РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

115—116. ЭЛЕГИИ

1

Мучительная страсть! престань меня терзать,
Престань прекрасную мне в память вображать.
Едва, проснувшися, глаза мои открою,—
Любезную мечту я вижу пред собою,
Вообразяся мне во весь опосле день,
Нейдет из памяти моей прелестна тень.
В уединении ль, между ль людей бываю,
Во всех местах в уме любезну вображаю.
Так день препроводя, когда ложуся спать,
Тут суетно я льщусь покой чрез сон сыскать:
Из памяти моей она не вылетает,
И сон от глаз моих, мечтаясь, отгоняет;
А сон хоть и придет, но не придет покой:
Я вижу и во сне любезну пред собой.
Равно как наяву, и сон меня терзает,
И сон несчастия мои воображает.
Жестокая судьба грозит бедами мне,
Я мучусь наяву, я мучусь и во сне.
Тотчас потом проснусь, постелю оставляю;
Но облегчения нигде не обретаю.
Воображается любезная моя,
Воображается то, как несчастлив я.
Ко облегчению я льщася суетою,
Ищу увидеться с моею дорогою;
Размучен мыслями, страдаю и грущу,
Вздыхаю и по всем местам ее ищу.
Мне скучно, где моей драгой не обретаю,
И пусто меж людей без ней я почитаю,
И ежели ее когда со мною нет,
Мне кажется тогда пустым и целый свет;
А ежели когда увижуся я с нею,
Свиданием себе отрады не имею:
Мучительней мой дух тоска начнет терзать
Конечно, мне вовек утехи не видать!
Она еще сто раз прелестнее мне зрится,
И во сто раз моя страсть больше станови́тся;
227
Почувствуя в себе сильняе нежну страсть,
Почувствую мою жесточей я напасть:
Предвижу, что мне век не будет облегченья
И не видать конца несносного мученья.
Я знаю, что мне век любви не истреблять,
И ведаю, что век счастливым не бывать:
Жестокая судьба предел сей поставляет
И впредь сугубые беды уготовляет
В какой прелютый день драгую я узнал!
Ах, суетно тебя я сча́стливым считал!
Ты мне мучителен! ты всех мне бед начало!
Тобой, несчастный день! в оковах сердце стало.
В единый час я в грудь заразу получил,
Но сим часом навек свободу погубил;
Единый час всю кровь любовью распаляет,
Но действия часа и жизнь не истребляет.
Виною рок тому, что я ее узнал,
Она виной тому, что вольность потерял.
Ах, нет! за что ее, за что я обвиняю?
Виной тому судьба, что мучусь и страдаю;
Мне рок определил по смерть мою страдать,
По смерть любить, по смерть утехи не видать;
Однако хоть и зреть еще ее не буду,
Где я ни стану жить, драгую не забуду.
Хотя счастливым мне вовек не можно быть,
Но буду век равно вздыхати и любить.

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019.
РВБ