ПРИМЕЧАНИЯ

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Поэтические произведения А. Д. Кантемира при жизни автора не были изданы. Связанный служебным положением, он не мог напечатать собственные сочинения без разрешения императриц — Анны Иоанновны, а затем Елизаветы Петровны. Добиться такого разрешения Кантемиру не удалось. Отсутствие печатного издания не помешало тем не менее широкому распространению произведений сатирика. В сотнях списков сатиры Кантемира разошлись по стране и, по свидетельству Ломоносова, были «в российском народе с общей апробациею приняты» (П. Пекарский. История Академии наук в Петербурге, т. 1. 1870, стр. 37–38).

Впервые сатиры были опубликованы уже после смерти их автора, в 1749 г., в прозаическом переводе на французский язык. В 1750 г. издание это было повторено [1]. Оба французских издания были подготовлены другом Кантемира — итальянцем Октавианом Гуаско, при непосредственном содействии выдающегося французского просветителя Монтескье. В 1752 г. фон Шпилькер выпустил в Берлине вольный стихотворный перевод сатир на немецком языке. Имя Кантемира приобрело европейскую известность. Русский поэт по справедливости стал в один ряд с прославленными сатириками мира. Между тем в России сатиры Кантемира продолжали распространяться в списках.

Только в 1762 г., спустя 18 лет после кончины поэта, его сатиры и другие поэтические произведения были изданы в Петербурге «при Академии наук». Издание осуществлялось с разрешения тогдашнего президента Академии наук К Г. Разумовского на «собственный кошт» издателя И. Тауберта; редактирование было поручено поэту и переводчику И. С. Баркову. Академическое издание 1762 г. и по составу и по тексту определило печатную традицию сочинений Кантемира на целое столетие. Так, издание, вышедшее в серии «Русские классики» (Сочинения князя Антиоха Дмитриевича Кантемира, изд. Толстой, Есипов, Языков. СПб., 1836. Вышли только 4 тетради), издание А. Смирдина (Сочинения Кантемира.


[1] См. список основных изданий сочинений А. Д. Кантемира на стр. 530.

431

СПб., 1847), издание П. Перевлесского (Избранные сочинения князя Антиоха Кантемира. М., 1849) и ряд других воспроизводили текст издания 1762 г.

Так продолжалось до 1867 г., когда появилось новое издание сочинений Кантемира, подготовленное В. Я. Стоюниным под редакцией П. А. Ефремова (Сочинения, письма и избранные переводы князя Антиоха Дмитриевича Кантемира, т. 1 и 2. СПб., 1867–1868).

Первоначально В. Я. Стоюнин и П. А. Ефремов, как и все предшествующие издатели, использовали в качестве источника текста издание 1762 г., редактированное И. С. Барковым. Но затем, когда том уже был сдан в производство и набран, академик А. А. Куник, как сообщает П. А. Ефремов, нашел «превосходный по отчетливости и выправке текста список с подлинной рукописи сатир и мелких стихотворений Кантемира, сделанный при Академии наук в 1755 году, т. е. за семь лет до напечатания 1-го издания». Этот список был предоставлен в распоряжение редакторов нового издания, и те, уничтожив набор, заново, по найденному списку отпечатали содержащиеся в нем произведения.

С появлением нового издания стали явственны недостатки первого. Оказалось, что И. С. Барков весьма вольно обошелся с текстами Кантемира. П. А. Ефремов специально приложил два отпечатанных листа ранее подготовленного текста по изданию 1762 г., чтобы, как он пишет, было «нагляднее видно обращение Баркова с порученными ему для издания творениями Кантемира».

В текстологическом отношении издание П. А. Ефремова считалось одним из образцовых в XIX веке, и не без оснований. Редакторы его задались целью представить сочинения Кантемира «в том самом виде, как были им написаны», и в известной степени достигли успеха. Достоинства этого издания несомненны, особенно с исторической точки зрения, но их не следует преувеличивать. В свете требований современной текстологии оно, бесспорно, устарело. В нем имеется ряд ошибочных чтений и других упущений, не говоря уже об опечатках. Кроме того, не все источники текста, использованные издателями, можно в настоящее время признать в достаточной мере авторитетными. Позднее были обнаружены списки ряда произведений Кантемира, более точные, чем те, какие были в распоряжении В. Я. Стоюнина и П. А. Ефремова. Наконец, в настоящее время это издание не может быть признано полным по составу, ибо за его пределами остаются произведения Кантемира, найденные и опубликованные после выхода данного издания в свет (особенно должны быть здесь отмечены богатые находками разыскания Т. Глаголевой).

В дальнейшем новых изданий Кантемира не появлялось, если не считать перепечатки его стихотворных произведений в издании С. А. Венгерова «Русская поэзия» (вып. I, СПб., 1893).

В советское время Кантемир отдельно не издавался. Избранные сатиры его печатались в различных хрестоматиях по литературе XVIII века, в сборнике «Вирши», вышедшем под редакцией П. Н. Беркова в малой серии «Библиотеки поэта» (Л., 1935).

Настоящее издание является собранием избранных стихотворных произведений Кантемира. В него включены все известные нам оригинальные произведения поэта. В этом отношении оно более

432

полно представляет поэтическое наследие Кантемира, чем какое-либо из предыдущих изданий. Переводные произведения даны избранно. По сравнению с предыдущими изданиями здесь впервые воспроизводятся переводы Кантемира из Буало, перевод стихотворения Вольтера «Les deux amours» («О двух любвях»). В более полном виде публикуется текст оды «К императрице Анне в день ея рождения». В свое время Т. Глаголева напечатала отрывок оды, от 24-го до 88-го стиха. Составителю удалось найти недостающее начало и, таким образом, представить почти законченный текст этого произведения. В настоящем издании публикуется также ряд произведений, приписываемых Кантемиру. В разделе «Приложения» печатается текст пяти первых сатир в так называемой первоначальной редакции. О мотивах, по которым эта редакция воспроизводится в настоящем издании, см. ниже, на стр. 501–503. В этом же разделе помещено «Письмо Харитона Макентина к приятелю о сложении стихов русских».

Все произведения, предназначавшиеся Кантемиром для издания, снабжены примечаниями, им самим составленными. Примечания эти — не внешнее приложение к тексту, а органический элемент последнего. Как показывают данные творческой истории, Кантемир создавал свои произведения с расчетом на их последующее обязательное комментирование. Подобная установка оказывала существенное влияние на весь творческий процесс. В примечаниях раскрываются многие стороны мировоззрения и литературно-эстетической концепции Кантемира, не всегда ясно или полно выраженные в стихотворном тексте. Вместе с тем свод авторских примечаний образует один из важнейших элементов в системе литературно-тактических средств, применявшихся Кантемиром в целях защиты своей творческой позиции поэта-гражданина. Сам Кантемир подчеркивал, что примечания «к совершенному понятию моего намерения служат». Воля автора оказалась закрепленной двухсотлетней традицией печатных изданий Кантемира: примечания в них неизменно сопровождают стихотворный текст. По всем этим мотивам авторские примечания воспроизводятся в настоящем издании, но по техническим причинам они подаются не в форме подстрочных, как того требовал Кантемир («Примечания должно печатати на низу страницы, вмещая всякое примечание под стихом, к которому оно принадлежит»), а в виде общего свода, вслед за текстом произведений, к которым относятся.

При подготовке настоящего издания тексты подавляющего большинства произведений проверены по рукописным источникам — сохранившимся авторизованным спискам и наиболее исправным копиям. В тех случаях, когда рукописные источники отсутствуют, текст печатается по наиболее авторитетным публикациям, что и оговаривается в примечаниях.

Из многочисленных списков, содержащих произведения Кантемира, особо следует выделить упоминавшийся выше список, обнаруженный впервые А. А. Куником и переданный им П. А. Ефремову и В. Я. Стоюнину. Список этот раньше находился в Библиотеке Академии наук в Ленинграде (ф. 34, оп. 6, № 6), затем был передан в архив Института русской литературы (Пушкинский Дом), где и хранится ныне под шифром Р. II, оп. I, № 132. На

433

одном из чистых листов в начале книги надпись: «Списана при Академии 1755 году». Книга озаглавлена «Сатиры и другие стихотворные сочинения князя Антиоха Кантемира с историческими примечаниями».

Сборник открывается «Письмом стихотворца к приятелю»:

Государь мой!

За несколько лет пред сим вы требовали от меня ведать, упражняюсь ли я еще в сочинении стихов, и, буде какие вновь сочинил, желали, чтоб я оные к вам переслал. Истинно в то время я вам ответствовал, что, вступая в новую должность, времени не имел к такому делу, к которому только в лишних часах прилежать позволено. Потом удалось мне три новые сатиры, несколько песней и басней и другие малые творенийцы составить; но усмотревая слог их весьма различествовать от прежних моих сочинений, которые до отъезда моего из отечества и кроме моей воли в люди вышли, принялся сии исправить. Много в том труда я положил, находя в них многие несовершенства и пороки, много в них отменил, много прибавил, больше же убавил, и могу сказать, что почти все сызнова переделал. Понеже вам, государю моему, преж сего мои сочиненийцы явились отчасти угодны, отваживаюся исправленные и новые, все в одну книжицу собранные при сем к вам отправить, больше для исправления, чем для прочитания, и «чтоб лишних моих часов употребление вам было известно». Впрочем, неотменно пребываю

Ваш, государя моего,
покорный слуга * * *

Из Парижа 1743
Марта

P. S. Приложенные под всяким стихом примечанийцы нужны для тех, кои в стихотворстве никакого знания не имеют, и, кроме того, к совершенному понятию моего намерения служат.

За этим «Письмом», играющим роль своеобразного предисловия, следует «Таблица содержимых в книге сей сочинений». Приведем ее полностью, чтобы получить представление о составе и композиции сборника:

I. Архиепископа Новгородского и архимандрита Кролика похвальные автору стихи.

II. Словоприношение к императрице.

III. Предисловие на сатиры.

Сатиры

I. На хулящих учения. II. На зависть и гордость дворян злонравных. III. О различии страстей человеческих. IV. О опасности сатирических сочинений. V. На человеческие злонравия вообще. VI. О истинном блаженстве. VII. О воспитании. VIII. На бесстыдную нахальчивость.

434

Песни

I. Противу безбожных. II. О надежде на бога. III. На злобного человека. IV. В похвалу наук.

Письма

I. К князю Трубецкому. II. К стихам своим.

Басни

I. Огонь и восковой болван. II. Пчельная матка и змея. III. Верблюд и лисица. IV. Ястреб, павлин и сова. V. Городская и полевая мышь. VI. Чиж и снегирь.

Эпиграммы

I. На самолюбца. II. На икону святого Петра. III. На Брута. IV. На старуху Лиду. V. О прихотливом женихе. VI. Хроностическая на коронацию Петра II. VII. К читателям сатир. VIII. На Леандра, любителя часов. IX. На гордого нового дворянина.

Происхождение списка выясняется из писем Кантемира к М. Л. Воронцову (см. Архив князя Воронцова, т. I. М., 1870, стр. 357–365). По всем данным, список этот, который мы в дальнейшем будем именовать Академическим, восходит к рукописному сборнику, составленному Кантемиром незадолго до смерти (в марте 1743 г.) и посланному Воронцову для представления Елизавете Петровне и, в случае благоприятной резолюции императрицы, для последующего издания. В свое время В. Я. Стоюнин высказал другое предположение. Он считал, что данный список имеет своим источником особую рукопись, отличавшуюся по своему составу от упомянутого выше предсмертного сборника, отправленного императрице (В. Я. Стоюнин. Князь А. Кантемир в Париже. — «Вестник Европы», 1880, т. 5, стр. 190). Однако специальное исследование этого вопроса убедило составителя настоящего издания, что предположение Стоюнина основано на недоразумении и неточных данных. К сожалению, дальнейшая судьба предсмертного сборника, посланного императрице, неясна. В письмах к Воронцову Кантемир просил, в случае если указанный сборник не будет сразу передан в Академию наук для напечатания, позволить Н. Ю. Трубецкому снять с него копию и для сохранности передать его в императорскую библиотеку. (Просьбу эту сатирик мотивировал тем обстоятельством, что другой такой исправной рукописи у него не осталось.) В этой связи остается неясным, восходит ли Академический список, изготовленный в 1755 г., непосредственно к рукописной книге, отправленной Кантемиром, или же к какой-либо копии, снятой с этой книги до 1755 г. (возможно, Н. Ю. Трубецким).

Но и в том и в другом случае ценность Академического списка совершенно исключительна. Это самый полный сборник произведений Кантемира. К тому же он является единственным списком, представляющим текст окончательной редакции сатирического цикла и других сочинений Кантемира. Некоторые произведения — три сатиры (VI, VII, VIII), песни, письма, часть басен и эпиграмм —

435

вообще известны только по этому списку.Наконец, почти идеальная исправность Академического списка делает его весьма авторитетным в текстологическом отношении и заставляет предполагать максимальную близость к тексту Кантемира. По всем этим соображениям Академический список положен в основу композиции и текста настоящего издания.

При расположении произведений составитель, следуя воле автора, стремился, по возможности, придерживаться жанрового деления, а внутри жанровых рубрик — хронологического порядка. Однако выдержать этот композиционный принцип до конца не удалось. Отступления от него оказались неизбежными в виду того, что в настоящее собрание, наряду с произведениями, вошедшими в Академический список (предсмертный сборник), включены и стихотворения, оставшиеся за его пределами. Часть из этих последних распределена в соответствии с их жанровыми особенностями по рубрикам, установленным в названном списке. Остальные произведения, не укладывающиеся в эти рубрики, объединены в раздел «Разные стихотворения».

Трудности возникли и при расположении произведений внутри рубрик. Здесь помехой для последовательного осуществления хронологического порядка прежде всего служит авторская нумерация тех произведений, которые предназначались Кантемиром для печати. Номера эти стали неотъемлемым атрибутом наименования произведений и закрепились как в издательской, так и исследовательской практике. Чтобы не вносить путаницы и не нарушать устоявшейся за два столетия нумерации, пришлось поступить следующим образом: в рубриках, выделенных автором, сначала помещаются произведения, отобранные и пронумерованные им самим, а затем — включенные в эти рубрики составителем. Первые сохраняют авторскую нумерацию, вторые даются без нумерации. Исключение делается лишь для так называемой IX сатиры, поскольку ее номерное обозначение утвердилось давно. Выдержать до конца хронологический порядок мешает и то обстоятельство, что датировка многих произведений Кантемира до сих пор точно не установлена. Ряд коррективов, внесенных при подготовке настоящего издания, не решает проблемы в целом.

В примечаниях, принадлежащих составителю, указывается первая публикация (последующие упоминаются лишь в случае, если отличаются от первой), источник, по которому печатается текст, и рукопись, по которой произведена сверка. Ранние редакции, варианты и разночтения, встречающиеся в списках произведений Кантемира, как правило, в примечаниях не приводятся. Исключение делается лишь в тех случаях, когда это имеет существенное значение в идейном или художественном отношениях.

Примечания к переводам даются суммарно к каждому автору, а для комментирования отдельных произведений используются — выборочно и в сокращении — примечания, составленные самим Кантемиром. Первоначальная редакция сатирического цикла в данном издании печатается без авторских «Изъяснений». Однако последние имеют ряд существенных отличий от автокомментариев Кантемира к окончательному тексту сатир.

436

В виду этого в примечаниях к отдельным сатирам первоначальной редакции приведены наиболее важные в идейном отношении выдержки из названных выше «Изъяснений». Остальные сведения, касающиеся сатир этого цикла, читатель найдет в примечаниях к окончательному тексту.

Время написания многих произведений указано самим Кантемиром в авторских примечаниях. Но иногда здесь требуется уточнение, что и сделано в примечаниях составителя. Там, где представлялось возможным, сделана попытка датировать и те произведения, относительно которых не сохранилось свидетельств автора. Поскольку в ряде случаев это делается впервые, пришлось в примечаниях привести соответствующую аргументацию.

Большие затруднения возникают в связи с орфографией текстов Кантемира. Известно, что в его время нормы русского правописания еще не устоялись. Сам он зачастую испытывал колебания в употреблении соответствующих грамматических форм, в написании одних и тех же слов. Кроме того, следует учесть, что значительная часть поэтического наследия Кантемира дошла до нас в списках, «преписатели» которых, несомненно, также привнесли свои собственные написания, усилив и без того значительный орфографический разнобой, царивший в текстах Кантемира. При этом сейчас абсолютно невозможно определить, какие орфографические особенности принадлежат автору и какие «преписателям». В таких условиях требовалось соблюсти максимум осторожности. Стремясь в принципе приблизить текст настоящего издания к нормам современной орфографии, составитель вместе с тем счел необходимым сохранить наиболее существенные черты правописания Кантемира. Безусловно сохраняются написания, характерные для Кантемира и связанные с требованиями рифмы или размера стихотворения. В некоторых произведениях раннего периода, в частности в стихах, обращенных к Феофану Прокоповичу, Кантемир, судя по рифмам, по-видимому, произносил букву «ять» по-украински, т. е. как «и» (так же как и Прокопович в стихах к сатирику). Однако в настоящем издании буква «ять» всюду в соответствии с современной орфографией передается буквой «е». В угловые скобки заключен текст, не принадлежащий Кантемиру.

Все повторяющиеся в тексте устаревшие слова вынесены в словарь; в примечаниях объясняются только те слова, которые в тексте употреблены в особом, нераспространенном значении или в редкой форме.

СОКРАЩЕНИЯ И НАЗВАНИЯ, ПРИНЯТЫЕ
В ПРИМЕЧАНИЯХ

Академический список — Рукописный сборник произведений Кантемира, хранящийся в архиве Института русской литературы (Пушкинский Дом) Академии наук СССР (Р. II, оп. 1, №132).

Архив Воронцова — Архив князя Воронцова, т. 1. М., 1870.

БАН — Рукописное отделение Библиотеки Академии наук СССР в Ленинграде.

БЗ — «Библиографические записки».

ГИМ — Государственный исторический музей в Москве.

437

Глаголева. Материалы — Т. Глаголева. Материалы для полного собрания сочинений кн. А. Д. Кантемира. СПб., 1906. (Первоначально: «Известия Отделения русского языка и словесности», 1906, т. 11, кн. I и II.)

ГПБ — Рукописное отделение Государственной публичной библиотеки им. M. E. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

ЖМНП — Журнал Министерства народного просвещения.

ИРЛИ — Архив Института русской литературы (Пушкинский Дом) Академии наук СССР.

Курбатовская рукопись — Отрывки из рукописного сборника с пометками, сделанными рукою Кантемира. Хранится среди автографов Кантемира в рукописном отделении Государственной публичной библиотеки им. M. E. Салтыкова-Щедрина.

Летописи (с указанием тома)-Летописи русской литературы и древности, тт. 1–5. М., 1859–1863.

Петухов. Заметки — Е. В. Петухов. Заметки о некоторых рукописях, хранящихся в библиотеке Историко-филологического института кн. Безбородко. Киев, 1895.

Родосский. Описание — А. Родосский. Описание 432-х рукописей, принадлежащих С.-Петербургской духовной академии и составляющих ее первое по времени собрание. СПб., 1894.

Ст. — стих, строка.

Стр. — страница.

Кроме того, сокращения, принятые в наименовании печатных изданий Кантемира, см. на стр. 530 в списке основных изданий его сочинений.


Гершкович З.И. Комментарии: Кантемир. Примечания // А.Д. Кантемир. Собрание стихотворений. Л.: Советский писатель, 1956. С. 431–437. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019. Версия 2.0 от от 20 января 2018 г.