АНДРЕЙ БЕЛЫЙ. ЗАПИСКИ ЧУДАКА. Т. II. Изд. «Геликон», Берлин, 1922. — Впервые: «Красная новь», 1923, кн. 5, с. 399 — 400. Пере-печ.: ВЛ-86, с. 204 — 206. Наиболее развернутый (и самый резкий) выпад Мандельштама против прозы А. Белого (см. статьи «О природе слова», «Литературная Москва. Рождение фабулы»). Летом 1933 г., когда инерция общего противостояния акмеизма и символизма, еще заметная в нач. 20-х гг., совершенно угасла, поэты встретились в Коктебеле, и Мандельштам читал А. Белому «Разговор о Данте» (см. примеч. к «Разговору о Данте»). Позднее, в Воронеже, Мандельштам говорил С. Б. Рудакову: «Мы (т.е. он и Белый. — Комм.) не в том, что другие, видим мастерство» (из письма С. Б. Рудакова к жене от 20.06.35 — ВЛ, 1980, № 12, с. 242, публ. Э. Герштейн). Ср. также стихи Мандельштама на смерть А. Белого (БП, с. 171 — 173 и 297 — 299)

Проза асимметрична ~ разнобой, разлад, многоголосие, контрапункт... — Ср. в зап. книжках Мандельштама: «...прозаический рассказ не что иное, как прерывистый знак непрерывного. <...> Смысловые словарные единицы, разбегающиеся по местам. Неокончательность этого места перебежки. Свобода расстановок. В прозе — всегда «Юрьев день» (ВЛ-68, с. 194).


Воспроизводится по изданию: О.Э. Мандельштам. Слово и культура. М.: Советский писатель, 1987.
© Электронная публикация — РВБ, 2010–2019. Версия 2.0 от 3 октября 2019 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...