РВБ: Н. В. Гоголь. Полное собрание сочинений в 14 томах. Версия 0.4 от 22 ноября 2015 г.

II.
ПЕРВАЯ ПОЛНАЯ РЕДАКЦИЯ.

Сего февраля 23 числа случилось в Петербурге необыкновенно-странное происшествие: цирюльник Иван Федорович, живущий на Вознесенском проспекте (фамилия его утрачена и даже на вывеске его, где изображен господин с намыленною щекою с надписью: „и кровь отворяют“8 не выставлено никакой фамилии9). Цирюльник Иван Федорович проснулся10 довольно рано11 и услышал запах горячего хлеба. Приподнявшись немного на кровате, он увидел, что супруга его, довольно почтенная дама, очень любившая пить кофий, вынимала12 из печи только что выпеченные хлебы. „Сегодня я, Парасковья Осиповна, не буду пить кофию“, сказал Иван Федорович, „а вместо того хочется мне съесть горячего хлебца с луком“. То-есть Иван Федорович хотел бы и того и другого, но знал, что двух вещей совершенно невозможно требовать, ибо Парасковья Осиповна очень не любила таких прихотей13. „Пусть дурак ест хлеб, мне же лучше“, подумала про себя супруга.14 „Останется15 кофию лишняя порция“, и бросила один хлеб на стол.


8 Далее было: ничего другого не напи<сано>

9 Далее было: кроме Иван Федорович

10 встал

11 Далее было: поворотился на своей кровати, привстал

12 сажала в

13 не любила этого

14 солидная супруга

15 Мне оста<нется>

381

Иван Федорович для приличия надел сверх рубашки фрак и, усевшись перед столом, насыпал соль, приготовил две головки луку и взял в руки нож и, сделавши значительную мину, принялся резать хлеб. — Разрезавши хлеб на две половины, он поглядел в середину и к удивлению своему увидел что-то выглядыва<ющее?>, белевшее. Иван Федорович ковырнул ножем и пощупал пальцем: „холодное!“, сказал он сам про себя: „что бы это такое было?“ Он засунул пальцы и вытащил довольно крепкой и мясистый нос... Вынувши его, он и руки опустил. Начал протирать глаза и щупать его, пальцем: нос, точно нос! и еще казалось как будто чей-то знакомый. Ужас изобразился в лице Ивана Федоровича. Но этот ужас был ничто против того негодования, которое овладело его супругою: „Где это ты, зверь, отрезал нос“ закричала она с гневом. „Мошенник, пьяница1, я сама на тебя донесу полиции. Разбойник какой! Вот уже я от трех человек слышала, что ты во время бритья так теребишь за носы, что еле держатся“.

Но Иван Федорович был ни жив, ни мертв. Он узнал, что этот <нос> принадлежал коллежскому асессору Ковалеву, которого он брил каждую середу и воскресенье. „Стой, Парасковья Осиповна, я положу его, завернувши <в> тряпку, в уголок, пусть там маленечко полежит, а после его вынесу2.“ „И слушать не хочу, зверь проклятый! Чтобы я позволила у себя в комнате лежать отрезанному носу? — Не будет этого, не будет! Найдут полицейские обыскивать да подумают, что я была участницею в таком. Вон его, вон! неси куда хочешь, чтобы я духу его не слышала!“ Иван Федорович стоял совершенно как убитый. Он думал и не мог придумать, каким образом это случилось. Одна мысль о том, что полицейские отыщут у него нос и обвинят его как отрезавшего этот нос3, приводила в ужас.4 Уже ему мерещился красный воротник, шпага5 и он дрожал всем телом. Наконец достал он свое исподнее платье6


1 Далее начато: Разбойник на

2 а после я его вынесу и выкину.

3 а. и почтут его отрезавшим <этот нос> б. и обвинят его в отрезании

4 подирала его по коже.

5 длинная шпага

6 Далее было: напялил его

382

и сапоги, натащил на себя всю эту дрянь, сопровождаемый нелегкими увещаниями Парасковьи Осиповны. Завернул нос в тряпку и вышел на улицу. Он хотел его куды-нибудь подсунуть: или в тумбу под воротами, или так как-нибудь нечаянно выронить да и повернуть в переулок, но на беду ему попадался какой-нибудь знакомый человек, который почел за дело спросить его: куды идешь? или1 поговорить о2 дороговизне цен. Так что Иван Федорович никак не нашелся подсунуть. Один раз он вздумал было уронить, но бутошник еще издали указал ему алебардою, сказавши:3 „Подыми, вон ты что-то уронил“, и Иван Федорович должен был4 поднять нос и спрятать в карман. — Отчаяние овладело им, тем более, что народу беспрестанно увеличивалось на улице по мере того как начали отпираться магазины и лавочки. Он решился итти к Исакиевскому мосту: не удастся ли как-нибудь швырнуть ему в Неву. — Но я виноват: давно бы следовало кое-что сказать об Иване Яковлевиче5, человеке почтенном во многих отношениях. Иван Яковлевич, как всякой порядочный русской человек, был пьяница страшный. И хотя каждый день брил чужие подбородки, но его собственный был у него вечно небрит. Фрак у Ивана Яковлевича (Иван Яковлевич никогда не ходил в сюртуке) был пегой: то-есть он был черный, но весь в коричневых, желтых и серых яблоках6, на воротнике лоснился и вместо многих пуговиц7 висели только ниточки. Иван Яковлевич был большой циник: и когда коллежский асессор Ковалев говорил8 ему во время бритья9 по обыкновению каждый раз вечером: „У тебя, Иван Яковлевич, вечно10 воняют руки“, то Иван Яковлевич отвечал на это вопросом: „Отчего ж бы им вонять?“ — „Не знаю, братец, только воняют“, говорил коллежский асессор, и Иван Яковлевич, понюхавши табаку, мылил ему за это


1 Далее начато: а. от чего б. кого <какой> или собрался

2 Далее начато: о последствиях дороговизны

3 Далее начато: Вон

4 был в<ынужден?>

5 Федоровиче

6 в коричневых яблоках

7 не было <?> пуговиц

8 спрашивал

9 во время бритья вписано

10 верно

383

щеки, и под носом, и за ухом, и под бородою, и везде где только ему была охота.1 — Этот почтенный гражданин находился уже на Исакиевском мосту. Он прежде всего обсмотрелся, потом нагнулся на перила, будто бы посмотреть <как> течет вода под мост, и швырнул потихоньку тряпку с носом. Он почувствовал как будто бы 10 пуд разом с него свалилось. Иван Яковлевич даже усмехнулся2 и, вместо того чтобы итти брить чиновные3 подбородки, он отправился в заведение с надписью „Кушанье с чаем“ спросить стакан пуншу, как вдруг заметил в конце моста квартального4 надзирателя благородной наружности с широкими бакенбардами, в треугольной шляпе, со шпагою и заложенным за пуговицу пальцем. — Он обмер. А между тем квартальный кивал ему пальцем и говорил: „А поди сюда, любезный!“

Иван Яковлевич, зная форму, снял еще издали картуз свой и, подошедши довольно поспешно, сказал: „Желаю доброго дня вашему благородию.“

„Нет, нет, братец, не благородию, а скажи, что ты там делал на мосту.“

„Ей богу, судырь, ходил брить, да посмотрел только шибко ли река идет.“

„Врешь. Врешь. Этим не отбояришься.5 Изволь-ка отвечать всё!“

„Я уж вашей милости6, как сами изволите назначить два ли раза в неделю или три7, готов брить без всякого профиту“, отвечал Иван <Яковлевич>.

„Нет, это пустяки, приятель. Меня три цирюльника бреют, да еще и за большую честь почитают. А вот изволь-ка признаться, что там делал?..“

Иван Яковлевич побледнел... но здесь происшествие скрывается совершенно туманом, и что далее произошло, решительно ничего неизвестно.


1 Далее было: Итак Иван Яковлевич был в ужасном затруднении, как бы ему избавиться от носа.

2 усмехнулся от радости

3 служ<ебные>

4 полице<йского>

5 Далее начато: отвечай! А вот

6 Далее было: под праздник

7 или когда и три

384

2.

Коллежский асессор1 Ковалев проснулся довольно рано и сделал губами: брр..., что всегда он делал, когда просыпался, хотя и сам не мог растолковать2 по какой причине.3 Потянувшись, он приказал подать к себе небольшое стоявшее на столе зеркало, чтобы взглянуть наново прыщик, который выскочил вчера вечером на его лбу [когда он очень долго прохаживался по Невскому просп<екту>]. К величайшему изумлению увидел, что у него вместо носа совершенно гладкое место. Испугавшись, Ковалев велел подать воды и протер полотенцем глаза: — точно, нет носа... — Он начал щупать рукою, ущипнул себя, чтобы узнать, не спит ли он. Кажется, не спит...

Коллежский асессор Ковалев вскочил с кровати, встряхнулся: всё нет носа. Он велел тотчас дать себе одеться и полетел прямо к обер-полицмейстеру.

Но между тем необходимо сказать что-нибудь о Ковалеве, чтобы читатель мог видеть какого рода человек был этот коллежский асессор.4 Асессоров, которые получают это звание5 с помощью ученых аттестатов, никак нельзя сравнить с теми коллежскими асессорами, которые получают это звание на Кавказе. Это два совершенно особые рода. Ученые коллежские профессора... Хм ... Россия такая чудная земля, что если скажешь что-нибудь об одном коллежском асессоре, то все коллежские асессора от Риги до Камчатки6 непременно примут на свой счет. То же разумей и о всех званиях и чинах от высших до низших. Ковалев был кавказский коллежский асессор. Он два года еще только состоял в этом звании и потому ни на минуту не мог позабыть его, а чтобы еще более облагородить его он никогда не называл себя просто коллежским асессором, но всегда маиором. „Послушай, голубушка“, говорил он обыкновенно, встретив на улице бабу,


1 Коллежский проф<ессор?>

2 хотя совершенно и сам не мог растолковать

3 Далее было: Прежде всего, что делал Ковалев, это было

4 Далее начато: а. Вообще коллежских б. Есть

5 Далее начато: обык<новенно>

6 Далее начато: при<мут>

385

продававшую манишки: „ты приходи ко мне на дом, квартира моя в Садовой1, спроси только2, здесь живет маиор Ковалев — тебе всякой покажет.“ — Если же встречал нечаянно<?> какую-нибудь смазливенькую, то давал ей сверх того секретное приказание и всегда повторял: „Ты спроси, душинька, квартиру маиора Ковалева.“ Потому самому пока будем вперед этого коллежского асессора <называть> маиором.

Маиор Ковалев имел обыкновение каждый почти день3 прохаживаться по Невскому проспекту. Воротник у него был чрезвычайно накрахмален. Бакенбарды у него были такого рода, какие и теперь еще можно видеть у губернских4 поветовых землемеров, у архитекторов и, если только они русские люди5, также у отправляющих разные полицейские обязанности и вообще у всех тех мужей, у которых чрезвычайно полные] и румяные щеки и которые хорошо играют в бостон.6 Эти бакенбарды идут по самой середине щеки и прямехонько доходят до носа. Маиор Ковалев7 носил большое множество печаток сердоликовых с гербами и таких на которых только было вырезано: середа, четверг, понедельник и проч. Маиор Ковалев приехал в Петербург по надобности, а именно искать приличного своего звания <места>. Если удастся8, то виц-губернатора, а не то экзекутора в каком-нибудь видном департаменте. Маиор Ковалев был непрочь и жениться. Но только в таком случае, когда невеста будет иметь двести тысяч капиталу. — И потому читатель может посудить теперь в полной мере, каково было положение этого маиора9, когда он увидел вместо довольно недурного, умеренного10 носа, — преглупое, ровное, гладкое место.

Как на беду его, еще ни один извозчик не выезжал на улицу и он должен был итти пешком, закутавшись в свой плащ


1 Далее начато: мож<ешь?>

2 только маиора Ковалева

3 каждое во<скресенье>

4 губернских вписано

5 архитекторов и у полицейских людей

6 которые хорошо играют в бостон вписано

7 Далее начато: имел кажется

8 Если можно

9 Ковалева

10 довольно порядочного

386

и закрывши платком <лицо>, показывая вид, как будто бы у него шла кровь. „Но авось-либо мне так представилось, не может быть, чтобы нос пропал неизвестно куда“,1 подумал он и зашел в кондитерскую нарочно, чтобы посмотреть в зеркало.2 К счастью в кондитерской никого не было; мальчишки мели комнаты и расставляли стулья; некоторые с сонными глазами выносили горячие пирожки; по столам и стульям валялись залитые кофием вчерашние газеты.3 Он робко подошел к зеркалу и глянул. „Чорт знает что, какая дрянь!“ произнес он, плюнувши. „Хотя бы уже что-нибудь было вместо носа, а то ничего“.

С досадою закусивши губы, вышел он из кондитерской4 и не решился глядеть ни на кого, что было он всегда делал прежде5, сопровождая это приятною улыбкою. Вдруг он остановился как вкопанный у дверей одного магазина. Перед магазином остановилась карета и из нее выпрыгнул, согнувшись, господин в мундире. Ковалев с радостью и ужасом узнал, что этот господин был его собственный нос. Он решился дождаться его возврата в карету и стоял как в лихорадке. Через две минуты нос, действительно, вышел из магазина. Он был в модном парике6 <и> мундире шитом золотом с большим стоящим воротником, на нем были замшевые7 панталоны, при боку шпага. По шляпе с плюмажем можно было видеть, что он считался в ранге статского советника.8 Заметно было, что он ехал куда-нибудь с визитом. Он поглядел на обе стороны и закричал кучеру: подавай! — сел и уехал. — Бедный Ковалев чуть не сошел с ума. Он не знал как и подумать об таком странном происшествии.9 Как же можно, чтобы нос мог ездить и ходить в мундире. Он побежал за каретою, которая К счастию отъехала недалеко и остановилась перед Казанским


1 не может быть ~ куда вписано

2 Далее начато: Осмотревши позади себя, не глядит ли какой-нибудь мальчишка, он

3 Далее было: Слава богу, никого нет, подумал Ковалев и глянул. Теперь можно поглядеть

4 Далее начато: Но как только

5 Далее начато: очень

6 модном парике вписано

7 лосинные

8 Далее начато: Он посм<отрел>

9 Он не знал ~ происшествии вписано

387

собором. Он поспешил в собор, пробрался сквозь ряд нищих старух с завязанными лицами и двумя отверстиями только для глаз1, над которыми он прежде так2 смеялся и вошел в церковь. Молельщиков внутри церкви было немного; они все стояли только при входе3 в двери. Ковалев чувствовал, что он в таком расстроенном состоянии, что никак не в силах4 был молиться. Он искал господина носа по всем углам и наконец увидел его стоявшего в стороне. Нос совершенно спрятал лицо свое в большой стоящий воротник и с выражением величайшей набожности молился. „Как подойти к нему?“ думал Ковалев:5 „Одет как господин и при том еще статский советник. Чорт его знает!6 Он начал, стоя около него, покашливать, но нос ни на минуту не оставлял набожного своего положения и отвешивал поклоны. „Милостивый государь!“ сказал Ковалев, стараясь ободрить себя. „Милостивый государь...“7 — „Что вам угодно?“, отвечал он, оборотившись. „Мне странно, милостивый государь... мне кажется... вы должны знать свое место. И я вас вдруг нахожу... и где же? — в церкви. Согласитесь...“

„Я не могу понять, как вы изволите говорить: объяснитесь“. „Как мне ему объяснить?“ подумал Ковалев и, собравшись с духом, начал: „Конечно я... впрочем я8... Мне ходить без носа, согласитесь это не то что какой-нибудь торговке, которая продает на Воскресенском мосту очищенные апельсины, — можно сидеть без него. Но для лица, получив.<шего?> губернаторского места, что̀ без сомнения9 последует... Я не знаю, милостивый государь!“ при этом маиор пожал плечами: „извините...10 Если на это смотреть сообразно с правилами долга и чести... вы сами можете понять...“

„Ничего решительно“, отвечал нос: „изъяснитесь удовлетворительнее“.


1 оставившими две дыры только для глаз

2 так прежде

3 на проходе

4 не в состоянии <?>

5 Далее было: Господин, совершенно господин

6 Далее начато: как и <?>

7 Далее начато: Мне странно

8 Далее начато: <1 нрзб> и маиорский чин

9 которое мне без сомнения

10 Далее начато: как говорят это

388

„Милостивый государь!“ сказал Ковалев с чувством достоинства: „Я не знаю, как понимать слова ваши... Здесь всё дело, кажется, совершенно очевидно1... или вы не хотите... Ведь вы мой собственный нос...2

Нос посмотрел на маиора и брови3 его несколько нахмурились. „Вы ошибаетесь, милостивый государь. Я сам по себе. При том между нами не может быть никаких тесных сношений. Судя по пуговицам вашего вицмундира, вы должны служить в сенате4 или, по крайней мере, по юстиции. Я же по ученой части5“. Сказавши это, нос отвернулся и продолжал молиться.

Ковалев совершенно смешался и сконфузился. „Что тут делать?“ подумал он. В это время в стороне послышался приятный шум дамского платья. Вошла пожилая дама довольно широкого размера, вся убранная кружевами, несколько походившая на готическое строение, и с нею тоненькая, в платье очень мило драпировавшемся на ее стройниньких формах, в палевой шляпке, легкой как бисквитное пирожное. За ними остановился и открыл табакерку высокий господин с большими бакенбардами и целой партией воротников.

Ковалев выступил поближе, высунул и поправил батистовый воротник манишки, поправил печатки от часов и, улыбаясь по сторонам, обратил внимание на легинькую дамку, которая как весенний цветочик слегка наклонялась и подносила руку с белинькими прозрачными пальцами ко лбу. Улыбка на лице Ковалева расширилась еще далее, когда он увидел6 из-под шляпки часть ее подбородка7 и часть щеки. — Но вдруг он отскочил, как будто бы обжегшись. Он вспомнил, что у него вместо носа совершенно ничего нет. И слезы выдавились из глаз его. Он оборотился, чтобы прямо сказать этому господину, что̀ прикинулся статским советником, что он плут и подлец и что он больше ничего


1 Здесь очевидно

2 Ведь вы [мой], если не ошибаюсь, мой собственный нос...

3 лоб

4 Далее начато: Я же

5 служу по ученой части

6 Далее начато: часть

7 щеки.

389

кроме собственный нос. — Но носа не было. Он успел ускакать вероятно опять к кому-нибудь с визитом. — Он вышел из церкви. Время бесподобное. Солнце светит. На Невском народу гибель. Дам так и сыплет целым водопадом.1 Вон и знакомый ему надворный советник идет, которого он называл подполковником, особливо если это случалось при посторонних. Вон и Ярыжкин, столоначальник в сенате, большой приятель, вечно обремизивавшийся, когда играл в бостон восемь. — Вон и другой маиор, получивший на Кавказе коллежского асессора, махает ему рукой, чтобы шел к нему.

„А, чорт возьми!“ сказал Ковалев. „Ей, извозчик! вези прямо к обер-полицмейстеру“.

Ковалев сел в дрожки и только приказывал извозчику валять2 во всю ивановскую.

„У себя обер-полицмейстер“, вскричал он, взошедши в сени. „Никак нет“, отвечал швейцар: „только что уехали“.

„Вот тебе раз!“

„Да, уехали“, отвечал швейцар.3 „А оно и не так давно, но уехал. Только минуточкой бы пришли раньше, то может и застали бы дома“.

Ковалев, не отнимая платка от лица, сел на извозчика и закричал совершенно потерянным голосом: „пошел!“

„Куда?“ сказал извозчик. „Пошел прямо“. — „Да направо или налево?“

„В управу Благочиния, или нет, стой! в Газетную экспедицию“.

В полицию своим порядком, а между тем нужно объявить в газету4, потому что этот плут может сегодня же как-нибудь улизнуть, — так думал5 коллежский асессор и кричал извозчику: „Скорей подлец, скорей мошенник, а не то будут вытянуты из тебя на страшном суде все кишки! Пошел разбойник!“ — „Эх, барин“, говорил извозчик


1 Далее начато: а. водопадо<м> б. разноцветны<м> водопадом

2 ду<ть>

3 Далее начато: Минуто<чкой> <?>

4 в газетную экспедицию

5 сказал

390

и гнал лошадь. Они остановились и Ковалев, запыхавшись, вбежал в небольшую приемную комнату, где седой чиновник в старом фраке и в очках сидел за столом и1, взявши в зубы перо, считал принесенные медные деньги.

„Кто здесь принимает объявления?“ закричал Ковалев. „А, здравствуйте!“

„Мое почтение...“ сказал седой господин, поднявши на минуту глаза и опустивши их снова на накладенные горки денег.

„Я желаю припечатать...“ — „Позвольте, немножко прошу повременить“, произнес чиновник, ставя цифру и, смотря на бумажку,2 передвигая пальцем левой руки два очка на счетах. Лакей с галунами и с довольно чистою наружностью, показывавшею его пребывание в аристокр<атическом>3 доме, стоял возле стола с запискою4 в руках и почел приличным показать свою разговорчивость и общежительность. „Поверите ли, сударь, что собачонка не стоит восьми гривен, то-есть я бы за нее не дал 8 копеек.5 Вечно дрянная под ноги так и лезет.6 Как-нибудь наступишь ей на лапу — куда? Графиня такой подымет крик, что описать нельзя. И вот тому, кто только отыщет эту паскудную собачонку, 100 рублей!7 Понять нельзя какой вкус нашла в ней графиня. Уж когда охотник, держи лягавую собаку или пуделя, не пожалей 500, тысячу дай, да уж чтобы была хорошая“. Почтенный чиновник слушал это с значительною миною и в то же время занимался считанием8 принесенных им денег,9 отделяя 2 рубли 33 копейки за припечатанье объявления. — По сторонам стояло множество старух,10 купеческих сидельцев, дворников, кучеров с писками. В одной отдавался кучер трезвого поведения, в другой мало подержанная коляска, работанная за Петра,11


1 Далее начато: счи<тал>

2 смотря на бумажку вписано

3 богатом

4 с бумажкою

5 Далее было: Пусть бы была лягавая или пудель, ну бесспорно бы эту можно держать при себе охотнику, но эта

6 Далее было: То-есть не знаю какой вкус нашла в ней графиня.

7 Далее начато: которая то-есть и

8 другим делом

9 принесенной им суммы

10 Далее начато: сидель<цев>

11 Далее начато: в кот<орой?>

391

у которой не было ни одного винта целого. Там отдавалась здоровая девка 19 лет, упражнявшаяся в прачешном деле, годная и для других работ в доме, у которой уже нескольких зубов недоставало во рту; прочные дрожки без одной ресоры; молодая, горячая, в серых яблоках, лошадь 17 лет от роду. Новые полученные из Лондона семена репы1 и редис, так называемый индейской редис; отличная дача со всеми2 угодьями, двумя стоялками для лошадей и местом, на котором можно развести превосходный сад.3 Там же было извещение о потерянном кошельке с обещанием приличного награждения4, вызов желающих купить старые подошвы и [благо]волящих5 явиться к переторжке в таком-то часу. — Комнатка, в которой всё то находилось, была маленькая, закопченная и воздух в ней был так густ, хоть топор повесь, потому что русские мужики имеют удивительное свойство сгущать атмосферу6, и где соберутся и четыре дворника в красных рубашках и один кучер, там смело можно повесить на воздухе топор. — К счастью коллежский асессор Ковалев не мог ничего этого услышать7, потому что закрылся платком и потому что самый нос его находился бог знает в каких местах.

„Милостивый государь, позвольте вас попросить... мне очень нужно“.

„Сейчас, сейчас!8 2 рубли 43 копейки!9 Рубль 60 копеек!“ говорил седовласый господин, бросая в глаза старухам и дворникам записки.

„Вам что угодно?“, наконец сказал он, обратившись к Ковалеву.

„Я особенно прошу...“ сказал Ковалев: „случилось мошенничество или плутовство, я до сих пор не могу никак узнать. Я прошу только припечатать, что тот, кто этого подлеца10 ко мне представит, получит достаточное вознаграждение“.


1 Далее начато: Там отдавалась дача

2 с местом

3 Далее начато: Извещение

4 Далее начато: о прод<аже>

5 а. благо<волящих> б. и гвоздей

6 воздух

7 заметить

8 Далее начато: Три

9 Далее начато: <1 нрзб> копеек

10 мошенника этого

392

„Гм. Позвольте узнать, как ваша фамилия?“

„Коллежский асессор Ковалев. Впрочем1 вы можете просто написать: состоящий в маиорском чине“.

„Да что, сбежавший-то был ваш дворовый человек?“

„Какой дворовый человек? Это бы еще было не такое большое мошенничество. Но это нос2...“

„Гм. Какая странная фамилия. И на большую сумму этот Носов обокрал вас?“

„Нос, то-есть... Вы не то думаете. Нос, мой собственный нос пропал неизвестно <куда>. Сам сатана-дьявол захотел подшутить надо мною. Только этот нос разъезжает теперь господином по городу и дурачит всех. Так я вас прошу объявить, чтобы поймавший представил ко мне мошенника, подлеца, сукина... но я закашлялся и у меня пересохло в горле: я не могу ничего говорить!“

Чиновник задумался, что означали его крепко сжавшиеся губы.

„Нет, я не могу поместить такого объявления в газету“, сказал он наконец после долгого молчания.

„Как, отчего?“

„Так. Газета может потерять репутацию. Если всякой начнет писать, что у него сбежал нос или губы... И так уже говорят, что печатают3 много несообразностей и ложных слухов“.

„Да когда у меня точно пропал нос“.

„Если пропал, то это дело медика. Говорят, есть такие люди, которые4 могут приставить какой угодно нос. Но впрочем я замечаю, что <вы> должны быть человек веселого нрава и любите пошутить“.

„Клянусь вам, вот как бог свят, если лгу. Хотите ли, я вам покажу?“

„Зачем беспокоиться!“ продолжал чиновник, нюхая табак. „Впрочем, если вам не в беспокойство, то желательно бы взглянуть“, продолжал он с движением любопытства.


1 Впрочем вписано

2 Но вот это был мой нос... Далее было: И на большую сумму <ограбил он?>

3 пишут

4 Далее начато: учены в при<ставлении>

393

Коллежский асессор отнял платок.

„В самом деле, чрезвычайно странно!“ сказал1 чиновник. „Совершенно как только что выпеченный блин, место до невероятности ровное“.

„Ну что, и теперь будете говорить! Извольте же сей же час напечатать“.

„Напечатать-то, конечно, дело небольшое, только я не предвижу в этом большой пользы.2 Если уже хотите, то вы можете дать кому-нибудь описать искусным пером, как редкое произведение натуры и напечатать занимательную статейку в Северной Пчеле...“ чиновник понюхал табак: „для пользы юношества, упражняющегося в науках...“ при этом он утер нос: „или так, для общего любопытства“.

Коллежский асессор был в положении человека совершенно сраженного унынием. Он опустил глаза в лист газеты, где было извещение о спектаклях3 и уже лицо его готово было улыбнуться, встретивши имя актрисы, хорошинькой собою, и рука взялась за карман пощупать, есть ли синяя ассигнация, потому что штаб-офицеры,4 по мнению Ковалева, должны сидеть в креслах, но мысль о носе как острый нож вонзилась в его сердце.5

Бедный Ковалев в нестерпимой тоске отправился к квартальному надзирателю, чрезвычайному охотнику до сахару. На дому его вся передняя, она же и столовая, была установлена сахарными головами, которые нанесли к нему из дружбы купцы.6 Кухарка в это время скидала с частного пристава казенные ботфорты; шпага и все военные доспехи уже мирно развесились по углам и7 грозную трехугольную шляпу уже затрогивал трехлетний сынок его, и он, после боевой, бранной жизни, готовился вкусить удовольствия мира.

Ковалев вошел к нему в то время, когда он потянулся, крякнул и сказал: „Эх, славно засну два часика“. И потому можно было <предвидеть> сначала, что приход коллежского асессора8 был совершенно не во́-время. И не


1 продол<жал>

2 решительно никакой пользы

3 о двух водеви<лях>

4 Далее начато: должны

5 душу.

6 нанесли к нему купцы.

7 Далее начато: этот

8 нового <человека>

394

знаю, хотя бы он даже принес ему в то время несколько фунтов чаю или сукна, он бы не был принят слишком радушно.1 Частный2 был большой поощритель всех искусств и мануфактурности, хотя иногда и говорил, что нет почтеннее вещи как государственная ассигнация: „места займет немного, в карман всегда поместится, уронишь — не разобьется.“ Частный принял довольно сухо Ковалева, сказал, что после обеда не такое время, чтобы производить следствие, что сама натура назначила, чтобы человек, наевшись3, немного отдохнул (из этого4 видно было, что частный пристав был философ5) и что у порядочного человека не оторвут носа и что много есть на свете всяких маиоров, которые не имеют даже и исподнего в приличном состоянии и таскаются по всяким непристойным местам. То-есть, это уже было не в бровь, а прямо в глаз. Нужно знать, что Ковалев был чрезвычайно обидчивый человек. Он мог извинить, что̀ ни говори о нем самом, но никак не извинял, если это касалось к чину и званию. Он полагал, что по театральным пиэсам можно пропускать6 свободно всё, что относится7 к обер-офицерам, но на штаб-офицеров никак не должно нападать. Такой прием частного его так сконфузил, что он немножко стряхнул головою и с чувством собственного достоинства сказал, расставив руки: „Признаюсь, после этаких с вашей стороны обидных замечаний... я ничего не могу прибавить...“ и вышел.

Он приехал домой едва слыша в себе8 душу, а под собою ноги, после всех9 этих душевных революций. Усталый бросился он в кресла и, отдохнувши немного, сказал: „Боже мой! Боже мой! за что это такое несчастие? Будь я без руки или без ноги — всё бы это лучше. Будь я без обоих ушей даже, всё сноснее, но без носа человек хоть выбрось. Если бы кто-нибудь отрезал или я сам был причиною... но вот штука — пропал сам собою. Ей богу, это невероятно.


1 то [вряд] едва <?> ли бы он был принят хорошо

2 Хотя впрочем частный

3 нагрузив тело

4 Этот

5 большой философ

6 а. всё пропускать б. нападать

7 что ни относится

8 под собой

9 таких

395

Может быть я сплю и мне всё это снится“. Коллежский асессор пальцем себя щипнул и сам чуть [не] вскрикнул от боли. „Нет, чорт возьми, я не сплю“. Он потихоньку приближился к зеркалу и сначала зажмурил глаза, потом вдруг глянул — авось либо есть нос, но в ту же минуту отошел от зеркала, сказавши: „Чорт знает что, какая дрянь!“ Действительно, это происшествие было до невозможности <не>вероятно, так что его можно было совершенно назвать сновидением, если бы оно не случилось в самом деле и если бы не представлялось1 множество самых удовлетворительных доказательств.

Он долго передумывал, кто бы здесь был виною, и, наконец, едва ли не остановился на том, что здесь главною причиною должна быть одна вдова, тоже штаб-офицерша, которая желала, чтобы он женился на ее дочери, за которою он любил приволакивать, но всегда избегал окончательной разделки2 и, когда вдова объявила ему напрямик3, что она желает выдать ее за него, он потихоньку отчалил с своими комплиментами, сказавши, что еще молод и4 что нужно еще прослужить5 лет пяток, чтобы было ровно 42 года. И потому теперь, по его мнению, вдова хотела ему непременно отмстить и решилась его испортить. И верно наняла6 баб ворожей или сама, может быть, удружила. Рассуждая таким образом, он услышал в передней7 голос: „Здесь живет коллежский асессор Ковалев?“

„Войдите, маиор Ковалев здесь!“ сказал он, вскочивши со стула и отворяя дверь.

Это был полицейский чиновник благородной наружности, который стоял в конце Исакиевского <моста>8. „Вы, кажется, изволили затерять нос свой?“ — „Так точно“. — „Он теперь перехвачен“. — „Нет, что вы говорите?“ закричал в величайшей радости маиор. „Каким образом?..“


1 не было

2 отд<елки>

3 Далее было: свое намерение

4 Далее было: не может жениться

5 еще нужно прослужить ему

6 подгово<рила>

7 Далее начато: Не здесь

8 благородной наружности ~ Исакиевского <моста> вписано

396

„Странным случаем его перехватили1 почти на дороге. Он уже садился в дилижанс и хотел уехать в Ригу. И пашпорт уже давно был написан на имя Тамбовского директора училищ. И странно то, что я сам принял его за господина, но к счастью были со мною очки, и я, уже надевши их, увидел, что это был нос. Ведь я близорук и если вы передо мною станете, то я вижу только что лицо, но ни носа, ни бороды — ничего не замечу. Моя теща, т. е. мать жены моей — тоже ничего не видит“.

Ковалев был вне себя. „Где же он, где? Я сейчас побежу“.

„Не беспокойтесь. Я, зная, что он вам нужен, нарочно принес его <с> собою. И странно то, что главный участник в этом деле есть мошенник цирульник на Вознесенской улице, который сидит теперь на съезжей. Я давно, впрочем, подозревал его в пьянстве и воровстве, и еще третьего дня стащил он2 в Гостином полдюжины жилетных пуговиц. Нос ваш совершенно таков, как был3.“ При этом квартальный полез в боковой карман и вытащил оттуда завернутый в бумажке нос.

„Так, он!“ закричал Ковалев в радости: „Точно он! такой же самой пипочкой! <?>. Откушайте сегодня со мною чашечку чаю“.

„С большою приятностью желал бы, но не могу: занят. Очень большая теперь поднялась дороговизна на все припасы. У меня в доме живет и теща, т. е. мать моей жены, и дети; старший особенно подает большие надежды, умный мальчишка,4 но средств к воспитанию совершенно нет никаких“.

Ковалев догадался и, схватив со стола красную ассигнацию, сунул в руки надзирателю, который расшаркавшись вышел5 за дверь, и в ту же [почти минуту] Ковалев слышал6 уже голос его на улице, где он увещевал по зубам одного глупого мужика, наехавшего с своею телегою как раз на бульвар.7


1 Далее начато: мы на дороге

2 украл он

3 Нос ~ как был вписано

4 умный мальчишка вписано

5 ушел

6 услышал

7 наехавшего с своею телегою на перилы, ограждающие бульварные липы

397

Коллежский асессор, наконец, пришел в себя,1 потому что радость повергнула почти в беспамятство... „Ну, теперь, слава богу, что есть нос. А ну, приложим его“. Сказавши это, он начал ставить2 его на свое место, но к удивлению заметил, что нос никак не приклеивался. „Ну же! ну! полезай дурак!“ говорил он ему; но нос был совершенно глуп и падал прямо на стол, как только он отнимал руку.

Лицо маиора слезливо искривилось. „Неужели он не пристанет?“ сказал он в испуге. Но нос действительно отпадал.

„Ах, боже мой! да ведь каким же <образом> он может пристать? Я и позабыл о том, что уж если что̀ отрезано, то нельзя приставить“.

И бедный Ковалев вдруг из величайшей радости повергнулся в самую глубокую горесть.

Между тем слух об этом необыкновенном происшествии распространился по всей столице. И как всегда водится, не без особенных прибавлений.3 Тогда умы всех именно настроены были к чрезвычайному. Недавно, только что занимали4 весь город опыты действия магнетизма.5 Притом история о танцующих стульях в Конюшенной была свежа и потому нечего удивляться,6 что скоро начали говорить, что нос коллежского асессора Ковалева ровно в 3 часа каждый день прогуливается по Невскому проспекту. Любопытных стекалось каждый день множество. — Этому происшествию были чрезвычайно рады все светские и7 необходимые посетители раутов, любившие смешить дам,8 которых запас уже совершенно истощился. Но многие слушали об этом с неудовольствием, и один господин со звездою с негодованием говорил, что он удивляется, как в нынешний просвещенный век могут распространяться такие слухи и нелепые выдумки, и что он еще более удивляется как не обратит на это внимание правительство. Этот господин был один из числа тех людей, которые бы


1 Далее начато: от и<зумления?>

2 при<ставлять>

3 с величайшими прибавлениями.

4 только что прежде занимали

5 опыты маг<нетизма>

6 и оттого немудрено

7 Далее начато: любозн<ательные>

8 любившие смешить дам вписано

398

желали впутать1 правительство во всё и даже в их домашние ссоры с своею супругою. Обо всех этих слухах бедный коллежский асессор, сам не зная каким образом узнавал, не выходя почти из своей комнаты... Он не велел никого впускать к себе; не появлялся никуда, даже в театре,2 какой бы ни игрался там водевиль; не играл даже в бостон;3 не видал даже Ярышкина, с которым был большой приятель, и в продолжении месяца так исхудал и иссох, что был похож больше на мертвеца, нежели на человека и даже... Впрочем всё это,4 что ни описано здесь, виделось маиору во сне. И когда он проснулся, то в такую пришел радость, что вскочил с кровати, подбежал к зеркалу и, увидевши всё на своих местах, бросился плясать в одной рубашке по всей комнате [танец], составленный5 из кадрили и мазурки вместе. И когда лакей его Иван просунул голову в двери посмотреть, что делает барин, он закричал ему: „Пошел! Что тут нашел дивного?“ Через минуту он оделся и, севши на кровать, закричал: „Ей, Иван!“ — „Чего изволите-с?“ — „Что, не спрашивала ли6 маиора Ковалева одна девчонка, такая хорошенькая собою?“ — „Никак нет“. — „Гм!“, сказал маиор Ковалев и посмотрел, улыбаясь, в зеркало.


1 чтобы

2 Далее начато: хоть часто

3 ни в бостон

4 Далее начато: виде<лось>

5 танец, который <состоял?>

6 Далее начато: одна

 

Воспроизводится по изданию: Н. В. Гоголь. Полное собрание сочинений в 14 томах. Т. 3. М.; Л.: Издательство Академии наук СССР, 1938.
© Электронная публикация — РВБ, 2015—2019.
РВБ