15

Между
строфами
5 и 6
Соч.

Мыслью зреть, делить стремлюся
Скорби друга твоего,
Но с ним встретиться боюся,
Тщетно — вживе зрю его.
В доме сем уединенном
На одре сидя плачевном,
К сердцу твой возглав он жмет,
Испуская вздох глубокий,
По ланитам скорбны токи
В горестном забвеньи льет.

Льет — и ложе орошает
Теплыми ручьями слез;
Радости воспоминает
И жестокость зрит небес.
На одре, где, страстью тая,
Сердце к сердцу прижимая,
Мила нежилась краса;
Где лилейну грудь сей Розы
Черны осеняли косы,
Смерти там лежит коса.

В сем чертоге, испещренном
Хитрою ее рукой,
В храме, дружбе посвященном,
Где приятств веселый рой
Вслед за нею вел утехи;
Где забавы, резвость, смехи
Ночь преобращали в день,
Там он в горести постылой
При лучах луны унылой
С страхом зрит свою лишь тень.

Сон смежит ли утомленны
Вежды, он драгую зрит;
Жмет в объятия влюбленны,
Но она от них бежит.
Он зовет ее, хватает;
Пробудясь, не обретает,
И... мечту познавши тут,

523
  С страхом вспять на одр валится.
Хладный пот с него катится,
Дыбом волоса встают.

Между
строфами
6 и 7
О, какой мороз ужасный
Сердце льдом его покрыл,
Как, к груди припадши страстной,
Хлад он смерти ощутил!
Как вдруг общий вопль разлился!
Мрак в глазах его сгустился.
Се бесчувствен он лежит.
Мук ему разверзлась бездна,
Но нет сил. Завеса слезна
Горестный скрывает вид.

65–70 А злодей, корыстьми гладный,
Чуждый чести, крови жадный,
Поприще вражды течет
Посреди утех несметных
И под сенью безнаветных
Дней должайший век живет?

Между
строфами
8 и 9

Истину сию печальну
Скорбный друг мой испытал.
Чтоб мету достигнуть дальну
Счастья, сколько протекал
Он путей и поприщ трудных!

Сколько стер клевет бесстудных,
Зависти, вражды препон!
Но весь труд, все встречи злыя
Для отрад жены драгия
Превозмог и сгладил он.

Се достиг; и без урона
Совести, души своей
Стал близ велелепна трона
На степе́нь отлик, честей.
Общее почтенье, веру
Приобрев, он счастья меру
Вожделенну совершил;
И ее со мздой заслуги
Нес к ногам драгой супруги;
Нес — и в гробе положил!

О преврат! Рука судьбины
Для того ли нас ведет
К верху счастья, чтоб с вершины
Сринуть в бездну злейших бед?
Сил ли выспренних забава —
Зреть, как сладкая отрава

524
  Горшей смертью нас разит?
И на то ль? Но ум строптивый!
Не ропщи: твой слух кичливый
Правды голос да внушит.

Мир сей, злу порабощенный,
Горн есть испытаний нам.
Скорбь, недуги отравленны,
Бедства — се стезя душам
Сквозь труды, боязнь, тревоги,
Сквозь печаль, лишенья многи.
Се стезя из тьмы земной,
Из сего страданий дола
Пред небесный праг престола,
Вечной блещуща зарей.

Строфа 13 О, сниди, наш друг небесный!
Луч отрады в нас пролей;
Узел нашей дружбы тесной
Укрепи еще сильней.
О, сниди, пребудь меж нами
И эфирными руками
Обойми нас, обласкай;
Отгони унылу скуку
И сносить твою разлуку
Верна друга научай.

Между строфами
13 и 14

Но, увы! суровым роком
Я от друга удален.
Во отчаяньи глубоком,
В коем днесь он погружен,
Мне нельзя с ним съединиться.
В разных мы местах томиться
Станем горестью одной.
Горесть нашу удвояет
Зла судьбина: разлучает
Нас друг с другом и с тобой.

Но судьба нас не разлучит:
Дружба нас соединит;
Жить с тобой любовь научит
И разлуку заменит.
Изваянный лик твой милый
Я поставлю над могилой,
Скрывшей прах отца, детей.
Там, сим видом привлеченна,
Снидешь друга зреть смущенна
И мелькнешь в душе моей.

525

В.В. Капнист. Ода на смерть Плениры // Капнист В.В. Избранные произведения. Л.: Советский писатель, 1973. С. 523–525. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019. Версия 2.0 от от 17 февраля 2018 г.