РВБ: XVIII век: Поэты 1790-1810-х годов. Версия 1.1, 11 июля 2016 г.

 

216. «Улей», 1812, ч. 3, с. 277 (др. ред.), с правкой и дополнениями В. Г. Анастасевича; РБ, 1915, № 6, с. 59. Печ. по автографу ГПБ. Поводом для написания стихотворения явился выход книги «О условиях помещиков с крестьянами. Сочинение графа Валериана Стрешмень-Стройновского... Перевел с польского В. Анастасевич», Вильно, 1809. Книга посвящена была пропаганде идеи освобождения крепостных и превращения их в свободных арендаторов на помещичьей земле. Анастасевич в предисловии утверждал, «что желание свободы крестьянам в России <...> если бы когда-либо и вовсе исполнилось, было бы только возвращением им того блага, коим они вообще наслаждались не слишком в давние времена» (с. 2). Книга Стройновского, вышедшая в 1809 г., только в 1811 попала в руки читателей. Причиной этого было яростное сопротивление крепостников, многочисленные доносы на автора и переводчика (см.: М. А. Брискман,

856

В. Г. Анастасевич, М., 1958, с. 41). Варакин своим стихотворением выступил в защиту автора и переводчика.

Почувствуют ли те урока и т. д. — намек на французскую революцию XVIII в.

В гробах не уцелели кости и т. д. Могилы Людовика XVI и Марии-Антуанетты были уничтожены. Автограф Варакина позволяет восстановить первоначальную, значительно более острую редакцию этого места:

Что людоедов, полных злости,
В гробах не уцелели кости...

В обработанном для печати Анастасевичем варианте текст был значительно завуалирован:

Ты Клии указал уроки,
Сколь бедства были там жестоки,
Где всё превозмогала страсть
Врагов людей — страсть буйства злости,
В гробах их сокрушились кости...
И сколь тех стран плачевна часть.

(«Улей», 1812, ч. 3, с. 277)

Дальнейшие три строфы, опубликованные в «Улье», по сути дела не имеют прямого отношения к стихотворению Варакина и принадлежат Анастасевичу:

Где гнусные бездейства чада:
Надменность, наглость и корысть,
Исторгшись из заклепов ада,
Связь обществ нападают грызть,
Где в общей лествице нет к нижним
Вниманья степеням — и к ближним
Не уважается любовь,
Где целолюбия нет тени,
Но, верхней чтоб достичь ступени,
Дол обагряет братня кровь.

Ты рек, что злу тому виною,
Что губит более народ,
Чем язва, овладев страною, —
Невежество, тщеславья плод!
Оно, на случай опираясь,
Идет средь бездн, не озираясь
На тучи, бременны дождем.
Дождит... На первом скользком шаге
В ближайшем гибель ждет овраге
Слепого путника с вождем.

Ты рек и, разложив отраву,
Как мудрый врач противуяд,
Открыл в повиновеньи праву
Своей родительницы чад.
И тот, кто внял сему совету,
Уже ступил шаг первый к свету,

857

Ему содействует Закон,
К нему текут на помощь музы
Расторгнуть предрассудка узы,
Которых лишь боялся он.

Хотя под Лавровы венцы и т. д. Мысль о связи гражданской свободы и боеспособности войск, ставшая в публицистике XVIII в. общим местом, приобретала в 1811 г. особый смысл ввиду явного приближения военного столкновения с Наполеоном.

Монарх к тебе благоволит. Шум, поднятый вельможами из рядов консервативной оппозиции правительству по поводу опубликования книги Стройновского, вызвал раздражение императора (см.: М. А. Брискман, В. Г. Анастасевич, М., 1958, с. 45). Александр демонстративно назначил Стройновского сенатором и наградил его лентой. Однако «благоволение» императора, видимо, было показным: через несколько лет он был по доносу «приказом императора Александра не только без суда и следствия, но и без спроса обвиняемого позорно отставлен от службы» (ИВ, 1881, с. 339). В тексте «Улья» слова о монаршем благоволении были опущены.

Альтшуллер М.Г., Лотман Ю.М. Комментарии: И. И. Варакин. Стихи на случаи издания книги мудрым графом Стройновским «О условиях помещиков с крестьянами» // Поэты 1790-1810-х годов. Л.: Советский писатель, 1971. С. 856—858. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2007—2019. РВБ