С. 333. «Умнейшие» даже писатели провозгласили ~ принимает их за настоящих «лучших» людей своих. — Имеется в виду В. Г. Авсеенко (см. с. 120).

С. 334. Овсянников, когда его везли ~ кидал народ в экипаж... — Петербургский купец-миллионер, подрядчик, торговец мукой, коммерции советник С. Т. Овсянников был признан виновным в умышленном поджоге сгоревшей 2 февраля 1875 г в Петербурге, на Обводном канале, паровой мельницы, арендованной им у другого миллионера В. А. Кокорева. Как было установлено на суде, поджог мельницы должен был принести Овсянникову большую прибыль. Овсянников был приговорен к лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в Сибирь. Источником слуха, передаваемого Достоевским, было сообщение корреспондента газеты «Биржа» (1876. 21 сент) о прибытии Овсянникова с партией заключенных в Нижний Новгород. С вокзала в пересыльную тюрьму Овсянников, в отличие от других заключенных, ехал в закрытом экипаже. «На пути в некоторых местах мужики старались подать ему гроши, но конвойные солдаты

522

не допускали. Некоторые бросали ему в экипаж медные деньги, но он и сам швырял из экипажа, что было заметно».

С. 334—335. Другой разряд миллионеров-купцов ~ чувства гражданского почти не бывает в этих сердцах. — В рассуждениях Достоевского о «миллионерах-купцах» отразились, несомненно, черты из истории семьи Куманиных, родственников писателя по материнской линии, первостатейных московских купцов, происходивших из монастырских крестьян и получивших в 1830 г. потомственное дворянство. Куманивы несколько раз делали крупные пожертвования на разные цели и награждались за них орденами. В частности, основатель торгового дома А. А. Куманин во время Отечественной войны 1812 г. пожертвовал на ополчение 50 тысяч рублей, за что был пожалован орденом Владимира 4-й степени.

С. 336. ...«эта юная школа ~ спроса и требования»... — Достоевский приводит свои же слова из февральского выпуска «Дневника писателя» за 1876 г. (см. с. 83).

С. 336—337. О, не подумайте, что я намекаю на «дело Струсберга» ~ за наши собственные грехи... — С 2 по 25 октября 1876 г. в Москве проходил процесс по делу о происшедшем в октябре 1875 г. крахе Московского коммерческого ссудного банка. К тому моменту, когда Достоевский писал эти строки, приговор еще не был объявлен (его чтение было назначено на 2 ноября 1876 г.), но был уже известен вердикт присяжных, основанное на нем заключение обвинения о мере наказания для каждого подсудимого и ходатайства защитников. Главной фигурой среди подсудимых был немецкий подданный, железнодорожный деятель Бетель Генри Струсберг (1823—1884), строивший в России железную дорогу Брест — Гараево; путем подкупа директоров банка Г. Ландау и П. М. Полянского он получил под обеспечение ничего не стоивших бумаг ссуду в семь миллионов рублей, но в результате банкротства не смог ее возвратить, и это повлекло за собою крах банка. На основании вердикта присяжных обвинение квалифицировало его вину как подстрекательство к растрате. Ландау был признан виновным в подлогах и взяточничестве. Занявшее по своему общественному значению место в одном ряду с другими громкими процессами о крупных мошенничествах (дело игуменьи Митрофании, дело Овсянникова и др.), дело Струсберга подробно освещалось и оживленно комментировалось в печати.

С. 336—337. ...спросить по-евангельски: «Господа присяжные, кто из вас без греха?» — Цитата из евангельского предания о Христе и блуднице (Евангелие от Иоанна, гл. 8, ст. 7). Ср. примеч. к с. 171.

С. 337. ...но Данила Шумахер, приговоренный «за мошенничество», ей-богу, наказан ужасно. — Бывший московский городской голова Данила Данилович Шумахер обвинялся в том. что, узнав, как член совета банка, об утрате банком значительной части капитала, воспользовался своею должностью и полностью взял свой вклад. Обвинение просило для него в качестве наказания, лишение всех прав и ссылку в отдаленные места Европейской России. Приговор суда, объявленный уже после выхода октябрьского выпуска «Дневника писателя», оказался мягче: Шумахер был приговорен к месяцу тюремного заключения.

С. 338. ...в какой-то новый крестовый поход (именно так и называют уже это движение... — В печати приводилось, например, подобное заявление историка Д. И. Иловайского: «Мы еще не вели войны непосредственно для освобождения славян, но такая война была бы для нас священною, настоящим крестовым походом» (Голос. 1876. 1 авг.). Русские газеты неоднократно обращали внимание на употребление этого сравнения иностранной прессой.

С. 338....Отец, старик-солдат ~ И идет... — «Голос» (1876. 15 окт.)

523

напечатал следующую корреспонденцию: «Нам сообщают из Кашина, что, 6-го октября, к местному мировому судье Милорадовичу явился отставной унтер-офицер Коновалов, идущий пешком из города Енисейска, чтоб сражаться с турками. Коновалову лет 50 и с ним 12-летняя дочь, единственный член семейства. Этот солдат, на распросы судьи и других, отвечал: „Наше дело бить, а можно, так и перебить всех турок. Хоть милостынею, а дойду до извергов и там сложу свои кости, а добрые люди приютят мое дитя; по крайней мере, каждый будет знать, что и Коновалов сделал то, что следует всем православным“».


Рак В.Д. Комментарии: Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1876. Октябрь. Глава вторая. IV. О том же // Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13. С. 522—524.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 27 января 2017 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...