РВБ: XVIII век: Письма русских писателей XVIII века. Версия 1.2, 10 июня 2016 г.

 

7. Члену Собрания Академии наук
26 мая 1746

Monsieur!


Les raisons, qui me font désapprouver le discours de mr Müller1 et préférer celui de mr Delisle,2 sont suivantes.

1mo) Il ne convient pas, que dans la première séance on fasse les plaintes à un supérieur, qui se présente seulement pour prendre l’autorité, et non pas pour se charger la tête des affaires épineuses: c’est pourquoi, il est plus raisonnable de l’en féliciter uniquement et si le temps et les circonstances permettent, de lui proposer quelques légères choses à décider, afin qu’il puisse commencer l’exercice de son emploi. C’est ce qui se pratique généralement partout; et l’on trouvera fort peu d’exemples du contraire.

2do) Chacun peut sentir, que même le supérieur se flatte naturellement de voir plutôt des sentiments de joie dans ses subalternes pour la première fois à l’occasion de son bonheur, que tout d’un coup d’être informé par eux de leurs malheurs: car c’est par cet endroit, que sa charge lui paraîtra pénible et rébutante au lieu qu’elle doit lui paraître honorable, facile et grande.

3tio) Bien loin de pouvoir le prévenir par là en faveur des académiciens, il est plus vraisemblable de croire qu’il en aurait une idée désavantageuse, parce que leurs plaintes subites les expose-i aient aux yeux du président comme des importuns incommodes, qui ne savent s’y prendre à temps.

4to) Comme dans un événement pareil, le discours pourrait être Publique, tout le monde s’attendrait, de la part des académiciens, a quelque chose de grave et de brillant: au contraire, on s’exposerait a la risée du public par des accents plaintifs qui sont hors de saison.

Je consens, que dans un discours on lui doit insinuer quelque chose, et lui faire entrevoir les difficultés qui lui sont réservées tesoudre: mais tout cela pourtant en des termes généraux, prenant bien garde, que la douce idée qu’il se forme encore, ne se <soit> changée en l’idée de quelque déplaisir. C’est ce que le discours

51

de mr Delisle a mieux touché et c’est ce qui me le fait goûter plutôt, que celui de mr Müller: car enfin, on ne sait pas même, si le discours de mr Müller est un discours, ou bien une requête présentée à son excellence de la part des académiciens.

Au reste, je suis avec la considération la plus parfaite, monsieur, votre très humble et très obéissant serviteur,

B. Trediakowski.
Le 26 de mai, 1746


Перевод:


Милостивый государь!


Причины, которые заставляют меня не одобрять речь г-на Миллера1 и предпочитать ей речь г-на Делиля,2 следующие:

1) Не подобает на первом заседании жаловаться вышестоящему лицу, которое является лишь для того, чтобы вступить в свои права, а не обременять себя затруднительными делами. Поэтому разумнее только поздравить его и, если время и обстоятельства позволят, предложить ему несколько простых вопросов, дабы он мог приступить к исполнению своих обязанностей. Так это обычно делается везде, и можно найти немного примеров противоположного.

2) Каждый может понять, что вышестоящему лицу при первой встрече с подчиненными естественно скорее льстит проявление радости по поводу его удачи, нежели их неожиданное сообщение о собственных горестях; ибо в этом случае должность его покажется ему тягостной и отвратительной, вместо того чтобы казаться почетной, легкой и высокой.

3) Таким образом мы отнюдь не расположим его в пользу академиков, более вероятно, что у него создастся о них невыгодное мнение, потому что неожиданные жалобы представят их в глазах президента несносными докучниками, не умеющими что-либо вовремя предпринять.

4) Поскольку в подобных обстоятельствах речь может быть публичной, все будут ожидать от академиков чего-то значительного и блестящего; а вместо того благодаря этим совершенно неуместным жалобным стонам можно сделаться всеобщим посмешищем.

Я согласен с тем, что в речи нужно ему кое на что намекнуть и дать ему какое-то представление о трудностях, которые ему придется решать, однако все это лишь в общих словах, остерегаясь, чтобы приятное впечатление, которое у него все еще существует, не обратилось в неприятное. Именно это удачнее получилось в речи г-на Делиля, и именно это позволяет предпочесть ее речи г-на Миллера, ибо неизвестно, является ля в конечном счете речь г-на Миллера речью или прошением, представленным его превосходительству от имени академиков.

Впрочем с глубочайшим уважением пребываю, милостивый государь, ваш нижайший и покорнейший слуга

В. Тредиаковский.
26 мая 1746.
Тредиаковский B.К. Письмо члену Собрания Академии наук, 26 мая 1746 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 51—52.
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ