131

Весной всего милей мне жаворонок звонкой,
И пение его отрадно слышать мне.
В полях еще лежит снег пеленою тонкой,
А он уже поет песнь громкую весне.

Доволен долею он скромного поэта;
Кружася в вышине, он счастлив без конца.
Творит он песнь свою средь воздуха и света,
Но людям не видать весеннего певца.

Его не уловить внимательному взгляду —
Доступен он вверху лишь солнечным лучам;
В блаженстве творчества находит он награду
За песни, за любовь к весне и к небесам.

Над полем, в воздухе, для глаз недостижимый,
Он реет, потонув в роскошном блеске дня,

203

И льется песнь его и носится незримо,
От утренней зари до вечера звеня.

И прямо и легко, как чистое паренье
Молитвы искренней, возносится она...
Вот отчего люблю я жаворонка пенье:
Я чувствую, что им душа просветлена.

1877


И. 3. Суриков и поэты-суриковцы. М.—Л.: Советский писатель, 1966. (Библиотека поэта; Большая серия; Второе издание).
© Электронная публикация — РВБ, 2022. Версия 1.0 от 7 марта 2022 г.