230. Песня про горе добра молодца

1

Ах ты горе, горе горькое,
Где ты, горе, зародилося?!
Отчего в избе крестьянина
В темный угол приютилося?!
Не даешь ты света-волюшки,
Вяжешь крылья соколиные,
Заглушаешь во беседушке
Речи-песни соловьиные!..
Ах ты горе, горе горькое,
Ты слезами всё облитое,
Среди холода и голода
Злой тоскою перевитое;
От тебя деваться некуда,
Не поборешь тебя силою,
Не разжалобишь покорностью
И нуждою терпеливою...

2

Ой ты горюшко великое,
Разудалый добрый молодец,
Забубенная головушка,
Беззаботный, горький пьяница.
Уж на что же ты, крестьянский сын,
Полагаешься, надеешься?
На полях трава не кошена,
Борона, соха заброшена.
Все пожали рожь высокую,
На гумно свезли до осени,
Лишь твоя одна полосынька
Не пожата и не скошена.
Как у всех-то избы крытые,
Новым тесом и соломою,
Уплатили люди добрые
Все повинности крестьянские.
А твоя изба от времени
Вся сгнила и покачнулася,

386

Хлеба нет в амбаре зернышка,
Недоимки накопилися.
Уж и все-то люди добрые
Ходят в праздники нарядные,
Ты ж идешь понуря голову,
На тебе шапчонка рваная
И худой кафтан с заплатами,
Из лаптей торчат онученьки,
Все мочалами опутаны,
Да и лыком изукрашены.
Выйдешь ты на сходку пьяненький
С головой своей повинною...
Мир галдит, а ты словечушка
Им не выскажешь разумного.

3

Ах, пропала твоя волюшка,
Твоя сила непомерная,
Загубила тебя, молодца,
Любовь к милой неизменная,
Что с тобою в лето красное
В чистом поле повстречалася,
Своей ласкою приветила,
А потом и насмеялася.
До тех пор ты, добрый молодец,
Не имел тоски-заботушки,
Не пил чары зелья пьяного,
Не знал устали в работушке;
На пиру ты был почетный гость,
Дома — сам-большой работничек,
Был кормилец отца с матерью
И родной семьи помощничек;
А теперь с тобой что сталося?!
Словно сам себя пугаешься,
Как дод вечер к целовальнику
По задворкам пробираешься.

8 октября 1871

387

И. 3. Суриков и поэты-суриковцы. М.—Л.: Советский писатель, 1966. (Библиотека поэта; Большая серия; Второе издание).
© Электронная публикация — РВБ, 2022. Версия 1.0 от 7 марта 2022 г.