Ф. М. Достоевский

Двойник
Петербургская поэма

1846

Оглавление

Глава I 147
Глава II 153
Глава III 163
Глава IV 170
Глава V 182
Глава VI 189
Глава VII 201
Глава VIII 209
Глава IX 221
Глава X 239
Глава XI 259
Глава XII 269
Глава XIII 280

Полный текст

О произведении

Гротескно-фантастическая повесть, в которой тихий и робкий чиновник Голядкин стречает своего двойника, который воплощает в жизнь все его нереализованные мечты.

Критика

Голядкин — собирательный образ русского чиновника, который синтезировал нравственно-психологические свойства, заложенные в душевной структуре данного социального типа в произведениях русских и европейских писателей, прежде всего Гоголя и Гофмана. Тип чиновника традиционно бытовал в литературе в двух своих полярных разновидностях: в образе бедного, жалкого, забитого, но добросовестного служаки и в образе карьериста, ловкого плута–проходимца, подобно герою пикарески, стремящегося повыгоднее устроиться в жизни. По замыслу Достоевского эти два противоположных по своему нравственному содержанию типа личности должны были совместиться в одном лице — экспериментальном герое Якове Петровиче Голядкине, титулярном советнике. Однако, чтобы не нарушить логики построения характера и художественной правды, писатель прибегает к фантастическому приему двойничества: рядом с Голядкиным-старшим появляется его близнец Голядкин-младший, схожий с ним как две капли воды и чудесным образом имеющий с ним одно имя и фамилию. Герои-близнецы близки, однако, не только внешне, но и по своей духовной сущности: оба они принадлежат к миру чиновничества, имеют одну и ту же довольно ограниченную жизненную программу — продвинуться по службе и занять достойное положение в обществе. Разница между ними лишь в том, что первый хочет достичь ее прямым и честным путем, а второй — через подхалимаж и интриганство. В них обоих воплощаются, соответственно, оба художественных типажа с присущим им набором нравственно-психологических черт.<...>

Образы Голядкина-старшего и неотделимого от него двойника стали подлинным открытием раннего Достоевского, вершиной его психологизма. Наряду с изображением типического в среднем чиновнике он изобразил всю «тайную» психологию его личности во взаимодействии с социальной средой, показав, во что могут вылиться оборотные стороны его души и какие опасные, разрушительные силы коренятся в душевной природе безобидного, казалось бы, «маленького человека». Предметом художественного изображения в повести с самого начала выступает самосознание героя. На это впервые указал М.М. Бахтин: «Мы видим не кто он есть, а как он сознает себя, наше художественное видение оказывается уже не перед действительностью героя, а перед чистой функцией осознания им этой действительности». Стремясь раскрыть самосознание героя, Достоевский постигает глубины душевной жизни человека. <...>

Раскрывая тему двойственности человеческой натуры, Достоевский решительно отходит от просветительской концепции личности: в его герое в одном лице могут уживаться две натуры, одна из которых вытесняет другую. Этот сам по себе необычайный феномен облекается писателем в форму занимательного сюжета единого действия. Новизна художественной формы «Двойника» связана с опытом писателя разрешать глубокие проблемы этико-психологического плана в рамках небольшого по объему повествования, в котором прозаическое переплетено с невероятным, фантастическим, протокольная точность — с вневременным и вечным.

— Н.Н. Арсентьева. Двойник // Достоевский: Сочинения, письма, документы: Словарь-справочник. СПб., 2008. С. 55—64.


Ф.М. Достоевский. Двойник // Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. Л.: Наука. Ленинградское отделение, 1988. Т. 1. С. 147—294.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2020. Версия 3.0 от 27 января 2017 г.