1850

<ИЗ «САНТИМЕНТАЛЬНОГО ПУТЕШЕСТВИЯ ИВАНА ЧЕРНОКНИЖНИКОВА ПО ПЕТЕРБУРГСКИМ ДАЧАМ»>

(С. 452)

Печатается по текстам первых публикаций.

Впервые опубликованы: С, 1850, № 8 (ценз. разр. — 4 авг. 1850 г.), «Смесь», в составе шуточной повести «Сантиментальное путешествие Ивана Чернокнижникова по петербургским дачам», с. 184–185 (<1> «Ферапонт овчину дубил…»), 194 (<2> «О, если б мог я шар земной…», <3> «Злодею выбиты все зубы…»), 217 (<4> Другу Копернаумову), 240–241 (<5> «Была прекраснаяпогода…»), 242–243 (<6> «Несчастный день! позорный день!»), 251 (<7> «Нет, мало места здесь возвышенной натуре…»), без подписи.

В собрание сочинений впервые включены: <1> «Ферапонт овчину дубил…», <4> Другу Копернаумову, <5> «Была прекрасная погода…», <6> «Несчастный день! позорный день!», <7> «Нет, мало места здесь возвышенной натуре…» — ПССт 1927, раздел «Стихотворения, приписываемые Некрасову»; <2> «О, если б мог я шар земной…», <3> «Злодею выбиты все зубы…» — ПСС, т. I, раздел «Dubia».

Автографы не найдены.

Шуточная повесть «Сантиментальное путешествие Ивана Чернокнижникова по петербургским дачам» написана по преимуществу А. В. Дружининым; была включена (посмертно) в издание: Дружинин А. В. Собр. соч., т. VIII. СПб., 1867.

Некоторое участие в работе над этой повестью принял Некрасов, живший летом 1850 г. на даче в Парголове. М. Н. Лонгинов писал: «Справедливость требует сказать, что первые три главы „Чернокнижникова“ писаны Дружининым (особенно стихи) при деятельном сотрудничестве Н. А. Некрасова и младшего из членов нашего кружка, покойного В. А. Милютина, бывшего потом профессором Петербургского университета и кончившего жизнь в Эмсе, в июле 1855 года. Главы эти писались в Парголове, где Н. Некрасов проводил лето, а Дружинин и Милютин у него нередко гостили. Тут же помещены рассказы и шутки разных других лиц, но невозможно определить теперь, что именно принадлежит кому в первоначальном „Чернокнижникове“ (Лонгинов М. Вместо предисловия. — В кн.: Дружинин А. В. Собр. соч., т. VIII, с. XIII). К. И. Чуковский справедливо отметил неточность этих указаний Лонгинова, так как «в первых трех главах повести стихи

701

отсутствуют, они начинаются только с восьмой главы…» (ПСС, т. I, с. 632). Об участии Некрасова в работе над «Сантиментальным путешествием…» упомянул и П. П. Пекарский в рукописной заметке (см.: Боград Совр., с. 504).

В настоящем томе на правах «dubia» приводятся все стихотворения из «Сантиментального путешествия…», кроме стихотворения «Прихожу на праздник к чародею…», несомненно принадлежащего Некрасову (см. на с. 70 наст. тома), и стихотворения «Я в бурной юности моей…», Некрасову, очевидно, не принадлежащего (см. ниже, с. 706, в перечне «Стихотворения 1838–1855 гг., включавшиеся в собрания сочинений Некрасова ошибочно или без достаточной аргументации»).

<1> «ФЕРАПОНТ ОВЧИНУ ДУБИЛ»

(С. 452)

В «Сентиментальном путешествии…» эти нелепые вирши читает девятилетний мальчик Митя, который слывет «юным гением». О самих виршах присутствующие говорят словами рецензии на «Греческие стихотворения» Н. Ф. Щербины (появившейся в ОЗ, 1850, № 6): «Эти стихи <…> как бы возросшие под ясным небом Греции, убаюканные шумными всплесками зеленоводного Эгейского моря…»

Ирония направлена не только на рецензента ОЗ, но также, вероятно, и на самого Щербину (1821–1869), который, как известно, начал писать стихи еще в детстве.

<2> «О, если б мог я шар земной…»

(С. 452)

Как указано Ф. Я. Приймой в докладе на XVIII Некрасовской конференции в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР в январе 1974 г., источником этого отрывка являются строки из написанной на русском языке поэмы Т. Г. Шевченко «Тризна» (1843):

О, если б мог он шар земной
Схватить озлобленной рукой
Со всеми гадами земными,
Схватить, измять и бросить в ад!..
Он был бы счастлив, был бы рад.

В «Сантиментальном путешествии…» эти строки Шевченко не процитированы, а пародированы: они вставлены в юмористический контекст, причем комическое звучание усилено переводом речи в форму от первого лица.

<4> ДРУГУ КОПЕРНАУМОВУ

(С. 452)

Капернаум — селение в Галилее, упоминаемое в Евангелии. В середине XIX в. некоторые петербургские литераторы и художники

702

называли «капернаумами» те трактиры, в которых они любили встречаться. Отсюда фамилия Капернаумов (Копернаумов) в фельетонах А. В. Дружинина, а также фамилия портного Капернаумова в «Преступлении и наказании» Ф. М. Достоевского (см.: Альтман М. С. Из арсенала имен и прототипов литературных героев Достоевского. — В кн.: Достоевский и его время. Л., 1971, с. 209–212). Отсюда же, видимо, и фамилия Кафернаумский в романе А. И. Герцена «Кто виноват?» (ч. II, гл. 6).

Принадлежность Некрасову стихотворения «Другу Копернаумову» почти несомненна, так как оно во многом перекликается с его стихотворением «О вы, герои биллиарда…» (из фельетона «Теория бильярдной игры», 1847) об азартных игроках в биллиард, которые идут своей «стезей» «С кием в руке и с полной чашей» (см.: ПССт 1967, т. I, с. 493).

<5> «БЫЛА ПРЕКРАСНАЯ ПОГОДА…»

(С. 453)

Иль против воли ты, Мария… — реминисценция из «Полтавы» Пушкина: «Мария, бедная Мария, Краса черкасских дочерей! Не знаешь ты, какого змия Ласкаешь на груди своей».

Под гнетом страсти роковой — отзвук стиха Пушкина «Под гнетом власти роковой» («К Чаадаеву», 1818).

<6> «НЕСЧАСТНЫЙ ДЕНЬ! ПОЗОРНЫЙ ДЕНЬ!»

(С. 454)

Пародия на стихотворение А. А. Дельвига «Романс» (1820):

Прекрасный день, счастливый день!
И солнце и любовь!..

Н.А. Некрасов. <Из «Сантиментального путешествия Ивана Чернокнижникова по петербургским дачам»> (Комментарии) // Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений в 15 томах. Л.: «Наука», 1981. Т. 1. С. 701-703.
© Электронная публикация — РВБ, 2018-2020. Версия 0.1 от 10 декабря 2018 г.