Обнаружен блокировщик рекламы! Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Мы обрнаружили, что вы используете AdBlock Plus или иное программное обеспечение для блокировки рекламы, которое препятствует полной загрузке страницы. 

Пожалуйста, примите во внимание, что реклама — единственный источник дохода для нашего сайта, благодаря которому мы можем его поддерживать и развивать. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или вовсе отключите его. 

 

×


76. Г. В. Козицкому
26 марта 1772

Милостивый государь мой, Григорий Васильевич.


Мог бы я подумати, что вы меня забыли, если бы ваш характер мне меньше известен был. А я к вам не писал за болезнию, и чтобы из зараженного города ни к кому не писать, я себе уставил закон. Болен я осьмой месяц и неоднократно приготовлялся ко гробу; однако ныне получил уже надежду, что ежели не обновятся разные и многочисленные мои болезни, выздороветь; однако исключая 4 месяца жесточайшей моей немощи, писал я столько, сколько я никогда не писывал по размеру времени. Трагедия и две прозаические комедии будут у меня, может быть, окончены к празднику. Со старыми псалмами, которых число 20, готово у меня много псалмов, и столько я выбрать намерен был, а именно 75, то есть целая половина Псалтыри. Я уверен, что мои псалмы не по-Ломоносовски сделаны. 20 новых эклог, и лучше почти все всех старых, и еще кое-что.1 Да то беда, что переписати некому; был один из Иконоспасского монастыря студент к тому способен, да и тот в попы поставлен. Желал бы я того, чтобы государыне о моих трудах известно было. А я бы, конечно, на театр после праздника пиесы прислал; но копировать сам я не стану, а другого, кроме себя, копииста я в Москве

147

всеконечно не сыщу. Да и пера мне очинить некому, а стихотворцу это ремесло не столько потребно, сколько грамота, хотя и в ней больше нужды нет, и похвальнее, не зная грамоте, быти стихотворцем; ибо и в древней Греции едакой диковинки не бывало. Еллины премудрости ищут, а мы стихи и без премудрости писать умеем. Письмо к государыне писано о театре. Содержатель, обокрав Москву и обезобразив мои драмы, деньги все промотав и не жалея ради прибытка и здоровья своего, в недавном времени, уморив жену, и сам за нею в Пургаторию последовал.2 Так, дабы театр лучше быть мог, о том к е. в. писано. Супруге вашей и H. H. Мотонису и его супруге мое почтение: я не говорю, нижайшее, но высочайшее. Я жду от вас дружеского и хорошего ответа и намерен быти во всю мою жизнь вашего высокородия милостив<ого> м<оего> государя покорный и верный слуга

А. Сумароков.

NB. О копиисте формально я больше и не прошу; сказываю только я к изданию мою остановку и почти невозможность; следовательно, и отказа не жду, а что с перепискою делать, не знаю.

26 марта 1772, Москва.

NB. Я милостию божескою и моим сбережением свой дом сохранил; и хотя мой околоток вкруг почти больше всех мест пострадал, а у меня более пятидесяти в доме человек живы все. Конечно, по сие время язва до стихов была не охотница, но я желаю, чтобы эта гостья и никогда ко мне не пожаловала.


Сумароков А.П. Письмо Г. В. Козицкому, 26 марта 1772 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 147—148.
© Электронная публикация — РВБ, 2007—2019. Версия 2.0 от 14 октября 2019 г.