанье нам не может помешать.

Н.А. Некрасов. Сцены из лирической комедии «Медвежья охота» (Варианты) // Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», 1981. Т. 3. С. 233-283.
© Электронная публикация — РВБ, 2018-2019. Версия 0.1 от 10 декабря 2018 г.