13

Загл. ОДА НА СМЕРТЬ СЫНА МОЕГО

5
Соч.
Драгих мне стран порабощенье

Между
строфами
1 и 2
О музы! вас не призываю,
Мне помощь ваша не нужна:
Гласить скорбь, кою ощущаю,
Меня научит скорбь одна
520
  И лиру мне настроит томно.
Не песнь воспеть хочу огромно;
Я славы не ищу венца;
Уж лавры льстить меня престали,
Хочу смягчить мои печали,
Пролив их в нежные сердца.

17–19 Коль раны ваши растравит:
Изнеможен средь волн ревущих,
За подругов схватясь плывущих.

54–56 В объятия мои просясь.
Не будешь, мать свою лобзая
Или невинно с ней играя,

100 И кипарис в ней посадил.

102–106 К гробнице пригвожден твоей.
Светильник дня и звезды ясны,
Лампады спутницы ночей,
Меня зрят у твоей могилы.
Там жалобы мои унылы.

Между
строфами
11 и 12

Но эхи лишь одни, вселенна
Со мною, кажется, скорбит.
Поблекшим злаком покровенна
Земля являет томный вид.
Над лесом буря уж завыла.
Туман, простерший влажны крыла,
Лежавший мрак на лоне рек
Возлег на тучные лощины
И злачные луга, долины
В печально вретище облек.

В свирепом вихре север бурный
Разносит осень по земли.
Уже Олимпа свод лазурный
Седые тучи облегли;
Зефир озябший улетает,
Одежды нежны Эвр срывает
С цветов, за ним гоняясь вслед.
Убранств своих земля лишилась,
Природа с нею обнажилась
И всё в уныньи смерти ждет.

Я стадку чувствую отраду
Во общем сетованьи сем.
Воззря на мрачных туч громаду,
Разящих твердым знак дождем,
На ветр, листы с древес носящий,
На мраз, растения мертвящий,
На ток, одевшийся корой.

521
 

Я тем в печалях утешаюсь,
Что не один лишь я лишаюсь,
Что всех сражает жребий мой.

Но участь их не столь ужасна.
Хоть осень днесь мертвит цветы,
Но скоро им весна прекрасна
Отдаст все прежни красоты.
Древа вновь листьем облекутся,
Потоки из пелен прорвутся,
Всё вдруг с весною оживет,
Мое несчастье невозвратно:
Смерть сына моего обратно
Не может уж привесть на свет.

Между
строфами
13 и 14

Беды над миром непрестанно
Висят, как огустевша мгла,
В нем зло, как злато, постоянно,
А счастье бреннее стекла;
В нем свет соединен со тьмою,
О сын мой! Если б ты судьбою,
Как твой отец, был искушен,
Коль крат, плывя к брегам счастливым,
Поверяся зефирам льстивым,
Он ими в пропасть был внесен!

Когда б, как он, ты в юны леты
Всех бедствий горести вкусил,
Когда б дражайшие предметы,
Твою жизнь коим ты вручил,
Тебе внезапну изменили:
Сии любовь твою забыли,
Те верность дружбы твоея;
Толь горьку ощутя измену,
Тогда восчувствовал бы цену
Ты жизни скорбныя сея.

Возможно ль, зря коварство злое,
Ведуще правость в смертну сеть,
Порок, достоинство прямое
Хулою ищущий сотреть,
Зря стыд поправшую кичливость,
Дсржащу скиптр несправедливость,
У ног вельмож ползущу лесть,
Возможно ль, ими не гнушаясь,
От вида их не содрогаясь,
Их мерзости и злобу снесть?

Но если б ты себя противу
Их сонма явно ополчил,
Ты жизнь стяжал бы несчастливу,
Соединеньем общих сил

522
  Твои дни грызла бы их злоба;
От ней тебя ни двери гроба
Не возмогли бы защитить.
Змеею зависть ядовитой
И прах твой, в мрачной урне скрытой,
Не преставал бы шевелить.

170 Познать цель жизни моея.

В.В. Капнист. Ода на смерть сына // Капнист В.В. Избранные произведения. Л.: Советский писатель, 1973. С. 520–523. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019. Версия 2.0 от от 17 февраля 2018 г.