91. Маша и Миша
Шутка

Как интересна наша Маша!
Как исстрадалася по Мише!
Но отчего же ехать к Маше
Так медлит долговязый Миша?
Быть может, занимаясь Машей,
На сахарном заводе Миша
Готовит карамельки Маше, —
Но станется и то, что Миша
Забыл о нашей бедной Маше.
И, может быть, неверный Миша
Целует уж другую Машу,
Вы знаете какую, — Миша!
Опомнись, Миша! — наша Маша
Жива лишь памятью о Мише,
А новая красотка Маша
Грызет одни конфеты Миши —
Грызет, как их грызут все Маши
В провинциях, где ныне Миша,
И в ус не дует эта Маша,
Что слаще их лобзанья Миши!
Когда, когда же к нашей Маше
Ты возвратишься, длинный Миша,
И сквозь очки увидишь Машу —
Глядящую в лорнет на Мишу?..

1830-е гг.


Изд. 1933, с. 140, по автографу Т-63 (с пропуском ст. 17). Печ. по автографу Т-63. Первоначальное загл.: «Лиза и Гриша». Датируется по содержанию. Миша (Гриша) — Григорий Александрович Римский-Корсаков (1792—1852), помещик Пензенской губернии, известный в Москве оригинал и вольнодумец, отличавшийся независимостью, умом и образованностью, приятель Пушкина, Вяземского, Д., в свое время близкий и к декабристским кругам. Маша (Лиза) — Елизавета Александровна Евреинова, пензенская помещица. О ее романе с Римским-Корсаковым Д. упоминал еще в 1831 г. в письмах к жене: «Скоро ли наша Елизавета выйдет за Корсакова? Боюсь, чтобы от этой страсти она не умерла»; «Елизавета Александровна все ли по-прежнему страдает любовью к неукротимому?» В январе 1836 г. Д. сообщал жене: «Гриша с Лизой в самом холодном отношении, или еще более чем холодном — у ней бедной даже слезы на глазах и просит, чтобы его имя даже не напоминали» (Изд. 1933, с. 277). На сахарном заводе Миша. В начале 1830-х годов Римский-Корсаков построил у себя в имении свеклосахарный завод.


Воспроизводится по изданию: Денис Давыдов. Стихотворения. — Л. : Советский писатель, 1984 (Библиотека поэта; Большая серия; Второе издание).
© Электронная публикация — РВБ, 2021. Версия 1.0 от 16 января 2021 г.