Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


50
25 декабря 1777

Милостивый государь батюшка! Никита Артемонович!


Имею честь всеусерднейше вас с сегоднишним праздником поздравить. Я нынче разговляюсь у дядюшки, который завтра поедет в Новгород и пробудет, я думаю, до крещенья. Нижайшее приношу благодарение за письмо, мною вчера полученное от 18 декабря. Зоричев секретарь, г. Гизелевский, 1 уверяет меня, что он ему еще доложит и избирает время. У князя Козловского буду я конечно... Я не могу себя приневолить умолчать, что я нынешнюю неделю был на трех спектаклях у Бакунина, которые заслуживали быть видимы. Я не знаю, буду ли я иметь столько истинных удовольствий на святках. По крайней мере, уж я лишен того, чтоб видеть вас и сестрицу. Я нынче часто бываю у Анны Андреевны и думаю это сказать в свой авантаж. Все мне предсказывает, что я скоро поеду в Тверь: внутреннее мое удовольствие опять возвращается, как с начала моего здесь пребывания. Ничто не может сравниться с горячностью моих желаний вас увидеть здоровых и благополучных. Я пребываю навсегда, целую ваши родительские руки, милостивый государь батюшка, ваш нижайший сын и слуга

Михайло Муравьев.
1777 г. дек. 25 дня. С. Петерб.

Матушка сестрица Федосья Никитишна! Ты много потеряла, что не получишь письма от меня в то время, как я вышел из представления «Колонии», прекрасной «Колонии». Я мало скажу, что был обволхвован, j’étais divinisé. Que la vertu a reçu d’attraits

331

pour moi! Qu’elle est belle...* Это все вздор, что я тебе напишу. Je réserve les détails pour le tête-à-tête. Maman! Je t’aime de tout mon coeur, je baise tes petites pattes. Adieu.**

Государю моему и любезному другу Николаю Федоровичу посылаю я поклон из самых выразительных. О, как я жалею, что он существа своего только половину чувствует: он не видал «Колонии». Он не слыхал Марии Алексеевны поющей: «je pars au désespoir, pour ne te plus voir».*** Однако он обещал ко мне писать.



Перевод:


* я был на небесах. Сколь прелестна добродетель для меня! Как прекрасна!..

** Я сохраню подробности до встречи. Маминька! Я тебя люблю от всего сердца. Я целую твои ручки. Прощай.

*** «я удаляюсь в отчаянии, чтобы больше никогда тебя не увидеть».


Муравьев М.Н. Письма отцу и сестре, 25 декабря 1777 г. // Письма русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1980. С. 331—332.
© Электронная публикация — РВБ, 2007—2019. Версия 2.0 от 14 октября 2019 г.