РВБ: Неофициальная поэзия. Версия 2.99s от 23 ноября 2008 г.

ПОЛИНА СЛУЦКИНА

 

УБОГИЕ

1

Дурочкой я чтой-то уродилась
дурочкой с большою головою
вижу живут люди потихоньку
цепляются люди друг за дружку
только я ни за кого не цепляюсь
ни ходить ни бегать не умею
цельный день одинешенька — одна я
и живу у мамки за горбом
Точно куль с мукой меня носит
да судьбу свою проклинает
подбираю я крошки губами
заливаюсь горючими слезами
зачинаю я Боженьке молиться
говорю ему я Боженька родимый
окажи своей рабе такую милость
прибавь силы в мое хилое тело
чтоб головка набок не клонилась
чтобы шейка тонкая не гнулась
Только Боженька от меня отвернулся
и ни видеть ни слышать не хочет
и взглянуть-то на меня ему противно
вот ведь уродилась я такою
дурочкой с большою головою

2

      Христа ради
      подайте убогой
      милости
Подойди сударик поближе
глянь совсем пуста моя котомка
подойди к убогой не побрезгуй
и оставь у меня на подоле
искорку от твоего пожара
твоей радости жаркие уголья
лепесток от твоей улыбки
сладкую маковку поцелуя
говоришь что такую-то малость
и в кладовой у себя не отыщешь
небогато знать сударь мой живете
ты повыверни-ка сударь карманы
может денежка где завалялась
подари ее страннице убогой
загляну я сегодня в лавчонку
побренчу монетками в котомке
поклонюсь там малому
Голубчик
а отвесь-ка мне на полтину
счастья

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ

Среди оборотней слов
я нашла тяжелый горький камешек
с острыми краями
я пью твою нежность
                    а он
царапает мне язык
но когда ты скажешь не до свиданья
                                   а прощай
и повернешься
              чтобы уйти навсегда
я выплюну его тебе в спину
Катись

 

* * *

мои химеры оставляют меня
бегут как крысы с тонущего корабля
расходятся разочарованные узнав
что апельсинов больше не подвезут
с облегчением хлопают дверью
засидевшись у скучных родственников
внутри меня пусто и зябко
как в брошенной старой цистерне но
плотная оболочка скрывает мою пустоту
от посторонних глаз

 

СЧАСТЬЕ И ВЕЧНОСТЬ

Окончены скитания
тела и души
Счастье сковало меня
превратило в оцепенелую
               нарумяненную мумию
вознесенную над толпой
медленно плывущую в вечность
в вязком ладане
                твоей любви

 

ТЕЛКА

Ты настигаешь меня
свистящей плетью
                 телефонного звонка
священной хозяйской плетью
как зазевавшуюся
            приотставшую телку
ласковую и покорную
бредущую
         Бог знает куда

 

* * *

в голых стенах было
что-то первозданное как в пещере
и он стал наводить уют
чтобы из пещеры не хотелось бежать
на свежий воздух
он заставил стены книгами
уютными разноцветными кирпичиками и
выходил из комнаты редко-редко
потом он заложил книгами окно задохнулся и умер

 

СЛЕДЫ

я утопала в глубоком снегу
я месила босыми ногами шелковую дорожную пыль
я прокладывала каблуками вязкий горячий асфальт
но ни разу мне не удавалось
оставить такие нежные трогательные следы
как крошечной мышке в опустевшем дачном поселке
на ровной поверхности пушистого снега
как ритмичны были маленькие ямки
                            оставленные ее лапками
и как гармонически строго тянулась полоска
проложенная ее хвостиком
как безупречны
               были ее восьмерки и петли
и как категоричен
                  поворот обратно
о маленькая мышка
ты талантливее меня во сто крат
твои следы укор мне
грациозное ненавязчивое напоминание
о недостижимом и непостижимом совершенстве

 

* * *

я перечитываю подчеркнутую мною строчку
через двадцать лет
и недоуменный знак вопроса
по-прежнему беспокоит и тревожит
прожитые годы как глубокий колодец
куда и заглянуть-то страшно
я выбралась выкарабкалась из них
постаревшая но живая
но иногда как-то странно тянет
                               назад
                                     в глубину

 

© Тексты — Авторы.
© Составление — Г.В. Сапгир, 1997; И. Ахметьев, 1999—2016.
© Комментарии — И. Ахметьев, 1999—2019.
© Электронная публикация — РВБ, 1999—2019.
РВБ