С. 283. Когда я начинал эту главу, еще не было тех фактов и сообщений, которые теперь вдруг наполнили всю европейскую прессу... — Достоевский подразумевает «факты и сообщения», подтверждающие предположения о клерикальном заговоре и возможности всеевропейской войны, обосновывавшиеся им в майско-июньском выпуске и в первой главе сентябрьского выпуска «Дневника писателя» за 1877 г.

С. 283. Почти всё, что я написал ~ начинает подтверждаться. — Первое «подтверждение» своим догадкам Достоевский усмотрел, быть

626

может, в сообщении, напечатанном в газете «Новое время» (1877. 24 сент. (6 окт.). № 565): «...по всей Франции распространяется брошюра <...> „La politique du marechale. Paix et travail“ <...> автор старается доказать, что если Франция не преклонится перед волей маршала, то она снова должна будет пережить несколько бурных лет <...> К этим угрозам маршала присоединяются воззвания епископов к избирателям от имени папы,— приглашающие их подавать голоса против противников маршала, которые в то же время — враги церкви <...> Теперь всеми признано, что нынешнее правительство настоящее Gouvernement des cures» (правительство попов.— Ред.).

С. 283. ...теперь уже известно ~ об чем было говорено в Берлине с Криспи. — Беседа Бисмарка с президентом Итальянской палаты Франческо Криспи (1818—1901) состоялась в Берлине 12 (24) сентября 1877 г. Достоевский имеет в виду заметку венского корреспондента «Daily telegraph», сообщавшего «из авторитетных источников», что «разговор синьора Криспи и князя Бисмарка главным образом касался двух пунктов — вопроса о будущем преемнике папы и об отношениях между Францией и Германией. Что касается первого вопроса,— продолжал корреспондент,— то князь Бисмарк высказал мнение, что со смертью нынешнего папы необходимо привести к окончанию борьбу между церковью и государством <...> дружелюбным соглашением или же энергическими мерами <...> Что касается второго вопроса, то о нем говорили в общих словах. По-видимому, князь Бисмарк заручился почти обещанием на содействие Италии в случае, если бы Франция начала войну с Германией» (Нов. время. 25 сент. (7 окт.). № 566. Отд. «Внешние известия»). Через несколько дней, касаясь «второго вопроса» в переговорах между Бисмарком и Криспи, «Norddeutsche Allgemeine Zeitung» освещала его более подробно: «...переговоры, которые, может быть, ведутся между Италией и Германией <...> могут клониться к обеспечению их взаимной солидарности на тот случай, когда оба государства, по окончании выборов во Франции, очутились бы лицом к лицу с Францией клерикального, а следовательно, склонной к наступательной политике. Политика эта была бы наступательною уже потому, что клерикальная Франция будет служить постоянною угрозою для Италии» (там же. 28 сент. (10 окт.). № 569. Отд. «Телеграммы»).

С. 284. Всем ~ европейской войны в ближайшем будущем. — В данном случае напрашивается сопоставление слов и мысли Достоевского с «изречением» канцлера Бисмарка, процитированным в русской печати незадолго перед началом работы писателя над сентябрьским (1877 г.) выпуском своего «Дневника»: «Венский корреспондент „Пештского Ллойда» сообщает, между прочим, следующее достоверное будто бы изречение князя Бисмарка: „Или еще до наступления зимы мы будем иметь русско-турецкий мир, или непосредственно после нынешней войны всеобщую войну» (Моск. ведомости. 1877. 12 сент. № 226. Отд. «Последняя почта»).

С. 284. ...недавно еще серьезно обращали внимание на мнение компетентных англичан (речь Нордскота), что можно еще до зимы замирить, — Стаффорд Генри Норскот (Northcote), граф Иддесли (1818 — 1887) — канцлер казначейства в правительстве Биконсфилда и лидер Палаты общин (с 1876 г.). Достоевский имеет в виду его речь «пред торговою палатой в Экзетере» (Моск. ведомости. 1877 29 сент. № 241). В ней обращалось внимание на якобы появившуюся возможность мирного урегулирования конфликта между Россией и Турцией. Автор «Ежедневного обозрения» в газете «Новое время» интерпретировал это выступление как очередной акт назойливого посредничества между

627

Турцией и Россией в интересах английской промышленности и торговли и при полном невнимании к «внутреннему содержанию войны». В обозрении отмечалось, что часть английской печати — «Times» и «Daily news» — «одинаково пренебрежительно отзывается об этих попытках своих государственных людей», а «германская политика даже выступает резко против их воззрений». В своей полемике с английскими государственными деятелями автор «Ежедневного обозрения» констатировал: «Дальнейшее сожительство турок с христианами на Балканском полуострове невозможно» (Нов. время. 1877. 28 сент. (10 окт.). № 669).

Как видно из контекста комментируемого отрывка «Дневника писателя», помимо Норскота, Достоевский подразумевал и других «компетентных англичан», ратовавших за урегулирование Восточного вопроса «в интересах английской промышленности и торговли». Эти англичане — публицисты из английской «туркофильской» газеты «Standard», о которой «Московские ведомости» писали незадолго до произнесения Норскотом его речи: «„Standard“» <...> и теперь еще не решается отказаться от надежды, что „до наступления зимы Россия может согласиться на компромисс“, потому что, по мнению английской „Standard“, невероятно, чтобы другой подобный шанс представился весной» (Моск. ведомости. 1877. 22 сент. № 235).

С. 286. ...кто в целом мире ~ это дело почти на другой же день, как началось оно... — Генеральные штаты — собрание представителей трех сословий (дворянства, духовенства и буржуазии) были созваны 5 мая 1789 г. Далее Достоевский хочет сказать, что революция 1789 г. развивалась в интересах буржуазии.


Батюто А.И., Берёзкин А.М. Комментарии: Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1877. Сентябрь. Глава первая. V. Кто стучится в дверь? Кто войдет? Неизбежная судьба // Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1995. Т. 14. С. 626—628.
© Электронная публикация — РВБ, 2002—2019. Версия 3.0 от 27 января 2017 г.