33

Сердцу грустно, сердце ноет,
Тяжело, невмочь!
За окошком вьюга воет,
На дворе уж ночь.

99

В темной комнате зимою
Сыро, холодно,
И стучится вьюга злая
В мерзлое окно.
На столе огарок свечки
Льет свой свет чуть-чуть;
Лезут тени из-за печки,
На стене растут.
У соседа за стеною
Что-то дочь молчит,
А бывало, ее песня
Весело звучит.
Что за голос! Чист и звонок,
Точно серебро.
Запоет — на сердце станет
Радостно, светло.
Веришь в это время в счастье,
Веришь и в любовь,
В сердце жарче закипает
Молодая кровь.
Так и бросился б к соседу,
Целовал бы дочь,
Но старик сосед, пожалуй,
И побить не прочь.

Чу! там кто-то за стеною
Тихо зарыдал,
Так и есть — она, резвушка,
Голос я узнал.
«Что ж, сгубить меня хотите,
За него отдать?
И не жалко и не грех вам
Дочь свою продать?»
Слышу голос: «Что ж, не хочешь —
Ну, так прокляну,
На мороз тебя трескучий
В платье прогоню.
Иль с соседом за стеною
Шашни завела,
С этим нищим, гольтепою?
Вот так уж нашла!

100

То-то будет вас уж пара,
Нечего сказать.
Одна будешь шить до ночи,
А другой писать...
За того ж коль выйдешь замуж,
Будешь госпожа
И сидеть день целый с утра,
Руки положа».

Я не вытерпел и плюнул;
Тяжело, невмочь.
Обругал в душе соседа
За бедняжку дочь.
Лег в холодную постелю,
Ноги подогнул,
Завернулся в одеяло
И в тоске заснул.

</557>


И. 3. Суриков и поэты-суриковцы. М.—Л.: Советский писатель, 1966. (Библиотека поэта; Большая серия; Второе издание).
© Электронная публикация — РВБ, 2022. Версия 1.0 от 7 марта 2022 г.