Г. Р. ДЕРЖАВИН

Память другу

Сочинено в С.-Петербурге в 1804 году;
напечатано в издании 1808 года.

Воздвигнув из земли громады
И зодчества блестя челом.

Ода сия написана по случаю кончины тайного советника Николая Александровича Львова, истинного друга автору. Сей человек принадлежал к отличным и немногим людям, потому что одарен был решительною чувствительностью к той изящности, которая, с быстротою молнии наполняя сладостно сердце, объясняется часто слезою, похищая слово. С сим редким и для многих непонятным чувством он был исполнен ума и знаний, любил науки и художества и отличался тонким и возвышенным вкусом, по которому никакой недостаток и никакое превосходство в художественном или словесном произведении укрыться от него не могло. Люди, словесностью, разными художествами и даже мастерствами занимавшиеся, часто прибегали к нему на совещания и часто приговор его превращали себе в закон. По части архитектурной он известен многими зданиями, по высочайшей воле построенными. Известны церковь Борисоглебского монастыря в Торжке и другие. Где надобен был сад, загородный роскошный домик, где надобен был великолепный праздник, знатный дом, иногда театральный балет, иногда значительная какая-либо декорация, там гений его обращал все в чудесную прелесть. По части хозяйственной в государственном отношении он открыл в значительном количестве каменный земляной уголь в России, могущий заменить привозимый к нам из Англии, но разработка оного надлежащего успеха не имела. Он ввел землебитное строение, которого образец доныне существует в Гатчине, изобрел воздушные камины и другие домашние удобности.

С кем вторя, он Добрыню пел,
Меж завтреней и меж обедней,
Взмахнув крыла, в свирель гремел.

Он особенно любил русское стихотворство, сам писал стихи тем метром, какой существует в наших простонародных песнях, сочинил отрывок небольшой поэмы, под именем «Добрыня» и в сем творении своем неподражаем. Стихи сии были напечатаны в «Русском вестнике» в Москве. Время между завтрени и обедни

364

назначено для того, что по нашим преданиям древние богатыри употребляли время сие на совершение чудесных своих подвигов. Известно, что Илья Муромец между завтрени и обедни приехал из Владимира в Киев.

Изящным, легким дарованьем
Теките, Музы! вслед его.

Ни в каком его творении никогда выработки видно не было. Казалось, сами музы рукой его водили. В кругу его друзей доныне существуют некоторые из его сочинений: «Путешествие на Дудорову гору» в стихах и прозе во вкусе известного «Путешествия Шапеля и Бамошона», «Парисов суд», стихи для оперы «Сильф» и проч. Сам автор не иначе вырабатывал свои стихи, как по его дружеским советам.

Фивейски молньи и перуны
Росой тиисской упоять.

То есть фивского певца Пиндара песни умягчать тиисским или анакреонтическим тоном. Николай Александрович Львов переложил на русский язык стихи Анакреона по буквальному переводу с подлинника одной духовной особы, известной ученостью и знаниями и именно Евгения, Таврического архиепископа, который перевел Вергилия на греческий язык и известен многими учеными сочинениями. Буквальный перевод Анакреона в стихах был напечатан и остался ныне у немногих.

Кто памятник над мной поставит и пр.

Львов, будучи гораздо моложе автора и обещая в одном к нему письме соорудить памятник, сам скончался прежде автора.

Уж слезы Лизы и супруги и проч.

Львов оставил по себе супругу, двух сынов и трех дочерей, из коих старшая была Елизавета.


Г.Р. Державин. Память другу // Львов Н.А. Избранные сочинения. Кёльн; Веймар; Вена: Бёлау-Ферлаг; СПб.: Пушкинский Дом; Рус. христиан. гум. ин-т; Изд-во «Акрополь», 1994. С. 363–364.
© Электронная публикация — РВБ, 2004—2019. Версия 2.0 от от 9 ноября 2018 г.