АЛЕКСАНДР РИХТЕР

Из цикла «Стихи для Рухл» (1971—1972)

ПАСХАЛЬНАЯ НОЧЬ

Рахиль не плачет никогда,
наверно нету слез.
Но если нужно иногда —
кувшинчик я б принес

Рахиль. Зубами скрипните во сне,
когда исчезнет за балкон светило
и остолбенеет ночь в окне.
Дай бог, чтоб слез хватило

Рахиль. Но если предпочтете вы винцо
или другое в этом роде —
скажите, принесу. Пасхальное яйцо
вчера валялось на комоде.

Рахиль, Христы воскресли —
у вас в гостях их двое.
Того, который слева, усадите в кресле,
который справа, может выпить стоя.

Рахиль, я рядом сяду кротко.
Свечной огарок жив еще немножко,
в гостеприимной сковородке
полусырая вечная картошка.

Рахиль, я кайфикам узнал днем цену,
а ночью дьявол ранил.
Как не могли пройти сквозь стену,
как ливень шумно барабанил!

ТРИПТИХ

1.

Был светлый гость из доброго сукна
у титулярного советника в Шинели.
Прошу прощенья у Рашели,
что для меня шинель — она.

Как улицы чисты, как дни похорошели,
как небеса ясны, так славно посинели.
Прошу прощенья у Рашели,
что мне тепло и хорошо в шинели.

2.

Но знаю, что рассчитаны часы
и я печален — дики здешние края.
Нагрянут страшные усы
и молвят: А шинель-то ведь моя!

Живут без тайн Полишинели
и пропадает гость в ночи.
Без тайн, Рашели и шинели
захочешь плачь, захочешь — хохочи.

3.

Я умолкаю, дух коварный Мефистофель,
на полдороге не бросай.
Кому носить тогда картофель,
вино, стихи и каравай?

У ног дырявого Христа с какою богомолкой
мне бить вечерние баклуши
и чьей мне улыбаться Нюше
под гениальной треуголкой?

НЕИЗБЕЖНО

Рахиль резва, ей скачется по птичьи,
она смеется надо мною тонко,
но вдруг сверкнет угрюмое величье
и я увижу амазонку.

С угрозою проступят из тумана
древко копья и острие.
Секунда, заалеет рана,
но взгляд безжалостен ее.

И все темнеет, все сулит беду,
и голову вжимая в плечи
я знаю — завтра все равно приду.
Кто ранил, тот пускай и лечит.

КЛЯТВА ЗА ЧАЙ

Клянусь, Рашель вам, без ненужных ссылок:
вас никогда не провожать в кино,
не уносить пустых бутылок,
не покупать нездешнее вино.

Клянусь не починять розеток,
настольных ламп и утюгов,
водопровода, радиатора, клозета,
диванов, кресел, сундуков,

а также в дамских туфлях не обедать
клянусь. Я все пересчитал грехи.
За это пригласите чай у вас отведать
и посвятить еще раз вам стихи.

ЕЕ ЖЕЛАНИЕ

Где-то дремлет деревенька
и где-то есть прелестный пруд.
Рашеле хочется маленько
забыть про боль, картошку, труд.

Оставить сковородку братье,
оставить в ванной постирушку,
оставить боль и в летнем платье
лечить от диатеза Нюшку.

СЕНТИМЕНТАЛЬНАЯ ШУТКА

Когда-нибудь я прокричу Рахили в ухо —
(на склоне лет старушка глуховата):
Хе, хе! Ты помнишь, дорогая Рухл,
как мы обедали когда-то?

Хе, хе! Ах, если б пропустить стаканчик —
(куда развалине — и так он дышит еле).
О, Рухл! Как мы изучали одуванчик!
Майн готт, давно над нами птицы пели...

Когда-нибудь Рахили древней в ушко
я прокричу о том, что время смыло,
и, шамкая, прошелестит старушка:
Да, Рихтер, было дело, было...

Вей, Рухл, не поверить — столько лет!
Но помнить буду до кондрашки
юнайтед стейтс рубиновый вельвет
и милые дешевые рубашки.

Когда-нибудь мы прослезимся — старички,
на раннем солнце грея кости.
Смахнем слезу, надвинем вновь очки —
Шуревич дряхленький кряхтя плетется в гости.

И снова вспомним золотое время оно,
весь молодой кармин и бирюзу —
пока не донесется до балкона,
что старец Павлов кашляет внизу...

ДО СВИДАНИЯ

До свидания, Рашеле — почему
ангелы беду не укачали!
Мне теперь и вечер ни к чему,
Ягве, утоли мои печали.

До свидания, Рашель — пустое
пусть ночами вам не снится.
Обещайте мне не стать святою,
если буду я на вас молиться.

До свидания, Рашеле — многоточье
я поставлю... Нынче летом
мы еще друг друга поморочим.
Ягве, помоги нам в этом!

До свидания, Рашеле — желтые тюльпаны
я принес. Предвидится разлука.
Неизвестно, поздно или рано,
вы, Рашеле, ждите стука...

ЗАГАДКА

Садится солнце за карнизы
и тают у прохожих лица.
Тебе привет от бедной Лизы,
которой негде утопиться.

Она стоит как изваянье,
одна среди чужого лета.
Отчуждена от возлияний
бедняжка наша Лизавета.

Нельзя зелья ей, кружки пива
не разрешают Лизавете.
О, господи, совсем тоскливо
ей стало жить на белом свете.

Ах, Лиза с папиросой, Лизавета!
Не хнычь, подружка, коль грешишь.
Смешное наказанье это —
закуска есть, а выпить шиш!

ТРИ СТИХОТВОРЕНИЯ О ПОДАРКАХ

*

Ты принесла эти цветы и салат, и
серебряную астраханскую воблу, и
редиску, и картошку вологодскую.
А потом мы купили уксус, сметану, а
за подсолнечным маслом ты пошла к подруге.
Все съедено, все промчалось и станция
дня рождения уже далеко...
Но в товарном вагоне моего дома
еще качаются на столе цветы.
Их нежный карминовый цвет просит
плакать, хотя они нарядно веселые
и даже лукавы чуть-чуть.

*

Твой подарок, твоя кукла с голубым лицом
отвернулась от меня.
Брови тонкие надменно тянет к потолку
и брезгливо кривит губки.
Ну, откуда она знает, что записки нет сегодня
в твоем ящике почтовом?

*

Костлявый черный зонт просторно сушится в углу.
Всем странно-зябко в первых числах мая.
День сумрачный, с чужими голосами за окном
я прожил вольно, растерянно и грустно.
Нас навещали с мамой, но была на лицах непогода.
Не связанное пьянкой время было достоверно
и чокались часы друг с другом рюмками пустыми.
И все во мне меня толкало острыми локтями.
К двенадцати устали все и я.
Без рук твоих колокола молчали,
не плыли облака, не расходилась ночь.
И вот сегодня тот же дождь, и зонт опять смешно
грозит когтями как мышь летучая из Брэма.
Я тетушке письмо пишу, жгу желчью телевизор,
немного зябну, чувствую тебя, ласкаю скрипочку
которую тебе в подарок строил, курю прокисший
«Беломор», решаю милую проблему встречи, и вот
сейчас пишу про настроенье.

* * *

Купались, упрекая взгляды,
хрустели булкой, пили чай,
ругались матом невзначай,
меняли перед зеркалом наряды.

Мазнули скулы шеколадкой,
небрежно повязали шарф,
надели шубу времени Пиаф
с огромною заплатой на подкладке.

Надменно повели плечом на человека
и топнув ножкой наконец,
сказали: Эй, пошли, подлец,
я покажу тебе Тулуз-Лотрека.

Назад Вперед
Содержание Комментарии
Алфавитный указатель авторов Хронологический указатель авторов

© Тексты — Авторы.
© Составление — Г.В. Сапгир, 1997; И. Ахметьев, 1999—2016.
© Комментарии — И. Ахметьев, 1999—2019.
© Электронная публикация — РВБ, 1999–2019. Версия 3.0 от 21 августа 2019 г.