III. Тряпичкины-очевидцы
(Стр. 212)

Впервые — ОЗ, 1877, № 8 (вып. в свет 23 августа), стр. 532—570. Подпись: Н. Щедрин.

Сохранились два фрагмента черновой рукописи: «Не видно ни пармезанов, ни анчоусов <...> Скольких драгоценных и поистине умилительных картин мы лишаемся случая быть свидетелями» и «Да, печальна участь русского корреспондента! <...> вместо Чебоксар возвратиться в Васильсурск!». Отличия этих фрагментов от соответствующих мест печатного текста (стр. 216—221 и 231—242) незначительны. При подготовке рукописи к печати из журнального текста было удалено упоминание в главе «Васильсурск» об А. Ф. Головачеве в качестве малоазиатского корреспондента «Северного вестника», а также о цензурном ведомстве.

В первом отдельном издании (1878) Салтыков произвел ряд изменений в тексте очерка. В частности, было снято (стр. 219, абзац «По рассказам...») подстрочное примечание к фразе «А сверх того <...> дадут солидный урок»:

Мы тоже в этом вполне уверены. Недавно мы имели случай быть свидетелями, как один из тверских либералов сравнивал генерала Черняева с генералом Гарибальди: это — уже несомненное доказательство, что путь заблуждений покинут навсегда. Примеч. редакции газеты «Краса Демидрона».

Кроме того, в издании 1878 г. Салтыков ввел в очерк следующие дополнения:

Стр. 212—213. Да, надо сознаться <...> аресты, приостановки и проч.

Стр. 219. В абзаце «Рыбинск...»:

укрывшиеся после разгрома известного 1862 года <...> решить не берусь, но

Стр. 222. В абзаце «Я объяснил...»:

потому что существует еще седьмая великая держава <...> прекращает их деятельность по усмотрению.

671

Стр. 243. В абзаце «Однако он усомнился...»:

но не прелюбодейственного.

Эти дополнения свидетельствуют о том, что при подготовке текста отдельного издания Салтыков усилил обличительное звучание очерка, коснувшись главным образом цензурной политики самодержавия.

В дальнейшем текст очерка изменениям не подвергался.

В настоящем томе очерк печатается по тексту издания 1885 г. с восстановлением по рукописи упоминания «цензурное ведомство» (стр. 219, абзац «Рыбинск...»), замененном в журнале безличным «кто-нибудь» (в отдельных изданиях: «кто-либо»).

Во время русско-турецкой войны в действующую армию были впервые допущены специальные корреспонденты русских и иностранных газет. Получать корреспонденции непосредственно с места военных действий стремилась каждая мало-мальски значительная газета. Иметь своего корреспондента значило увеличить число подписчиков, добиться большей популярности. Несомненно, наличие таких корреспондентов улучшило информацию о ходе войны. Однако в целом газетная пресса, освещавшая военные события, давала пеструю и разноречивую картину действительного положения вещей. Буржуазно-либеральная и реакционная печать отличалась беспринципностью и угодливостью перед правящими кругами, соответственным был и облик значительной части корреспондентов. Салтыков, превосходно зная текущую газетную прессу и искусно использовав лишь намеченную Гоголем в «Ревизоре» эпизодическую фигуру мелкого петербургского литератора, приятеля Хлестакова, дал в очерке «Тряпичкины-очевидцы» собирательный образ газетчика, отправившегося на театр военных действий, но так до него и не добравшегося.

Уже в современных откликах на очерк делались попытки указать реальные источники очерка, в частности, прототипы корреспондентов Подхалимовых 1-го и 2-го. Действительно, Салтыков мог иметь в виду вполне конкретный материал. На страницах «С.-Петербургских ведомостей» длительное время печатались корреспонденции П. Трофимова «С дороги на Дунай». Эти корреспонденции так затянулись, что автор их был вынужден дать в конце концов специальное объяснение читателям: «Думаю, что это мое последнее письмо с дороги, рассчитываю очень скоро быть в действующей армии и тогда начну мой дневник специального корреспондента, который буду отсылать при первой возможности»1. Сама эта корреспонденция, помеченная «Из Букарешта, 20 августа», повествует... о Петербурге! «Причина же заключалась в том, — сообщает автор, — что необходимо было мое присутствие в Петербурге, и я, проехав в оба конца более 5000 верст, посмотрел в Ботаническом саду на распустившуюся Victoria regia, прозяб дня четыре в Северной Пальмире и опять вернулся в благодатный климат Румынии...» Все это во многом перекликается с содержанием


1 «Санкт-Петербургские ведомости», 1877, № 239, 30 августа (11 сентября).

672

«дневника» Подхалимова 1-го. Недаром «С.-Петербургские ведомости» особенно запальчиво отвечали на очерк о «Тряпичкиных-очевидцах»: «Может быть, имеются такие корреспонденты, которых описывает Щедрин; но мы, по крайней мере, о таких не слыхали, и вообще не наши корреспонденты виноваты, что они доставляют сведения несвоевременно, а виноваты те же обстоятельства (намек на цензуру. — Н. С.), которые из почтенного сатирика делают карикатуриста и пасквилянта»1. Можно полагать, что именно эту газету имел в виду рецензент «Новостей», когда писал о «Тряпичкиных-очевидцах»: «Краса Демидрона» является «весьма прозрачным псевдонимом одного очень распространенного органа...»2 В самом очерке Салтыкова упоминаются также Вас. Ив. Немирович-Данченко, бывший корреспондентом ряда газет, и — в черновой рукописи — А. Ф. Головачев — корреспондент «Северного вестника».

Несмотря на фельетонный и шаржированный характер «корреспонденции» Подхалимова, в них затронуты серьезные вопросы, связанные с настроением русского общества во время русско-турецкой войны. Таковы страницы, посвященные самодуру-купцу, рассуждения священника Николая, картины, характеризующие положение народа.

Очерк «Тряпичкины-очевидцы» вызвал большое количество откликов. Одни органы печати спешили отвести удар от себя, другие — пытались оспорить нарисованную сатириком картину. С пространной рецензией на страницах «Нового времени» выступил В. Буренин. Отношение Салтыкова к «Новому времени» в этот период было уже резко отрицательное (см. прим. к стр. 68). Позиция писателя вряд ли была секретом для Суворина и Буренина, сатира о Тряпичкиных метила и в руководителей «Нового времени». В этих условиях они сочли за лучшее присоединиться к похвалам сатирику. Его очерк Буренин назвал «выдающейся вещью» и не согласился с А. М. Скабичевским, который полагал, что Щедрин «дал промаха»3. Писатель, заявляет рецензент «Нового времени», «прямо попал в цель, обобщив свою сатиру и тем придав ей настоящий вес и серьезное значение, при всей забавности и шаловливости ее формы. Сатирический фельетон даровитого автора направлен вовсе не на корреспондентов с театра войны — его сатирическое значение гораздо шире, — он рассматривает вообще то положение русской прессы и даже, если хотите, русского общества, в каком оно находится по отношению к событиям борьбы на Востоке...»4. В подтверждение своей мысли рецензент приводит рассуждения священника («Духом мы высоко парим, но немощная плоть паренью нашему немало препон представляет»), характеристику «кутузки»,


1 П. <П. Усов?>, «Литературное обозрение». — «Санкт-Петербургские ведомости», 1877, № 243, 3 (15) сентября.

2 <Без подписи>, Тряпичкины-очевидцы. — «Новости», 1877, № 223, 26 августа.

3 «Биржевые ведомости», 1877, № 211, 26 августа.

4 В. Буренин, Новый сатирический фельетон. — «Новое время», 1877, № 543, 2 сентября.

673

суждения купца, «жертвующего» на славян из общественных сумм. В упоминавшейся статье М. Песковского (в связи с очерком «На досуге») новая сатира Щедрина используется для характеристики всей реакционной прессы: «Это воинственно-охранительная печать, это клика беспардонных шовинистов, извращающих и развращающих общественное внимание и понимание»1. К этой прессе критик относит и «Новое время». Корреспонденции самого Буренина он характеризует как «одно из проявлений литературного молчалинства...»2. Весьма расширенно истолковывает очерк Салтыкова и С. А. Венгеров, выступавший тогда на страницах «Русского мира». «Предмет сатиры, — пишет он, — общая физиономия журналистики... схваченная с самой невыгодной ее стороны — именно, со стороны навязчивого стремления сойти в толпу, захватить улицу, овладеть погребными и полпивными...»3 Положительную рецензию (без подписи) поместил «Сын отечества». «...В очерке г. Щедрина, — пишет рецензент, — юмора много, а жизненной правды еще больше. Здесь газетный дух, здесь газетным духом пахнет. Разве не узнаете наших «корреспондентов», способных дать Хлестакову сорок очков вперед?»4 Рецензент «Современных известий» Г. А. Ларош указывает на особенности формы сатиры Салтыкова: «Как и всегда, форма этой сатиры страшно преувеличена. Щедрин <...> нисколько не заботится о правдоподобности и относительной верности, которые он выставляет на сцену. Он старается главным образом схватить смысл специального явления и выяснить причины, от которых оно произошло»5. Положительно отозвались об очерке, обращая внимание на различные моменты его содержания, «Новороссийский телеграф» (1877, №№ 769, 811, 8 сентября и 30 октября), «Вечерняя почта» (1877, № 61, 1 сентября), «Северный вестник» (1877, № 128, 6 сентября).

Ряд органов печати вступил с Салтыковым в полемику. Как упоминалось выше, Скабичевский (псевдоним — «Заурядный читатель») считал, что «выстрел попал в двух-трех паршивеньких воробышков, а коршуны остались сидеть на дереве...». В конце отзыва критик уточняет, кого он имел в виду: «Что же касается до корреспондентов больших газет, до всех этих гг. Бурениных, Каразиных, Немировичей-Данченко и tutti quanti, представляющих безобразнейшую амальгаму чичиковщины, хлестаковщины, ноздревщины и маниловщины, то все эти господа остаются в стороне...»6 Эту оценку подхватил, не ссылаясь на источник, «Кронштадтский вестник»7. Недоброжелательно отозвался об очерке В. П. Чуйко:


1 «Русское обозрение», 1877, № 15, стр. 12.

2 Там же, стр. 14.

3 W. <С. А. Венгеров>, Тряпичкины-очевидцы. Сатирический очерк г. Щедрина. — «Русский мир», 1877, № 245, 9 сентября.

4 «Сын отечества», 1877, № 204, 3 сентября.

5 «Современные известия», 1877, № 255, 16 сентября.

6 «Биржевые ведомости», 1877, № 211, 26 августа.

7 Некто из толпы <Е. П. Свешникова>, Тряпичкины-очевидцы. — «Кронштадтский вестник», 1877, № 109, 11 сентября.

674

«...очерк г. Щедрина неудачен по замыслу <...> общий тон — слишком фантастический, шутки мешают общему впечатлению...»1 Не понравилась сатира Салтыкова рецензенту газеты «Волга»: «Все это очень забавно и остроумно, но далеко не бьет в цель. В лице Подхалимовых караются здесь какие-то жалкие пропойцы без роду, без племени <...> они заслуживают скорее горького сожаления, чем сатирического смеха»2. По мнению С. И. Сычевского, сатирик впал в шарж, преувеличение: «...г. Щедрин продал право великого художника за чечевичную похлебку блестящей, но эфемерной сатиры...»3

Многочисленные, разнообразные и разноречивые отклики на очерк «Тряпичкины-очевидцы» отразили широкий читательский интерес к произведению, подчеркнули его большое общественное значение.

Стр. 212. ...на Дунай... и в Малую Азию... — Здесь говорится о двух главных театрах военных действий во время русско-турецкой войны: на Балканах, южнее и вдоль течения Дуная, и на Кавказе, вблизи и южнее русско-турецкой границы.

Главное управление по делам книгопечатания... — Речь идет о Главном управлении по делам печати при Министерстве внутренних дел, осуществлявшем руководство цензурой и надзор за типографиями, книжной торговлей и библиотеками.

...меттерниховскую пентархию... — Имеется в виду «Священный союз» пяти великих держав (России, Пруссии, Австрии, Англии, Франции), созданный в 1815 г. в результате победы над Наполеоном; большую роль в создании и в политике Священного союза играл австрийский канцлер Меттерних.

...еще покойный Ансильон (а у нас Иван Петрович Шульгин)... — Салтыков иронизирует над примитивными взглядами монархически настроенных историков, наставников будущих монархов Германии и России.

Стр. 213. ...душистым мокка — сорт кофе.

Стр. 216. ...нужно иметь перо Немировича-Данченко... — Вас. И. Немирович-Данченко, плодовитый беллетрист, во время русско-турецкой войны был корреспондентом ряда газет, затем его корреспонденции составили книгу «Год войны» (тт. I—III, СПб. 1878—1879). Эти корреспонденции, отличаясь свежестью и живостью зарисовок, страдали подчас преувеличениями и погоней за внешними эффектами, чем и обусловлено ироническое отношение к ним Салтыкова.

...ни пармезанов... ни гомаров... — Пармезан — сыр из снятого молока, употребляющийся преимущественно как приправа к макаронам; гомары — омары, вид морских раков.


1 «Новости», 1877, № 252, 28 сентября.

2 <Без подписи>, Корреспонденты газеты «Краса Демидрона». — «Волга», 1877, № 4, 4 сентября.

3 С. С. <С. И. Сычевский>, Новая сатира Щедрина. — «Одесский вестник», 1877, № 207, 25 сентября.

675

Стр. 218. ...что я содержателю вологодского буфета? что он мне? — пародирование высокопарной формы при ничтожности и банальности содержания корреспонденции Подхалимова 1-го. Ср. в «Гамлете» Шекспира об актере:

    что ему Гекуба,
Что он Гекубе, чтоб о ней рыдать?

(Акт II, сцена 2)

Стр. 219. ...остатки тверских либералов, укрывшиеся после известного разгрома 1862 года... — Имеются в виду гонения, которым подверглись представители либерального тверского дворянства за адрес (2 февраля 1862 г.), в котором было высказано недовольство Положением 19 февраля (см. прим. к очеркам «Наша общественная жизнь» в т. 6 наст. изд., стр. 594).

...занимаются молочными скопами — то есть молочным скотоводством.

Стр. 220. ...к моему амфитриону (греч.) — гостеприимному хозяину.

Стр. 221. Кутузок уже нет... — ироническое замечание по поводу преобразования полицейских органов согласно «Временным правилам» об устройстве полиции, принятым 25 декабря 1862 г.

Стр. 222. существует еще седьмая <...> держава... — Подразумевается Главное управление по делам печати и вся система цензурных ограничений, направленная против малейшего свободомыслия в литературе и печати.

Стр. 223. Настоящими ли деньгами-то платят вам? Не гуслицкими ли? — Имеются в виду фальшивые деньги, изготовлявшиеся в селениях, расположенных по р. Гуслице в Богородском и Бронницком уездах Московской губернии. П. И. Мельников (Андрей Печерский) в «Очерках поповщины» пишет: «...Гуслицы и Вохна исстари носят заслуженную ими репутацию по части делания фальшивой монеты» (П. И. Мельников (Андрей Печерский). Полн. собр. соч., т. VII, СПб., стр. 209).

Стр. 224. Отчего наш рубль, теперича, шесть гривен на бирже стоит? — Денежное обращение России было расстроено уже в результате Крымской войны. «Во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. правительство выпускало в обращение значительное количество кредитных билетов, вследствие чего курс кредитного рубля сильно упал. В 1879 г. он равнялся 63 коп. золотом» («История СССР», Первая серия, т. V, «Наука», М. 1968, стр. 143).

Стр. 226. ...завести общественные кассы... — Имеются в виду городские общественные банки, получившие широкое развитие в 70—80-х годах; в этих банках были часты случаи злоупотреблений деньгами вкладчиков (растраты, банкротства и т. д.).

Стр. 227. ...мы перешли через Дунай... — Основная переправа русских войск через Дунай была совершена 27 июля 1877 г. в районе Зимница — Систово; ранее, 22 июля, была осуществлена переправа на Нижнем Дунае, около Мачина.

676

Стр. 228. ...в Александрополь... (б. Гулери) — уездный город и крепость в Эриванской губернии в Закавказье.

Стр. 230. ...по случаю взятия Баязета... — Турецкая крепость Баязет была взята русскими войсками 30 апреля, однако русский гарнизон крепости в июле был осажден частями турецкой армии и лишь после двадцатитрехдневной тяжелой осады и больших потерь был освобожден эриванским отрядом 10 июля. Крепость Ардаган была взята русскими войсками 16 мая.

Стр. 232. ...с своими акколитами — так в древности назывались в римской церкви прислужники епископов и пресвитеров.

Стр. 237. Наши войска перешли за Балканы. Ура генералу Гурко! — Передовой отряд под командованием генерал-лейтенанта Гурко в результате боев 17—19 июля овладел Шипкинским горным перевалом через Балканы.

...незадолго перед тем прочитал роман Печерского «В лесах»... — Роман Мельникова (Печерского) «В лесах» первоначально публиковался в «Русском вестнике» (1871—1874), в 1875 г. вышел отдельным изданием. Далее в пародийном тоне излагаются некоторые детали повествования в романе.

...на меня напала «стрека» — овод.

Стр. 238. ...еще про покойного П. И. Якушкина рассказывали, что он целых два года ходил по Ветлуге... — Писатель-демократ, этнограф и фольклорист Якушкин начал путешествие по России с целью изучения народного творчества еще в 40-е годы. «При содействии и по указанию Киреевского он отправился путешествовать в глухой Ветлужский уезд Костромской губернии...» (В. Базанов, Павел Иванович Якушкин, Орел, 1950, стр. 9).

...наша русская Лета... — Лета — в древнегреческой мифологии река забвения, воды которой заставляли умерших забывать земные страдания.

...по календарю Суворина... — Календарь, составленный А. С. Сувориным, издавался ежегодно с 1871 г. В нем даны справочные сведения о России, ее городах, главнейших правительственных и культурных учреждениях столицы и др.; сведения о Васильсурске взяты из календаря на 1876 г.

Стр. 239. Инвалидные команды — существовали с 1796 г. для охраны внутреннего порядка в уездных городах, в 1864 г. переформированы в этапные и госпитальные команды, в 1875 г. упразднены.

Стр. 240. ...на пример малоазиатского корреспондента «Северного вестника» <...> о радушном приеме, оказанном ему кутаисским бомондом. — Имеется в виду корреспонденция А. Головачева от 22 июня 1876 г. из Кутаиси, в которой, в частности, речь идет о приемах в доме губернского предводителя князя Нестора Церетели: «Этот дом открыт для всего кутаисского общества во всякое время, и во всякое время князь и его супруга с одинаковым радушием встречают своих посетителей. Это — единственный пункт, где сходятся все партии, самые неприязненные, где непримиримые враги подают друг другу руки, играют в карты, ужинают и весело

677

разговаривают. Я имел удовольствие два или три раза быть в доме князя» («Северный вестник», 1877, № 66, 5 (17) июля).

Стр. 243. ...отправлялся под Карс-то... — Карс — турецкая крепость. В результате осады и штурма взята русскими войсками 6 (18) ноября 1877 г.

Стр. 245. ...«пленной мысли раздраженье» — из стихотворения Лермонтова «Не верь себе...» (1839).

...града неведомого взыскуем — библейское выражение (Послание к евреям, 13, 14).

«Lasciate ogni speranza» — из «Божественной комедии» Данте («Ад», III, 9).

Стр. 246. ...alea jacta est — слова Юлия Цезаря при переходе через р. Рубикон на границе Италии с Галлией.

Стр. 248. ...партесному церковному пению... — Партесный — многоголосный.


Бушмин А.С., Соколов Н.И. Комментарии: М.Е. Салтыков-Щедрин. В cреде умеренности и аккуратности. II. Отголоски. III. Тряпичкины-очевидцы // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1971. Т. 12. С. 671—678.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.